18+
вторник, 6 декабря
Происшествия

Хроника взрывающейся армии: Саратов, Бийск, далее везде

За последние три дня при утилизации снарядов погибли семь военнослужащих и гражданских специалистов

  
58

5 июля на полигоне воинской части в Саратовской области произошел взрыв, в результате которого погиб офицер и тяжело ранен старший прапорщик.

Помощник прокурора Приволжско-Уральского военного округа Сергей Богомолов в заявлении для прессы сообщил, что ЧП произошло во время утилизации пороха от запалов учебных гранат. В результате нарушения требований безопасности при поджоге пороха произошло его возгорание и взрыв. Проводится расследование.

Как уже сообщала «СП», 3 июля аналогичное ЧП произошло на полигоне под городом Бийском при утилизации взрывоопасных предметов, которые принадлежали оборонному ФГУП «Бийское производственное объединение «Сибприбормаш». Там погибли шесть человек.

Вместо того, чтобы заняться серьёзным расследованием причин трагедии, представители минобороны и «Сибприбормаша» вступили в затяжную полемику о том, кому принадлежит полигон и сколько среди погибших военнослужащих, а сколько штатских специалистов.

Между тем, даже не специалисту видно, что несанкционированные взрывы боезарядов стали характерной особенностью внутренней жизни современной армии. Стоит напомнить, что 23 июня на полигоне в Рязанской области при утилизации боеприпасов погиб рядовой, пострадали более 30 человек. 10 июня в Бурятии на полигоне Бурдуны произошел взрыв порохового заряда одного из боеприпасов танка Т-72. Экипаж погиб на месте.

В чем причины столь частых и кровавых ЧП с боеприпасами? Об этом мы побеседовали с бывшим сотрудником артиллерийского полигона полковником запаса Николаем Супруном.

«СП»: — Почему такие происшествия случаются, как правило, при утилизации вооружения?

— Тут целый ряд причин. На мой взгляд, главные таковы. Во-первых, процесс утилизации в ряде случаев более опасен, чем процесс снаряжения. Разные боеприпасы изготавливают разные заводы, а вот утилизируют эту массу различных видов и типов вооружений единицы полигонов, специалисты которых менее глубоко, чем производители или эксплуатационники, знают объекты утилизации. Во-вторых, у нас пока еще накоплен слишком малый опыт утилизации и на лицо слабая изученность процессов расснаряжения боеприпасов.

«СП»: — А почему этот опыт мал, разве раньше вооружения не утилизировались?

— Не в таких количествах как сегодня, когда армию откровенно разоружают. Дело еще и в другом. Раньше уничтожение технически непригодных боеприпасов проводилось методами подрыва, сжигания или затопления. Это приводило к безвозвратным потерям ценных, дефицитных материалов и значительному загрязнению окружающей среды.

«СП»: — Что изменилось сейчас?

— Сейчас в качестве общего подхода к проблеме ликвидации запасов непригодных боеприпасов выбраны методы их утилизации и расснаряжения. А это является работой повышенной опасности, требует наличия высококвалифицированных специалистов, оригинального технологического оборудования, производственных и складских помещений, отвечающих условиям взрывопожаробезопасности. В связи с этим весьма актуальна задача создания на территории России специальных производств по демонтажу, расснаряжению и переработке боеприпасов. А также необходимо разработать специальный комплекс методов (технологий и специализированного оборудования) в зависимости от типа ВВ, порохов и топлив.

«СП»: — У нас что, утилизацию начали, а соответствующих производств не создали?

— Дело в том, что в полном объеме требованиям, удовлетворяющим «Правилам устройств предприятий по изготовлению и переработке взрывчатых веществ, порохов, ракетных топлив и т. д.» и «Правилам эксплуатации производств при изготовлении, применении и переработке взрывчатых веществ, порохов, ракетных топлив и т. д.» отвечают только специализированные заводы Главного управления боеприпасов и спецхимии. Передача и продажа боеприпасов для их утилизации неспециализированным организациям и предприятиям категорически запрещена. Но, как мы видим из поступающей о ЧП информации, взрывчатые вещества утилизируют даже на учебных полигонах воинских частей и училищ. При том падении профессионализма в армии, который связан с замораживанием подготовки офицеров и сокращением срока службы рядовых до одного года, рост количества ЧП при расснаряжении боеприпасов неизбежно будет расти.

«СП»: — И выхода нет?

— Почему — нет? Он прописан в руководящих документах, которые мало исполняются. Исходя из них, все работы по утилизации боеприпасов в России должны выполняться только на специализированных заводах или в специально оборудованных пунктах на арсеналах при обязательном участии и контроле разработчиков боеприпасов и технологий снаряжения.

Другое дело, что при таком резком сокращении армии, мощностей специализированных заводов не хватает. Не хватает и финансовых средств для создания достаточного числа специально оборудованных пунктов. Но это уже вопрос к тем, кто затеял реформы, не подготовившись к этому бедствию.

Из досье «СП»

В ноябре 2009 года на складе боеприпасов в Ульяновске произошел пожар, а затем начались взрывы. Около 60 жителей города получили травмы, 13 человек были госпитализированы. Впоследствии одна из пострадавших женщин скончалась. А еще через десять дней на том же складе восемь военнослужащих погибли при взрыве во время погрузки поврежденных во время пожара снарядов.

В июне 2008 года во время учений в Дальневосточном военном округе на полигоне в результате непреднамеренного выстрела БПМ-1 произошел разрыв гранаты вблизи наблюдательного пункта. При взрыве боеприпаса погиб один военнослужащий-контрактник, пятеро были ранены. Взрыв произошел при проведении полкового тактического учения с боевыми стрельбами на полигоне Завитинского учебного центра ДВО.

В феврале 2008 года на военном полигоне в Красноярском крае в результате взрыва авиабомбы пострадали пять матросов по призыву. Трое из них получили легкие травмы, двое — средней степени. На военном полигоне 50 км южнее города Канска Красноярского края во время закладки в воронку устаревших авиабомб для утилизации произошел взрыв одной из них.

В июле 2007 года на полигоне Гороховецкого учебного центра в Нижегородской области в результате взрыва снаряда погиб военнослужащий срочной службы. Еще один военнослужащий получил ранение. Солдаты сжигали мусор и бросили в огонь неустановленный предмет, который оказался боевым снарядом, скорее всего, танковым. Снаряд взорвался, в результате чего один солдат погиб на месте, второй получил ранения.

В октябре 2005 года на полигоне в Самарской области в результате самоподрыва боевой части противотанкового управляемого реактивного снаряда «Птурс-50» один человек погиб, еще двое получили травмы.

7 сентября того же года во время учебных стрельб на полигоне под Ставрополем произошел взрыв, в результате которого один солдат погиб, семеро военнослужащих получили ранения.

1 сентября 2005 года двое военнослужащих срочной службы погибли в результате подрыва неизвестного боеприпаса на полигоне в Хабаровском крае.

В апреле 2005 года в Челябинской области во время учебных стрельб на полигоне погибли трое военнослужащих, восемь были ранены. ЧП произошло на учебном полигоне вблизи поселка Чебаркуль. Причиной гибели военных стал разрыв мины в канале ствола миномета. В числе погибших оказались командир взвода и наводчик миномета.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня