18+
четверг, 8 декабря
Происшествия

Капитан Осичанский: «Кольскую» буксировать было нельзя"

На месте крушения буровой в Охотском море живых больше нет

  
23

В Охотском море продолжается операция по поиску людей с затонувшей здесь накануне буровой плавучей платформы «Кольская». Из 67 человек, находившихся на борту буровой, к полудню понедельника спасены только 14. Еще 16, по последним данным, подняты из воду мертвыми. О судьбе остальных 37 ничего не известно (пока все они считаются пропавшими без вести). Надежды на то, что кто-то из них пополнит список выживших, практически не осталось. Температура воды в районе крушения около нуля градусов: в таких условиях летальный исход для человека наступает после пяти-восьми минут. В спасательном термокомбинезоне можно продержаться несколько часов, но все равно времени прошло уже слишком много…

В поисковой операции участвуют ледокол «Магадан», шельфовый снабженец «Смит Сахалин», танкер «Георгий Фройер», теплоход «Юрий Тарапуров» и спасатель «Атлас». Воздушную разведку ведут самолеты Дальневосточного центра МЧС — Ан-24 и Ан-74. В поисках также задействованы и вертолеты сахалинской компании «Авиашельф».

Только ли шторм погубил «Кольскую»?

В Охотском море пропали 49 моряков. Обнаружить их живыми шансов почти нет

Напомним, плавучая буровая установка «Кольская» принадлежала «дочке» «Зарубежнефти» — «Арктикморнефтегазразведке» (АМНГР) и следовала от западного побережья Камчатки, где использовалась на подряде у «Газпрома», на базу в бухту Зырянская на Сахалине. Ее буксировали ледокол «Магадан» и судно «Нефтегаз-55». На борту платформы кроме экипажа по непонятным пока причинам находились и бурильщики. По данным газеты «Коммерсантъ», которая ссылается на источник, близкий к следствию, их взяли потому, что организаторы рейда по каким-то причинам не захотели арендовать дополнительное пассажирское судно.

Утром 18 декабря караван попал в шторм в Охотском море. Скорость ветра составляла 15−20 м/сек с порывами до 25 м/сек, высота волн достигала 6 м. У буровой выбило иллюминаторы, вода стала поступать во внутренние емкости. В 9.24 по местному времени (2.24 по Москве) экипаж установки подал сигнал SOS. Спустя три с половиной часа в 200 км от Сахалина платформа перевернулась и ушла под воду.

После получения сигнала SOS на место вылетели несколько вертолетов Ми-8 и самолет Ил-38 Тихоокеанского флота. К месту происшествия они добрались довольно быстро. Но спасать уже практически было некого. На поверхности воды держались лишь надувные плоты, закрытая шлюпка (все пустые) и несколько тел в гидрокостюмах.

«Магадану» и «Нефтегазу-55» к тому моменту удалось поднять на борт 14 человек — в основном это были моряки, которые в момент аварии несли вахту или находились на палубе.

По предварительной версии следствия, к трагедии привели нарушения правил безопасности при проведении буксировки и неучтенные погодные условия.

Следователи уже допросили четырех спасенных членов экипажа, находящихся в настоящее время в Центральной районной больнице поселка Ноглики Сахалинской области. Еще трое спасенных, в том числе старший помощник капитана платформы, находятся на ледоколе «Магадан».

Начальник пресс-центра Дальневосточного морского пароходства Татьяна Куликова, в свою очередь, сообщила Интерфаксу, что решение выйти в море для транспортировки буровой принимали специалисты ОАО «Арктикморнефтегазразведка», основной офис которой находится в Мурманске.

Среди тех, кто был на борту «Кольской» во время трагедии, больше половины — жители Мурманской области. Кроме того, там находились жители Магадана, Москвы и Московской области, Башкирии, Сахалинской области, Хабаровского края, Красноярского края, Белгородской области. В их числе пять женщин, все они из Магадана. Кроме того, по предварительным данным, на борту платформы мог находиться иностранец. Согласно списку, который оказался в распоряжении Интерфакса, на борту буровой, предположительно находился сотрудник страховой компании Nobel Denton Ж. Живко — гражданин Великобритании или Болгарии.

О возможных причинах очередной российской трагедии на воде в беседе с корреспондентом «СП» рассуждает президент Дальневосточной ассоциации морских капитанов Пётр Осичанский:

— Первопричина катастрофы — это, без сомнения, сильный шторм. В результате шторма произошло нарушение одного из основных мореходных качеств любого корабля или судна: остойчивости. Скорей всего, — по причине разгерметизации корпуса платформы. А разгерметизация — это уже результат влияния штормовых условий. Наверное, порвало какие-то трубы, образовались течи, внутрь корпуса пошла вода…

«СП»: — Говорят, выбило иллюминаторы…

— Вы знаете, какой бы сильный шторм ни был, я слабо представляю, что же это были за иллюминаторы, которые можно выбить или выдавить волной. Скорей всего, были все-таки повреждены какие-то трубы между понтонами. Волной их могло сбросить, сбить — это вполне возможно. А понтоны обеспечивали как раз плавучесть платформы. Когда вода пошла внутрь, (я сомневаюсь, что там, внутри понтонов, были какие-то водонепроницаемые перегородки), она начала просто перекатываться с борта на борт. И платформа принялась в такт еще сильнее крениться на волне. Крен все усиливался. И это было самое страшное. Почему собственно опрокидывание произошло? Потому что в какой-то момент внутри «Кольской» воды набралось достаточно для того, чтобы создать кренящий момент такой силы, чтобы она перевернулась. Люди, судя по всему, даже не успели попрыгать вводу. Те, кто отдыхали, были внутри помещения, видимо, там так и остались. Спаслись, видимо, только те, кто был на вахте и те, кто оказался на верхней палубе. Что экипаж заранее заметил повреждение — это факт. Ведь он успел подать сигнал SOS. Больше ничего, видимо, предпринять не успели. Обычно в таких случаях даже SOS не успевают дать, настолько быстро происходит опрокидывание.

«СП»: — Но сообщается, что судно затонуло спустя 3,5 часа после подачи сигнала. Значит, время на спасение людей было. Почему тогда так мало людей спаслось?

— Очень сложные были метеоусловия. Шторм. Как спасать людей? Другим судам пришвартоваться к платформе невозможно: ее швыряет на волне и пароходы швыряет. Прыгать на ходу? Ну, это очень сложно… Сбросить плоты и высадить на них людей? В бушующем море, ночью это было просто страшно. Скорее всего, те, кто находился в тот момент на «Кольской», понимали, что просто не смогут доплыть до плотов и забраться на них. Плот — не очень удобное спасательное средство. Его сначала надо сбросить за борт. А потом самому прыгнуть в воду, доплыть и попытаться забраться на плот. Конечно, у них там были гидрокостюмы. Но и здесь что-то не сработало. Это те, кто выжил, думаю, дадут пояснения, почему это все не сработало, почему не все надели гидрокостюмы. Либо их не хватило, либо что-то еще… Но скорее всего, мало кто предполагал, что произойдет то, что произошло. Никто не ждал, видимо, опрокидывания. А как так получилось? Скорость ли буксировки была превышена в этих условиях? Мне сложно сказать. Обычно, когда застает шторм, суда или караваны становятся против волны, и самым-самым малым ходом движутся, пережидая непогоду. А вообще буксировка таких платформ и подобных объектов разрешатся в гораздо более благоприятных условиях: при волне не более трех баллов и при ветре не более 5−6 баллов. Здесь все эти показатели явно были превышены.

«СП»: — То есть, налицо явные нарушения. Нельзя было транспортировать платформу при таких погодных условиях?

— Чтобы говорить о конкретных нарушениях, нужно обладать полной информацией. У меня пока ее нет. Да, наверное, какие-то нарушения были, коль скоро платформа вместе с людьми погибла. Но сама операция по буксировке — это очень сложная операция. К ней долго готовятся. Разрабатывается специальный маршрут. Описываются все действия на случай внезапного имения погоды на переходе. Наверное, в процессе этой подготовки какие-то нарушения были допущены. Я не хотел бы сейчас однозначно давать какие-то оценки. Просто хочу сказать: предположительно все произошло из-за разгерметизации корпуса. А это возможно по разным причинам. В первую очередь, из-за штормовых условий.

«СП»: — А мог быть перегруз? Насколько известно, на платформе находилось очень много людей, бурильщиков, которые в принципе не должны были там находиться.

— Вот здесь, я думаю, как раз и найдут нарушения. Действительно, пассажиры не должны находиться на платформе на переходе. Вообще непонятно: буровая несамоходная, ее буксируют, скорость маленькая. Зачем людей было мучить на такой платформе? Что касается перегруза, то это маловероятно. Платформа — огромная. Там гораздо больше людей можно вместить. Перегруз мог возникнуть не из-за лишних пассажиров. Если только груз какой-то дополнительно загрузили: оборудование какое-то бурильное, еще что-то.

«СП»: — Петр Иванович, а хоть малая надежда остается еще кого-то найти живым?

— Я думаю, что шансов уже нет или они ничтожно малы. Из тех, кто мог оказаться в воде, 100 процентов никто не выжил. С теми, кто остался внутри, тоже все понятно — «Кольская» лежит на километровой глубине… Конечно, это трагедия. Но сказать, что здесь что-то необычное, тоже нельзя. Подобные случаи уже были. Я помню, в 70-х годах погибла канадская платформа с большим количеством людей. Там тоже был очень сильный шторм. В принципе и та платформа должна была выдерживать шторм с высотой волны до 10−15-и метров. Не выдержала. А «Кольская» — она не стояла, она двигалась на буксире. Поэтому была еще уязвимей.

Life News приводит свидетельства 24-летнего помощника по бурению скважин Сергея Граумана, пережившего крушение плавучей буровой:

— Мы попали в сильный шторм. Начало вырывать треугольник у буровой, в камбузе выбило иллюминатор. Везде стала появляться вода. Мы, как могли, заделывали течь, но нос стал уходить под воду, и мы подали сигнал SOS. Нас собрали в комнате отдыха и сообщили, что за всеми прилетит вертолет. Сначала паники не было, мы верили в спасение.

По словам Сергея, буровики и экипаж платформы разделились на группы, чтобы было ясно, кто в какой партии полетит. Пока ждали помощи, экипаж готовил спасательные шлюпки на левом борту на случай, если начнется сильный крен баржи:

«Неожиданно народ стал уходить на консоль. Мы спросили: „Что случилось?“. Сообщили, что спасательный вертолет отменяется. Тут началась паника. Люди все скопились в одном углу — и пошел сильный крен. Буровая наклонилась. Все происходило как в кино. Народ карабкался на корму, чтобы спрыгнуть в воду, все кричали».

Сергей тоже не удержался и рухнул в воду. В воде он провел около четырех часов, пока не подоспели на помощь буксиры. Люди не замерзли насмерть лишь благодаря термокомбинезонам.

«Я старался держаться на плаву, чтобы меня заметили. Волны были очень большие, захлестывали с головой. Вокруг судов плавали люди, но они не подавали признаков жизни, их вытаскивать не стали. Искали живых», — поведал выживший буровик.

В шоковом состоянии на вертолете Сергея доставили в городскую больницу поселка Ноглики. Там он вскоре дал первые показания следователям.

На затонувшей платформе, как выяснилось, работал и отец Сергея Рихард Грауман. Он тоже выжил.

На снимке: Плавучая буровая установка «Кольская» в Кольском заливе.

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня