18+
среда, 22 февраля
Происшествия

Политика Меркель попала под грузовик

Спецслужбы ФРГ не смогли предотвратить теракт в Берлине, о котором их предупреждали

  
12127
Политика Меркель попала под грузовик
Фото: AP Photo/TASS

Вечером 19 декабря в Берлине тягач с прицепом врезался в толпу посетителей рождественского рынка. Погибли 12 человек, 48 госпитализированы.

По словам очевидцев, темный грузовик около 20:20 (22:20 мск) въехал на территорию ярмарки у Мемориальной церкви кайзера Вильгельма, в оживленном центре города. Грузовик давил людей на участке около 80 метров, переворачивал павильоны и рушил прилавки. Выезжая на соседнюю улицу, тяжелый автомобиль сбил один из павильонов и остановился. Водитель выскочил из кабины. Есть очевидцы, утверждающие, что он был в маске, потом сорвал ее и побежал вместе с группой людей.

Поначалу берлинская полиция не называла ЧП терактом, подчеркивая, что мотивы водителя грузовика не выяснены. Однако немецкое агентство DPA со ссылкой на источники в спецслужбах сразу сообщило, что произошедшее может иметь исламистский след. К полудню вторника и МВД Германии подтвердило: в Берлине произошел именно теракт.

Официальный представитель полиции Берлина Томас Нойендорф заявил, что предполагаемый злоумышленник был задержан благодаря быстро составленному фотороботу.

По данным Die Welt, водитель — 23-летний выходец из Пакистана, получивший убежище в Германии. Официально эти данные не подтверждены.

Пассажир, находившийся в кабине грузовика, погиб. Он оказался поляком, а у машины были польские номера. По данным берлинской полиции, грузовик могли украсть на стройке в Польше.

Грузовик въехал в толпу людей на рождественской ярмарке в Берлине (Фото: DPA/TASS)

Президент ФРГ Йоахим Гаук, канцлер Ангела Меркель, а также представители кабинета министров выразили соболезнования родным и близким погибших. Полноценное расследование анонсировал глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. По его словам, службы безопасности делают все, чтобы найти тех, кто причастен к трагедии.

Заметим: похожий теракт произошел 14 июля 2016 года в Ницце. Сразу после салюта в честь Дня взятия Бастилии, около 22:30 по местному времени, на Английскую набережную выехал грузовик, и стал намеренно давить людей. Он ехал зигзагами более двух километров, выбирая маршрут таким образом, чтобы убить и покалечить как можно больше прохожих. Около отеля Negresco террорист открыл огонь из пистолета по полицейским и вскоре был убит ими.

В результате 86 человек погибли и более 300 получили ранения. Ответственность за произошедшее взяла на себя террористическая организация «Исламское государство» *.

Как ни больно признавать, трагедия в Берлине была ожидаемой. Еще в ноябре глава МВД Бельгии Ян Ямбон предупреждал, что к Рождеству в Европу могут вернуться от трех до пяти тысячи боевиков-европейцев, воюющих в Сирии. И вовсе не за тем, чтобы встретить христианский праздник в кругу семьи. «Свободная пресса» тогда писала, что для ЕС это серьезный вызов, и что европейским службам безопасности вряд ли удастся отследить и держать под контролем всех радикалов.

Что стоит за ЧП в Берлине, означает ли эта трагедия, что Европе действительно стоит ждать всплеска террористической активности?

— В Берлине имел место спланированный теракт, по той же модели, которая была опробована в Ницце, — уверен президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», член Российской академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Сергей Гончаров. — Думаю, немцы до последнего хотели представить ЧП как несчастный случай, но у них не получилось.

Попытки теракта следовало ожидать: предновогодние дни — всегда тяжелое время для спецслужб. Боевики справедливо полагают, что европейцы в этот период расслабленны, и массово собираются на ярмарках, праздничных мероприятиях, корпоративах. Как ни цинично звучит, с точки зрения радикальных отморозков, — это лучший момент для совершения терактов.

Логичен и выбор страны для проведения акции. В Германии находятся около 1,1 млн. так называемых беженцев из Сирии. При этом все прекрасно понимают, что настоящих сирийских беженцев среди них от силы 40%. Остальные мигранты — граждане других стран Северной Африки и Ближнего Востока. И практически все они исповедуют ислам.

Если посмотреть, что собой представляет социальный срез так называемых беженцев, можно легко убедиться: на 75% это молодые мужчины, как принято говорить в России, призывного возраста. Логично предположить, что большинство этих мужчин прибыли в ФРГ не затем, чтобы мирно подметать улицы. Они предпочитают не работать, а жить на социальные пособия. При этом значительная их часть уже заражена бациллой терроризма, и прошла через вербовщиков из числа радикальных исламистов.

«СП»: — Немецкие спецслужбы могут контролировать потенциальных боевиков?

— Разумеется, нет: как можно контролировать миллион человек?! Именно в этом и заключается проблема.

Чтобы противостоять террористам, нужна серьезная агентурная сеть и хорошо поставленная оперативная работа. Такие вещи нарабатываются годами, их не создашь за месяц-другой. Кроме того, нужны специалисты-профессионалы, которые могли бы, в случае трагедии, реально отвечать на эти угрозы силовым образом. Я ничего подобного в нынешних западных спецслужбах, в том числе немецких, не наблюдаю.

«СП»: — Россия в такой же ситуации?

— Я считаю, что нет. Российские спецслужбы — не сочтите за похвальбу — работают очень неплохо. По крайней мере, мы террористическую опасность хорошо сознаем. Да, у нас имеются доморощенные радикальные исламисты из Средней Азии, но их уровень подготовки невысок. А главное — у нас нет такого катастрофического наплыва мигрантов, как в Европе.

«СП»: — Какие страны ЕС наиболее уязвимы для следующего теракта?

— Уязвима, к сожалению, вся Европа, и не только она. Зараза радикального ислама расползается по всему миру. И угроза террористических атак усиливается именно сейчас. После взятия Алеппо боевики, надо думать, станут более активно возвращаться в страны своего локального пребывания: бельгийцы в Бельгию, французы во Францию.

В этой ситуации нам тоже нужно делать соответствующие выводы, и держать границы РФ на замке.

— В Германии уже были одиночные теракты, — отмечает ветеран подразделения «Альфа», подполковник запаса ФСБ Алексей Филатов. — В июле на пассажиров поезда Ройхтлинген-Вюрцбург в Баварии напал вооруженный топором и ножом выходец из Афганистана — в результате его атаки четверо немцев получили серьезные ранения. Уже тогда, как показывал опрос Forschungsgruppe Wahlen, три четверти граждан ФРГ считали, что их страна вскоре станет целью террористических атак. А всего несколько дней спустя в крупнейшем торговом центре Мюнхена — Olympia-Einkaufszentrum, построенном к Олимпийским играм 1972 года, — несколько человек открыли огонь по посетителям молла. Итог бойни — 9 погибших.

Так что нынешний теракт — лишь очередное звено в этой цепи. И, понятно, террористы пытаются выбирать для акций наиболее удобное для себя — и наиболее болезненное для мирных граждан — время: предновогодние праздники. Уверен, что спецслужбы ФРГ прекрасно это понимают. И не только они.

В середине декабря в Москве сотрудники ФСБ предотвратили серию терактов, которые готовила группа экстремистов из граждан Таджикистана и гражданина Молдавии. Оперативники задержали четверых участников экстремистской группы. В их квартирах прошли обыски, в ходе которых были обнаружены готовые бомбы, автоматическое огнестрельное оружие и взрывчатые вещества. В ФСБ отмечали, что террористы получили задание провести взрывы в столице от эмиссара «Исламского государства», находящегося в Турции.

Так вот, мне доподлинно известно, что целью этой группы были подрывы в местах большого скопления людей именно в предновогодние дни.

На мой взгляд, все это говорит об одном: уровень террористической угрозы сегодня очень велик.

«СП»: — После терактов в Париже, Брюсселе и Ницце аналитики говорили, что подобные акции в ФРГ и Великобритании маловероятны, поскольку организовать их там намного сложнее. Почему немецкие спецслужбы оказались не на высоте?

— Предотвращать теракты, которые готовят одиночки, чрезвычайно сложно. В них задействовано минимальное число людей, и минимальное количество спецсредств. Именно поэтому подготовка отдельных акций остается незамеченной.

«СП»: — Есть ли прямая связь между активизацией террористов, и их военными поражениями в Сирии и Ираке?

— Я считаю, такой связи нет. То, что происходит сегодня — следствие многолетней политики западного сообщества на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Причем, высокий уровень террористической активности будет сохраняться даже после официального разгрома «Исламского государства», и достаточное длительное время.

Боевики ИГ — это противник, который сегодня ранен, истекает кровью, но готов кусаться и огрызаться, даже если мы зажмем его в Ираке и Сирии. Такова логика войны, и ее не стоит сбрасывать со счетов.

«СП»: — Где может произойти следующий теракт в Европе?

— В Голландии, Австрии, Италии, и далее по списку. Террористы, по всей видимости, стараются бить по всем европейским странам, чтобы ни одна из них не чувствовала себя защищенной.

«СП»: — Ударит ли нынешний теракт по позициям Ангелы Меркель?

— Думаю, ее репутация пошатнется. Как мы видим, канцлер ФРГ уже меняет риторику по вопросу толерантности и миграционной политики. Этим Меркель, по сути, косвенно признает ошибочность своего прежнего курса. Немцы могут ей эту ошибку не простить, особенно если серия терактов в Германии продолжится.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Популярное в сети
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня