Россию ждет природная катастрофа: Сгорим от взрыва солнца или утонем

Почему в отличие от западных, наши климатологи не бьют тревогу

  
15453
Россию ждет природная катастрофа: Сгорим от взрыва солнца или утонем
Фото: Sergey Tzarev/Global Look Press

Ледниковый период возвращается на Землю. Первыми почувствуют его на себе россияне. В частности, жители Эвенкии и Таймыра. В ближайшие десять лет уклад их жизни начнет стремительно меняться. О рыбалке и оленеводстве, например, придется забыть. Таковы невеселые прогнозы климатологов, разработанные на основе данных за последние полвека.

О них объявили миру ученые норвежского Института морских исследований. Они проводили исследования с 1970 по 2016 годы. Были зафиксированы резкие и быстрые изменения климата в северной части Баренцева моря. Выяснилось: объем пресной воды, которую это холодное пока ещё море получает из-за таяния льдов, снижается. Что в свою очередь нарушает баланс соленой и пресной вод. А истощение последней, констатируют исследователи, запустило цепочку событий, приведших к возникновению в Арктике так называемого «горячего пятна».

Специалисты Всемирного фонда дикой природы (WWF) подтверждают выводы норвежцев. Связывают происходящее с глобальным потеплением, предполагая необратимость изменений. Баренцево море, утверждают в WWF, вскоре станет частью атлантической климатической системы. Это может быть губительно для местной экосистемы, в которой обитают животные, зависящие от ледового покрова, а также для коммерческого лова рыбы.

С ними согласны российские ученые, предсказавшие в начале текущего года начало десятилетнего периода похолодания в России. Много лет следят они за толстоклювыми кайрами (вид морских птиц семейства чистиковых). Почти все они обитают на Новой Земле и Шпицбергене. По Новой Земле данных не очень много из-за особого режима доступа, а на Шпицбергене численность кайры упала, начиная с 1990-го, до критической из-за потепления поверхностных вод и изменения ледовой обстановки.

Читайте по теме

«Шпицберген и Новая Земля имеют много общего в распространении колоний этого вида: все они находятся на западных побережьях архипелагов. Их жизнь определяется Нордкапским течением, то есть, Гольфстримом. Кайре теплые воды не нужны, нужно их перемешивание с холодными арктическими, за счет чего возникает высокая продуктивность вод и много корма. Эти птицы относятся к ныряльщикам и в Баренцевом море питаются холодолюбивыми видами рыб. Поверхностные воды отепляются, и кайре приходится нырять все глубже. Мы думали, максимум на 130 метров, оказалось на 155, и вполне возможно, что это под влиянием новых условий, что для кайры экстремально. Потому она может служить индикатором изменений, которые происходят в Арктике, — считает Ирина Покровская, известный орнитолог, старший научный сотрудник Института географии РАН.

Птичку, конечно, жалко. Ну, а нам, людям, и нашим родным краям, чем все это может грозить? Если из-за замедления переноса теплого воздуха с Атлантики зимы будут становиться все более холодными, то на сколько градусов? И надолго ли «заморозит» нас этот самый ледниковый период в эпоху глобального потепления? К слову, морские птицы — не единственные, кто уже ощутил климатические изменения. Белые медведи также вынуждены менять привычный образ существования. Они ведь привязаны к кромке льда, добывая на прокорм нерпу, но из-за таяния вынуждены оставаться на суше.

По мнению Романа Вильфанда, много лет возглавлявшего Гидрометцентр России, климатические изменения в северных регионах России к катастрофическим последствиям не приведет. Хотя…

 — В полярной зоне действительно происходят быстрые изменения, — констатирует Роман Менделевич. — Изменяется температура воздуха и воды между полярными и тропическими регионами. Из-за этого вода в местных морях становится теплее. К тому же происходит замедление Северо-Атлантического течения — Гольфстрима. Из-за этого может потеряться биоразнообразие Баренцева моря. Не исключена деградация почв по берегам Северного ледовитого океана, что может привести к разрушению портовых и прибрежных построек. В целом число природных катаклизмов медленно, но уверенно растёт. Но процессов этих бояться не стоит. Нужно быть к ним готовым.

Что называется, «утешил»…

Известный полярник, ныне сотрудник государственного Музея Арктики и Антарктики Валерий Ипполитов не однажды был на Северном полюсе. За его плечами — девять многомесячных полярных экспедиций! Каждая из которых была сопряжена с немалыми испытаниями. Но и осчастливила открытиями. Касались они, в том числе, климатических изменений. Сюрпризов, признается, хватало.

 — Первый раз в Арктику я отправился в 1964 году, будучи ещё совсем молодым, а в крайний (надеюсь, не последний) раз — три года назад, — сказал «СП» ныне 74-летний Валерий Сергеевич. — Изучал аэрологию, гидрологию. Что могу сказать? Толщина льдов начала там меняться не сегодня и даже не вчера, а примерно к началу 2000-х. Ещё лет тридцать назад она составляла, в зависимости от района, порядка 3−4 метров. В 2015-м уже не везде «дотягивала» по полутора. Как результат — больше воды стало в прибрежной зоне. Там теперь свободно ходят большие суда, что прежде было совершенно невозможно. Так что правильнее говорить о глобальном потеплении, а не о «малом ледниковом периоде», который якобы ожидает Россию. Не исключено, на подобные разговоры влияет геополитика. Кому-то на Западе очень хочется нас «заморозить».

«СП»: — Коль вода из-за таяния все прибывает, то реально затопление со временем и континентальной части Земли?

 — В принципе, реально, да. Другое дело, что если это и случится, то в отдаленной перспективе, лет через сто-двести, не раньше.

«СП»: — Но ведь и дрейф льдин ускорился, значит, таяние может пойти быстрее, а с ним и приливы…

 — Дрейф ускорился, да, но общее его направление остается прежним — с востока на запад, на Гренландию. Отсюда и разного рода климатические сюрпризы.

«СП»: — Численность их год от года возрастает. Вспомните 2017-й год, когда летом в Западной Европе неожиданно выпал снег, а в Китае, наоборот, в мае установилась невиданная жара…

 — Всё это, как ни странно, вселяет оптимизм. Климат меняется, и будет продолжать меняться, но не столь глобально, как утверждается. А значит, человечество сможет подготовиться к возможным катаклизмам и предотвратить их, или, как минимум, «встретить во всеоружии».

Развивает тему Игорь Ашик, зам. по науке директора Арктического и Антарктического института, кандидат географических наук.

«СП»: — Как нам относиться к мрачным прогнозам ваших норвежских коллег, Игорь Михайлович?

 — С юмором! Потому что их выводы не совсем, скажем так, достоверны. С одной стороны, климатические изменения в Арктике идут, и давно. Особенно очевидны повышение темперы воздуха и, вызванное им, сокращение льдов. Как следствие, увеличилась продолжительность периода плавания по трассам Северного морского пути. Но главное — усилилась арктическая циклоническая активность. Циклоны стали более глубокими, ускоряя дрейф льдин. С другой стороны, все это пока не столь драматично. Если знать, что и малый, и большой ледниковый периоды на Земле уже бывали, и, тем не менее, человечество выжило, беспокоиться не стоит. Климатические перестройки происходят постоянно.

«СП»: — Говорите, не о чем беспокоиться, однако, если льды стремительно тают, значит, вода прибывает, и это может привести к потопу, если не всемирному, то, как минимум, к северо-европейскому. Если же вспомнить ещё библейскую историю о божьей каре за Садом и Гоморру… Нынешний западный мир с его сомнительными ценностями очень напоминает жителей этих древних городов у Мертвого моря…

 — Всемирный потоп процесс длительный. Чтобы он случился, необходимо таяние всех льдов Антарктиды. А они покрыли шестой континент всего-то 14,5 млн. лет назад. На их таяние времени может уйти на порядок больше.

«СП»: — То есть, наши северные соседи просто нагнетают обстановку?

 — Им как раз есть из-за чего беспокоиться. В Баренцевом и Норвежском морях большие запасы промысловой рыбы, в частности, трески, сайры. В случае серьезных изменений климатической ситуации в данных водоемах, большая вероятность того, что весь косяк хлынет к нам.

Своё мнение высказал в недавней беседе с корреспондентом «СП» и Александр Городницкий, известный бард, «по совместительству» геофизик, доктор наук, академик РАЕН.

Читайте также

«СП»:—  Александр Моисеевич, вы не раз бывали в Арктике и в Антарктиде, поднимались в горы и спускались на дно морское…

 — Берите глубже — на дно океанов! Максимальной для себя глубины достиг в Северной Атлантике — 4,5 км. А в общей сложности 15 раз спускался на глубину с использованием всех типов подводных аппаратов.

«СП»: — Я к тому, что вы в курсе ситуации, именуемой «глобальным потеплением». Сейчас эта тема у всех на слуху. Одни подтверждают, другие решительно отвергают его влияние на климат Земли, и то, что виной всему — человек. И что нам ждать от неконтролируемого человечеством потепления? Оно действительно «стремительно приближает конец света», как утверждают «люди знающие»?

— То, что глобальное потепление существует, совершенно очевидно. Но человек не оказывает на это никакого влияния. Там другие процессы. Просто мы очень мало знаем о своей планете. Ещё изучать и изучать! И Всемирного потопа не будет. Что касается конца света, то у меня на этот счет есть своя теория: взорвется солнце и все живое погибнет. Но это будет через миллиарды лет, сейчас рано беспокоиться.

Новости по теме: На Курилах вулкан Эбеко выбросил столб пепла на высоту 2,5 километра

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня