Олимпиада

Алексей Петухов: В Ванкувер еду. И буду побеждать

Наш лыжник-спринтер готовится к завоеванию золота на Играх-2010

  
44

Утром 26 января в Олимпийском комитете России состоялось очередное заседание Исполкома ОКР. На нем был утвержден окончательный состав олимпийской сборной команды на Игры-2010 в Ванкувере. В число участников Олимпиады попал и лыжник-спринтер Алексей Петухов.

Его имя многие болельщики узнали только год назад, когда он на Кубке мира блестящими финишными рывками раз за разом оставлял за спиной сильнейших в мире лыжников-спринтеров. На тот момент ему исполнилось 25 лет. Продолжил Петухов свои успехи на международном уровне и в нынешнем олимпийском сезоне. И заговорили любители спорта о суперталантливом лыжнике. И вот, Петухова совершенно заслуженно включили в состав олимпийской сборной России по лыжным гонкам.

А тут и еще одна радость случилась у нашего спортсмена — после новогодних праздников у Алексея родился сын. Так что и наша беседа началась с поздравлений и пожеланий.

— Спасибо, — услышал я ответ от лучшего российского лыжника-спринтера. — Парня мы назвали Иваном. Да, так уж жизнь складывается: я — мурманчанин, жена с маленьким сыном сейчас в Ижевске, а мне в эти дни приходится кататься по разным регионам России и за ее пределами. Вовсю готовлюсь к Олимпиаде.

«СП»: — Ваша жена часом не лыжница?

 — Нет, она вообще не спортсменка. Познакомились мы с ней в 2005 году в поезде, когда я с командой ехал из Ижевска. Она дипломированный специалист по английскому и французскому языкам, даже практику в течение полугода проходила в США. А потом работала и переводчиком.

«СП»: — С каким настроением едете на Олимпиаду в Ванкувер?

 — Скажу так, верю в свой успех, в победу сборной России. Иначе и на соревнования ездить не надо, если не верить в чемпионские перспективы.

«СП»: — Вы — чистый спринтер. А как насчет совмещения спринта и лыжных гонок на длинные дистанции?

 — Этот вариант мне очень интересен, тем более, я его раньше практиковал. Я был серебряным призером юниорского первенства мира на дистанции 30 километров, а 15 километров считаю очень подходящей для меня дистанцией. Но на Играх каждый должен заниматься своим делом. Тем более, что второй год у меня идет специализированная спринтерская подготовка. Более того, сейчас я чувствую в себе достаточно сил, чтобы в олимпийской эстафетной гонке «отмолотить» третий или четвертый этап коньковым ходом, может быть, даже не хуже кого-либо из россиян. Другое дело, в этом сезоне я бежал в основном спринт, и на длинных дистанциях у меня нет специфического опыта, тактических наработок. Ставить меня в Ванкувере в эстафетную команду сборной России было бы немного рискованным решением. Но после Ванкувера я хотел бы спокойно и целенаправленно побегать и с «дистанционниками». А вообще у меня есть соревновательный опыт даже на 70 километровой гонке.

«СП»: — У каждого лыжника есть свои любимые страны, в которых ему легче всего побеждать. Канада, часом в их число для вас не входит?

 — Каждый раз, попадая в незнакомую обстановку, я испытываю яркие ощущения. В составе юниорской сборной России впервые в 2002 году оказавшись за границей, получил яркие эмоции. Совсем другая атмосфера. Та же Австрия — страна с красивейшей природой. Но когда в прошлом году впервые в жизни оказался в Канаде, то снова получил ярчайшие впечатления. После Канады Европа показалась мне очень похожей на Россию. А в Канаде все другое.

Зря Россия в бытовом плане пошла по европейскому пути. Мелкогабаритные легковушки, тесные квартиры, уютные, с современным дизайном, но все-таки довольно тесные гостиничные номера — даже в хороших гостиницах. Вот сейчас, когда нам выдали экипировку, и всю эту одежду, обувь и спортивный инвентарь мы принесли в гостиничный номер, то просто негде было поставить ногу на пол.

А Канада запоминается своей широтой и размахом. Автомобили все громадные, дома просторные и не ютятся друг к другу, а стоят широко. Комнаты и санузлы в гостиницах большие. Кстати, ровно за год до Игр мы соревновались в Уистлере — будущей олимпийской столице лыж и биатлона. Приехали мы туда заблаговременно, взяли машину напрокат и объездили все окрестности. Во многих местах природа совсем еще нетронутая, безлюдные горы и леса. И даже природа — горы и равнины, ущелья кажутся просторными.

«СП»: — На олимпийских трассах покатались?

 — Конечно, прокатился. Внешне по профилю, по рельефу трасса в Уистлере напоминает лыжный стадион в Эстонии. Погода довольно быстро и кардинально меняется. Пока было сыро и туманно, ощущение, как будто ты около Мурманска. А когда стало ясно, вышло солнце, стало казаться, что нахожусь где-то в Альпах. В олимпийскую деревню тогда еще не селили, и мы жили в гостинице за 30 километров от трасс. Вот тут взятая напрокат машина и пригодилась.

«СП»: — Кстати, а как у вас обстоит дело со знанием иностранных языков? Сможете дать интервью на английском, если победите в Ванкувере?

 — Пока, к сожалению, неважно — на уровне обычного российского выпускника обычной средней школы. Так что полноценного интервью без переводчика дать не смогу. И в связи с этим, кстати, испытываю определенную неловкость и даже неудобство за границей. И контакт с соперниками по этой причине пока самый минимальный, хотя многие ребята-иностранцы очень общительные и доброжелательные. Особенно в этом плане я выделил бы итальянца Ренато Пазини. При помощи жестов и умения расположить к себе он умудряется общаться с нами даже без слов. На крупных турнирах пытаются контачить с нами шведы и норвежцы. Думаю, когда мы английский язык на бытовом уровне освоим, с иностранными лыжниками сможем дружить, и круг знакомства будет шире.

«СП»: — Скажите, а у вас не было мыслей еще и биатлоном заняться? У них, все-таки, спортивный век подольше, чем у лыжников.

 — Когда я жил в Мурманской области, тогда мой тренер привлекал меня к этому виду спорта. Раз в неделю я ездил в Мурманск и тренировался в стрельбе в тире. Но потом началась целенаправленная подготовка к ответственным лыжным соревнованиям, и стрельбу вместе с биатлоном пришлось забыть. Но я не исключаю такого варианта, что еще попробую себя в этом смежном виде спорта. Тем более, стрельба шла у меня довольно неплохо. Но об этом можно будет говорить только после Игр в Ванкувере. На которых, я надеюсь, стану чемпионом.

«СП»: — А тренером, после окончания спортивной карьеры, могли бы работать?

 — Сложный вопрос. И однозначно не могу ответить. В принципе, за долгие годы занятия спортом я научился планировать, анализировать тренировочную работу, умею общаться с юными спортсменами. Но есть несколько причин, по которым на данный момент в этой профессии мне видятся минусы. В России за этот нелегкий труд в среднем платят довольно мало, а главное, условия для работы тяжелые, причем, зачастую в этом плане от самих тренеров мало что зависит. Кроме того, я тяжело переношу длительную разлуку с семьей. Если бы эти недостатки тренерской профессии как-то минимизировать, то вполне мог бы заняться. Впрочем, моя будущая профессия будет связана со спортом. И юным лыжникам собираюсь оказывать любую помощь. Надо только на Олимпиаде победить.

«СП»: — Этого мы вам желаем от всей души и будем за вас болеть.

 — Спасибо большое! А я постараюсь стать олимпийским чемпионом в Ванкувере и порадовать наших болельщиков.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня