18+
четверг, 29 сентября
Политика

Тайное Мировое правительство готовит миру «глобальную империю»

Истинная власть сосредоточена в руках неофициальной международной группы лиц

  
37692

При словах «мировое правительство» принято крутить пальцем у виска. Но вот проблема: многие вполне серьезные эксперты не верят, что странами управляют президенты, премьеры, председатели и прочие «видимые» официальные лица. Они считают, что истинная власть — мощная, непоколебимая, но скрытая — сосредоточена в чьих-то других руках. Эту неофициальную могущественную группу, которая не признает национальных границ, контролирует банковское дело, страхование, угледобычу, промышленность, — они называю мировым правительством.

На это теневое правительство, утверждаю эксперты, работают тайные организации и мозговые центры. Например, «Совет по международным отношениям», который создан в 1921 году американским банкиром Морганом, и контролирует Федеральную резервную систему США, Нью-Йоркскую фондовую биржу и ведущие средства массовой информации. Или «Бильдербергский клуб» (1954), который объединил американскую элиту и европейскую. Или «Трехсторонняя комиссия» (1974), в которую вошли представители США, Европы и Японии. Ее цель — «создать механизм глобального планирования и долгосрочного перераспределения ресурсов». Или «Римский клуб» (1968), который имеет свои частные разведывательные агентства и, кроме того, «заимствует» информацию у Интерпола, ФСБ и Моссада. Курирует работу этих организаций миллиардер Дэвид Рокфеллер.

Что представляет собой тайное мировое правительство, какие цели ставит, рассуждает доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке, экс-советник председателя Конституционного Суда, экс-глава российского бюро Интерпола Владимир Овчинский.

«СП»: Владимир Семенович, тайное мировое правительство, на ваш взгляд, действительно существует?

— Когда наши политологи, социологи и историки начинают говорить о мировом правительстве, считается, что человек выжил из ума. А ведь на Западе ученые относятся к этому вопросу очень серьезно. Например, такие известные люди, финансисты мирового уровня, как Джордж Сорос, Жак Аттали говорят, что дальнейшее развитие истории невозможно без мирового правительства, без мирового парламента, без мировых вооруженных сил и без мировой полиции. Недавно Сорос в Пенсильвании проводил встречу ведущих экономистов, политических деятелей, банкиров. Повестка дня — создание новой мировой валюты вместо доллара, смена мирового лидера США на Китай, создание Китаю преференций для этого. Сорос напрямую ставит вопрос о создании мирового правительства.

В России идеологом мирового правительства выступает Гавриил Попов. Если у Сороса центральная идея — это мировая валюта, которая должна стабилизировать финансовую ситуацию в мире, у Жака Аттали — мировые финансовые органы, мировые вооруженные силы и мировая полиция, то у Гавриила Попова меры еще более радикальные — мировой контроль за рождаемостью, использование для этого новых биотехнологий, контроль над ядерным оружием и ядерными станциями. Кроме того, Попов придерживается давних идей Бжезинского и Киссинджера, что мировое правительство, а не национальные государства, должно контролировать источники энергии: добычу нефти, ее переработку и поставку на мировые рынки. Об этом пишется открыто.

«СП»: — В чем наглядно проявляются действия мирового правительства?

— То, что мы наблюдаем сейчас в Ливии, это что, не действия мирового правительства? В самом прямом смысле слова? Мы видим резолюцию Совета Безопасности ООН, за которую ни Россия, ни Китай, ни Индия не голосовали. Она очень странная, эта резолюция: контроль над воздушным пространством с возможностью нанесения ударов. Это что за «гуманитарная» акция?!

В Ливии уже каким-то образом действует НАТО, а кто его на это уполномочивал? Ведь в уставе ООН написано, что для проведения военных миротворческих операций должен создаваться специальный штаб под эгидой Совбеза. Вместо этого действует НАТО — региональный военный блок, который также является частью мирового правительства.

Мировых лидеров, которые неугодны мировому правительству, ждет Гаагский трибунал. Мы видели, что сделали с Милошевичем: сначала долго судили, потом вдруг странная смерть, когда понадобилось спрятать концы в воду.

Мировое правительство уже существует, оно ведет свои войны, контролирует энергоресурсы. Оно не может пока контролировать национальные ядерные силы и национальную ядерную энергетику, но это его цель.

«СП»: — Какова структура этого правительства?

— Структура проста. Это мировые финансовые группы, прежде всего, группа Ротшильда-Рокфеллера. Это мировые финансовые спекулянты, такие как Сорос. Это группа крупных политиков и экономистов. Все они собираются на полузакрытых встречах, таких, как Бильдербергский клуб. Мировое правительство — это еще и международные инструменты. На ливийском кризисе хорошо видно, что ООН стало таким инструментом в руках мирового правительства.

Мировое правительство — теневое, открытое только в лице своих идеологов. Но оно существует, это реальность, и отвергать ее просто глупо.

«СП»: — Если говорить о персоналиях, кто входит в его состав?

— Смотрите списки Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии. Там десятки фамилий довольно известных людей.

«СП»: — Как быстро может произойти трансформация этого правительства в легальную структуру?

— Я не думаю, что это когда-то это легализуется полностью. Мировое правительство имеет бОльшую силу, когда существует в полутеневом виде. Когда все на виду, они становятся более уязвимыми. В нынешнем же состоянии непонятно, кто их поддерживает.

«СП»: — Они держатся в тени. Значит ли, что тайное мировое правительство контролирует какие-то преступные вещи, например, наркотрафик?

— Это упрощение проблемы — говорить, что они связаны с преступностью. Преступность — это более низкий уровень социальной деятельности. Мировое правительство контролирует мировой процесс, гораздо более серьезные вещи: будущее финансовой системы, будущее международного права, будущее миротворческих операций, будущее «гуманитарных» мировых операций.

То, что сейчас называют «гуманитарными» операциями — это, фактически, военные операции, связанные с нарушением национального суверенитета государства. Как бы мы не относились к Каддафи, этот человек защищал свое государство как президент страны. Он боролся с мятежниками, что делал бы любой руководитель государства. Тем более, со стороны мятежников ядро составляла «Аль-Каида» и различные исламские суфистские ордена, с которыми международное сообщество борется, как с террористами. И вдруг ситуацию повернули с «плюса» на «минус», и виновным сделали Каддафи. И сделало это мировое правительство.

«СП»: — Вы говорите, они контролируют будущее. К чему идет мир?

— Мир идет к стиранию суверенитета. Пока то, что делает мировое правительство, называется теорией управляемого хаоса. Создаются некие конфликтные ситуации, которые переходят в вооруженные конфликты, локальные войны, псевдореволюции. Таким способом создается хаос на определенной территории. В условиях этого хаоса размывается национальный суверенитет, становится неясно, кто является руководителем страны. Когда сохраняются жесткие авторитарные, феодальные, псевдодемократические режимы — называйте как угодно, — трудно нарушить суверенитет и навязать волю мирового правительства. А когда действует теория управляемого хаоса, нет стабильности в государстве, непонятно, легитимно или нет руководство государства, — в этих условиях лидеры национальных государств становятся более зависимыми от международных групп их идеологов.

Для чего создается хаос, все эти арабские революции? Америка и страны Запада никак не могут выйти из кризиса. Наблюдается вторая его волна, к чертовой матери летит финансовая система. Они ничего не делали с деривативами, наоборот, выпустили еще больше, чем до кризиса виртуальных денег. Они не очистили финансовую систему, а еще более замусорили ее. Вместо того, чтобы навести порядок в банковской системе, они вложили в нее гигантские деньги, которые опять распылились по оффшорам. В этих условиях кризис не устранен, он опять реален. Зато из кризиса начали быстро выходить страны, далекие от Запада и США: Китай, Индия, Бразилия, арабские страны, — например, Египет. Такие стабильные режимы мировому правительству не нужны. Его цель — выход из кризиса США и Европы путем создания еще большего кризиса в странах Третьего мира.

Другое мнение

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

— Прежде всего, общество было единым всегда, и мировое правительство существовало всегда. Не было такого времени, когда не было мирового правительства. Еще Карл Ясперс, а до него Рене Генон, привлекли наше внимание к тому, что Ясперс назвал осевым временем. А именно к тому, что по всему миру, в разных районах, проходят одинаковые духовные катаклизмы, которые совпадают по времени. В то время как с нашей точки зрения, с точки зрения современных людей, кажется, что эти районы никак не связаны.

Например, появление Сократа, Конфуция и Зороастра примерно в одно и то же время — в Греции, Китае и Иране, — один из ярких примеров. Или, если брать XIX век, в одно и то же время, в 1860-е годы, проходит война против рабства между Севером и Югом в США, реформы в Японии (революция Мэйдзи), реформы в России (освобождение крестьян от крепостной зависимости), реформы в Германии (Бисмарковское объединение), реформы в Турции эпоху реформ Танзимата. Реформы каждая из этих стран начинает как бы по собственной инициативе и в силу собственной логики. Но трудно представить, что это простое совпадение.

Ну, хорошо, можно говорить об объективных экономических принудительных факторах. Но все эти страны находились в совершенно различном экономическом состоянии, различных уровнях развития. Каждая из них мотивировалась собственной логикой. Японию как бы принудили, когда командор Мэтью Перри приплыл, чтобы открыть японские порты для торговли знаменитым выстрелом из орудия по японскому берегу. В Турции это была необходимость модернизации. Александр II действовал в условиях давно назревшей необходимости. В Штатах была совершенно иная логика. Тем не менее, похожие события совершились одновременно.

Ясперс не объясняет, почему существует осевое время, а вот Генон указывает на то, что существует некая единая система, единый план, исторический план для всего человечества. И существует инстанции, которые этот план блюдут, и находятся в состоянии коммуникаций между различными регионами, за которые они отвечают.

«СП»: — Что же это за инстанция, которая находится в перманентной коммуникации?

— Мировое жречество, духовная верхушка каждого из общественных организмов, которая находится, если говорить современным церковным языком, в экуменическом общении. Иными словами, верхний эшелон жречества в любой цивилизации говорит на особом языке, и знает внутреннюю логику присущей ее цивилизации символов, которые, на самом деле, является одними и теми же.

Ибо есть фундаментальное единство всех метафизических традиций, которые имеют разные одеяния, разные системы понятий, разные символы. Но внутри этих разных одежд, словесных и символогических, содержится одна и та же метафизическая реальность, точнее, метафизическое подразумевание.

В свое время Александр Македонский вывел это наружу, когда объединил Элладу, Иран и Индию, и создал феномен эллинизма, последствиями которого Старый Свет, а в значительной степени и Новый, живут до сих пор. Македонский, будучи учеником Аристотеля, который, в свою очередь, ученик Платона, был тем самым включен в универсальное понимание мистерий любой страны, любой земли. Для него ни зороастризм Ирана, ни брахманизм Индии не представлял собой секрета, потому что платоновская метафизика представляла собой универсальный ключ ко всем этим дискурсам.

Македонский объединил это все в суперцивилизацию, которая стала называться эллинистической, потому что пользовалась в качестве универсального языка греческим. Этот греческий язык был языком Платона и Аристотеля, которые создали аппарат для расшифровки любых символов. Это не значит, что до Македонского не было взаимопонимания, но оно было на слишком высоком уровне. С Македонским оно вышло на исторический план, и приблизилось непосредственно к людям.

«СП»: — Но после смерти Македонского диадохи — его сподвижники — разобрали это эллинистическое наследие на составные части…

— Они создали около 50 государств, которые часто воевали друг с другом. Тем не менее, все диадохи, и их династии, основанные Македонским, принадлежали к общему полю понимания. А за их спиной стоял, условно говоря, консультативный совет посвященных, которые прекрасно знали, что такое эллинизм, чему он служит, каковы цели истории, и так далее.

Напомню, Македонский вывел монотеистов — евреев, которые стояли особняком, и были погружены сами в себя — на передний план истории. Захватив Вавилон, он фактически вбросил тамошнюю 300-тысячную еврейскую общину на авансцену истории. А евреи всегда противостояли этому всеобщему языческому состоянию человечества. Иными словами, они противостояли метафизике жрецов, потому что основывались на совершенно альтернативной традиции откровения. Так вот Македонский ввел традицию откровения в качестве такой занозы, шила, в тело, которое не имело проблем, и было единым.

Напомню, что именно диадохи Птолемеи (Птолемей был сподвижником Македонского, этот диадох захватил Египет из общего наследия Македонского) проявили инициативу перевода Библии на греческий язык, сделанный 70-ю толковниками. Таким образом, через эллинизм, через эллинистическую культуру, иудаизм, а впоследствии христианство, вошли в мировое сознание. И это, конечно, тоже была совершенно четко запланированная акция.

«СП»: — К чему вы клоните?

— К тому, что мировое правительство не является политэкономическим феноменом, менеджментом глобального мира. Это некая, скажем, инстанция, существующая в интересах определенного состояния сознания, определенной метафизической данности, которая курирует свой, по-своему понимаемый аспект провиденциального замысла о судьбах человечества.

«СП»: — Македонский — очень далекий пример…

— Допустим. Но и в Средние века, в Возрождение, в Новое время, вплоть до 1914 года Европой и миром правило несколько королевских династий, связанных между собою теснейшими родственными узами. Эти королевские династии создали мировую колониальную империю, состоящую из нескольких взаимосвязанных колониальных империй. Британская, самая крупная, Французская, Португальская, Испанская, Голландская. В конце XIX века начали создавать Итальянскую империю, но это уже была эпоха завершения колониального эксперимента. Тем не менее, все это время мир был поделен буквально между четырьмя-пятью династиями: Виндзорами, Габсбургами, Бурбонами и Савойской династией, которая присоединилась на последнем этапе.

«СП»: — А Россия?

— Россия тоже была тесно связана с ними. Династия Романовых представляла одно из ответвлений этой общеевропейской королевской грибницы. А за их спинами, конечно же, стояли структуры, которые несли апелляцию к религиозно-мистическому содержанию. Потому что ни история, ни общество, ни человек вообще не существуют во имя чисто материальных целей, благ, реализации ближних жизненных амбиций. Человеческая история — чему бы ни учил нас Маркс — является отражением некого метафизического проекта. И этот метафизический проект осознается и понимается только на уровне коллективного жреческого сознания, которое стоит гарантом и авторитетом, обеспечивающим действия такого мирового правительства.

В XIX веке династии можно было вполне назвать всем очевидным мировым правительством, но они не воспринимались в качестве такового. Эта идея — мирового правительства в лице династий — была скомпрометирована Первой мировой войной, где двоюродные братья фактически участвовали в организации истребительной войны друг против друга.

Но ведь никто и не говорил, что мировое правительство озабочено вопросами мира, благополучия, благоденствия, покоя и процветания подданных. Мировое правительство озабочено исключительно сюжетом истории, и реализации своего кураторство — с тем, чтобы это кураторство не было никем оспариваемо. А на этом пути они могут организовывать, действуя, как нанайские мальчики в борьбе, самые истребительные войны друг с другом.

Первая мировая война немного вышла из-под контроля. Романовская династия исчезла, либералы вышли на первый план, оттеснив на страницы желтой прессы старую знать, королевскую аристократию, конституции резко сократили их в правах. Однако это ничего не изменило в принципе.

«СП»: — Но мир изменился, стал либеральным и позитивистским, разве не так?

— Либеральный фасад мира, на деле, является не более, чем фасадом. Либеральная структура общества, казалось бы, целиком посвященная земным, позитивистским, материалистическим целям, соединена с этим невидимым правительством, невидимой инстанцией центрами влияния — клубами, которые, с одной стороны, включают в себя либеральных политиков, с другой — ориентируют их на вполне символические цели. То есть, подключают их к символическому плану сознания.

Это реально действующие клубы, которые существуют не как домыслы конспирологов, а как некие вполне активные центры организации верхушки социума. Это уровень президентов, уровень больших партий, руководителей крупнейших мировых фондов. И уровень выше — старые истеблишменские дома Большой Европы (на сегодня существует не менее 30 европейских династий, действующих и бездействующих), Хашимитская династия Иордании, некоторые династии раджей в Индии (они непубличны, но играют огромную роль в клубной закрытой жизни), султан Брунея, император Японии… Все они подчиняются определенному мировоззрению, и с определенного уровня вы уже не найдете там ни позитивизма, ни материализма.

«СП»: — То есть, позитивизм и материализм — это для улицы?

— Для обывателя, который является бараном, которого стригут. Ему внушают, что мир действует по стохастическим законам разбегающихся и сталкивающихся биллиардных шаров, что все носит самопроизвольный, случайных характер, что все это можно познать с помощью объективной науки.

И лох этим очень доволен, потому что ему кажется, что мир прозрачен, ясен, схвачен демократически через влияние улицы путем выборных процессов на своих хозяев. Точнее, лох думает, что президент и прочая политическая публика — этот его слуги, которых он снимает и назначает, чтобы они заботились о его благоденствии. Но на самом деле даже простые люди сегодня начинают понимать, что эта картинка мироздания совершенно фальшива.

Западный позитивный миф благополучия и социального партнерства, на основе прозрачно понимаемой цели преследования личного счастья и благоденствия в лице жизненного материального успеха — некий клочок сена перед ослом, который заставляет его бесконечно идти вперед по кругу. На самом деле, за кулисами всего этого существуют люди, которые мыслят совершенно иначе, чем улица и программирующие улицу медиа.

Сегодня тема мирового правительства актуальна как никогда именно в своем метафизическом значении. Немцы в Третьем рейхе понимали эту тему, и активно пытались выйти на первоисточники. Поэтому они посылали экспедиции в Тибет, поэтому у них была идея, что центр истинного мирового правительства сосредоточен в Шамбале — скрытом от глаз непосвященного человечества государстве или империи, где находится царь мира. Тема царя мира хорошо разработана Рене Геноном.

Но эта тема переводит нас несколько в другой дискурс, где мы становимся уязвимыми для иронии и смешков со стороны трешевой публики. Но, как всегда, есть сообщающиеся сосуды между маргинальным мистицизмом, который вызывает улыбки, и реально содержательном центром, о котором знают, и который имеют в виду очень серьезные люди, совершенно недоступные для толпы. Уверен, что руководство РПЦ, без сомнения, очень серьезные люди, вполне в курсе этой темы, и вполне в курсе мирового правительства. Точно так же, как в это посвящены высшие иерархи Ватикана. Здесь мы выходим за рамки чисто исторического обсуждения, и начинаем обсуждать вопрос теологический, связанный с провиденциальной судьбой человечества.

Из досье «СП»

К концу XIX века мировой финансово-экономический центр постепенно переместился из Великобритании в США. Несколько финансово-промышленных групп сумели установить контроль или просто захватить в свое владение ключевые отрасли американской экономики: сталеплавильную, табачную, нефтяную и т. д. На рубеже XIX— XX веков в США возникла финансовая группировка, возглавлявшаяся ведущими финансистами того периода: Рокфеллером, Морганом, Ламонтом, Куном, Лебом, Бельмоном, Лазаром, Ланденбургом, Тальманом, Шпейером, Я. Шиффом, Зелигманом, Гугенхеймом и др. В 1912 году эти люди добились узаконенного права господствовать над финансами США. В обмен на денежную поддержку своей избирательной кампании президент Вудро Вильсон согласился с их предложениями. Именно эта группировка в течение ХХ века сумела, используя серию мировых контролируемых конфликтов, управлять ходом истории человечества, ради достижения мирового господства.

Идея создания международных неправительственных организаций как рычагов создания мирового государства была опробована европейскими, особенно английскими, социалистами и коммунистами. После этого к делу приступили финансово-промышленные группировки. Это привело к оформлению ряда крупнейших транснациональных структур, про существование которых общественность Запада узнала относительно недавно: Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии.

«Совет по международным отношениям» (Council of Foreign Relations — C.F.R.) — крупнейшая организация, объединяющая самых влиятельных людей Запада: бывших и действующих президентов, министров, послов, высокопоставленных чиновников, ведущих банкиров и финансистов, президентов и председателей правлений транснациональных корпораций и фирм, руководителей университетов (включая ведущих профессоров), средств массовой информации (включая основных журналистов и телеобозревателей), конгрессменов, судей Верховного суда, командующих вооруженными силами в Америке и Европе, натовских генералов, функционеров ЦРУ и других спецслужб, деятелей ООН и главных международных организаций. Эта организация возникла еще в 1921 году как филиал «Фонда Карнеги за вселенский мир». Считается, что создателем ее был крупнейший американский банкир Морган. Задача Совета — разработка американской стратегии в планетарном масштабе с целью полной унификации планеты и создания Мирового правительства. Штаб-квартира располагается в Нью-Йорке.

У истоков этой организации стояли деятели «Общества круглого стола», преобразованного в мае 1919 года в Париже в Институт международных отношений с отделениями во Франции, Англии и США. Последнее стало организационной основой Совета, создание которого как теневой, политической организации осуществлялось параллельно со строительством структур открытой международной организации — Лиги Наций.

Вплоть до завершения Второй мировой войны роль Совета была ограниченной. Ситуация изменилась в 1947 году, с началом «холодной войны» Запада против СССР. Совет по международным отношениям превратился в ее главный стратегический центр. В этот период в члены Совета вошли многие генералы Пентагона и НАТО, деятели ЦРУ и других спецслужб. Инициатива нанесения «упреждающего» ядерного удара по Советскому Союзу также вырабатывалась в этой организации. В ее рядах числились все самые главные руководители и идеологи подрывной деятельности против нашей страны: от Аллена Даллеса (с 1933 по 1944 г. — секретарь Совета, с 1945 по 1950 г. — президент Совета), до Збигнева Бжезинского (директор Совета с 1972 по 1977 г.), Генри Киссинджера (директор Совета с 1977 по 1981 г.) и Ричарда Пайпса.

Система управления этой организации строится по принципу корпорации: с одной стороны — Председатель и Вице-председатель, с другой — президент и несколько вице-президентов. Текущую работу ведут исполнительный директор и секретарь с широкими полномочиями. Существует целый ряд просто директоров, ответственных за определенное направление работ (их больше 30). В отдельные структуры выделены казначей и директор по научным исследованиям. Первым президентом Совета стал масон самой высокой степени — Д. Девис, а в числе первых директоров выделялись такие видные политики, как П.Варбург, О. Кан, И. Бауман, В. Шепардсон, Э. Рей (одновременно секретарь), П.Крават. Последнего с 1933 года на посту секретаря сменил будущий основатель и директор ЦРУ Аллен Даллес, занимавший уже с 1927 года должность одного из директоров. Последующее развитие Совета по международным отношениям проходило под его руководством. Он стал также ключевой фигурой в организации работ по выработке методов деятельности Совета.

С 50-х годов новой ключевой фигурой Совета постепенно стал Дэвид Рокфеллер. Директор с 1949 года, вице-президент с 1950-го, председатель с 1970-го, Рокфеллер превратился в главную координирующую фигуру, обладая властью, которая постоянно усиливалась по мере расширения деятельности Совета за счет создания новых организаций — Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии.

В середине 80-х Д. Рокфеллер как председатель и лорд Винстон как президент Совета были замещены новыми фигурами. Председателем стал видный еврейский промышленник и общественный деятель П.Петерсон, а президентом — известный масон Дж.Свинг. Сам Рокфеллер по-прежнему оставался незримым владыкой всех мондиалистских структур, координируя и направляя их деятельность. Под абсолютным контролем Совета по международным отношениям находятся главные регуляторы финансов Западного мира — Федеральная резервная система США и Нью-йоркская фондовая биржа. Все руководители ФРС состоят в Совете по международным отношениям и регулярно отчитываются перед его верхушкой. Федеральный резервный банк Нью-Йорка, собственно Федеральная резервная система и составляющие ее главные части: Бостонская, Атлантская и Кливлендская, — возглавляются крупнейшими функционерами СМО. Университеты и научные учреждения представлены в Совете своими руководителями и ведущими профессорами. Особенно большую роль в работе Совета играют Колумбийский, Гарвардский, Йейльский, Стэнфордский, Калифорнийский университеты, а также Массачусетский технологический институт.

Совет по международным отношениям полностью контролирует все ведущие средства массовой информации и, прежде всего, телевидение. В членах СМО состоят руководители Эн-би-си, Си-би-эс, «Свободная Европа», ЮСИА, «Нью-Йорк таймс», «Ньюс-уик», «Вашингтон пост», «Ю.С. Ньюс энд ворлд репорт» и др., а также крупнейших издательств и Ассоциации американских издателей.

В 1954 году была создана вторая мондиалистская структура — Бильдербергский клуб или Бильдербергская группа (по названию гостиницы «Бильдерберг» в голландском городе Остербеке, где состоялось первое заседание). Она объединяет американских аналитиков, политиков, финансистов и интеллектуалов с их европейскими коллегами. Американская сторона представлена исключительно членами Совета по международным отношениям и рассматривается как его международное продолжение.

Возникновение Бильдербергского клуба было связано с попыткой элит Европы каким-то образом сдержать притязания США на руководство всей мировой политикой. Реальными создателями клуба стали американские спецслужбы. В 1948 году по их инициативе возник Американский комитет Объединеннной Европы, председателем которого был У.Донован (бывший руководитель Управления стратегических служб, предшественника ЦРУ), вице-председателем — А. Даллес (директор ЦРУ). В одной упряжке с ними работал другой кадровый американский разведчик — Д.Ретингер, которого в дипломатических кругах называли «серым кардиналом». Он был секретарем Европейского движения, через него переводились деньги на тайную деятельность в Европе. Фактически первое совещание Бильдербергского клуба в мае 1954 года было проведено стараниями Ретингера, который играл большую роль в этой организации вплоть до смерти в 1960 году. Настоящими хозяевами Ретингера были присутствовавшие на заседании Д. Рокфеллер, Дин Раек, глава Фонда Рокфеллера Г. Гейнц, президент Фонда Карнеги Д. Джонсон, председатель Корпорации Баруха Д. Колеман. Всего на этом заседании присутствовало 80 человек. В первых документах Бильдербергского клуба говорилось о создании нового международного порядка и об осуществлении долгосрочного планирования внешнеполитической деятельности Запада в отношении СССР и стран Третьего мира.

Членства, как такового, в Бильдербергском клубе не существует. Каждое совещание проходит в значительно обновленном составе. Тем не менее сложился костяк, актив этого клуба, который объединяет 383 человека, из них 128, или одна треть, — американцы, остальные — европейцы. Хотя последним предоставлена возможность участвовать в подготовке важных политических решений, самый большой выигрыш от создания Бильдербергского клуба получили элиты США. Они обладают в этом клубе самой зрелой организацией: 42 представителя аппарата президента, Министерства обороны, госдепартамента и других органов власти США, 25 представителей крупнейших корпораций, банков и деловых кругов, 54 представителя американских университетов, средств массовой информации и общественных организаций. Фактически руководителем Бильдербергского клуба, как и Совета по международным отношениям, является Д. Рокфеллер (сейчас ему 95 лет), формальным председателем — американец П.Каррингтон. Кроме того, клуб имеет двух «достопочтенных генеральных секретарей»: одного — по Европе и Канаде, другого — по США. Штаб-квартира Бильдербергского клуба находится в Нью-Йорке, в помещении Фонда Карнеги.

Заседания клуба проходят в полной секретности (членам клуба, в частности, запрещено давать интервью прессе — за это следует пожизненное исключение), по особым приглашениям, даты их созыва в печати не оглашаются. Организацию совещаний и безопасность участников обеспечивает та страна, на территории которой собираются члены клуба. Каждая такая встреча, несмотря на полную секретность, вызывает большой интерес мировой общественности. Невозможно скрыть приезд в одно место большого количества известных людей, среди которых — президенты, короли, принцы, канцлеры, премьер-министры, послы, банкиры, руководители крупнейших корпораций. Тем более, что каждый из них приезжает с целой свитой секретарей, поваров, официантов, телефонистов и телохранителей.

В 1973 году активистами Бильдербергской группы была создана третья важнейшая мондиалистская структура — «Трехсторонняя комиссия» или «Трилатераль» (Trilateral). Она возглавлялась американцами, входящими в состав СМО и Бильдербергской группы, и, помимо США, где расположена ее штаб-квартира (345 East 46th street, New York), имела еще две штаб-квартиры: в Европе и в Японии. «Трехсторонней» комиссия названа по фундаментальным геополитическим основаниям. Она призвана объединить под эгидой атлантизма и США Европейское и Тихоокеанское пространства, лидирующие в техническом развитии и рыночной экономике. Создание комиссии связано с усилением соперничества среди правящих элит Запада и растущим экономическим могуществом Японии. В 60-х годах прислушавшиеся на отдельные заседания СМО японские политики и банкиры поставили вопрос о представительстве своих интересов.

В связи с этим Д. Рокфеллер поручил З. Бзежинскому сформировать структуру новой организации, которая бы объединила высших политических и деловых лидеров Запада. 3 марта 1975 года Бжезинский выступил с программной статьей в журнале «Нью-Йорк мэгэзин», где изложил свой план установления нового мирового порядка: «Мы должны признать, что мир сегодня стремится к единству, которого мы так долго желали… Новый мир приобретает форму глобальной общности… Вначале особенно это коснется экономического мирового порядка… Мы должны создать механизм глобального планирования и долгосрочного перераспределения ресурсов».

Именно это направление и стало главным в деятельности Трилатерали, представлявшей западноевропейские, североамериканские (США и Канада) и японские интересы. Америку (без Канады) представляли 117 членов, из них 32 человека — со стороны государства (американского президента, госдепартамента, Министерства обороны и Конгресса). Обильно представлены американские корпорации и банки (47 человек). От Японии в Трехстороннюю комиссии вошло 84 человека, преимущественно руководители ведущих корпораций («Мицубиси», «Тошиба», «Сони» и др.) и банков. Крупнейшими европейскими делегациями в Трехсторонней комиссии были итальянская (26 человек), французская (22 человека), Германская (21 человек), английская (19 человек). Несоразмерно своей территории была представлена Бельгия — 26 человек. Hешения, принимаемые членами Трехсторонней комиссии, являются своего рода законом для политиков всех западных стран.

Уже с первых лет существования комиссия показала свое политическое могущество, выдвинув на одном из своих заседаний кандидатом в президенты США Д.Картера. Вместе с Советом по международным отношениям комиссия мобилизовала финансы самых крупных банков, нажала кнопки влияния подвластных ей средств массовой информации и таким образом добилась избрания Картера. Штаб-квартира Трехсторонней комиссии находится в том же здании, где и штаб-квартира Бильдербергского клуба, — в помещении Фонда Карнеги.

Руководство этих организаций стремится к созданию наднационального органа, обладающего правом попирать государственный суверенитет любой страны, не исключая в перспективе и США, а также использовать военную силу против неподчиняющихся. Согласно планам, персональный состав мирового правительства будет определяться на секретных заседаниях таких структур, как Бильдербергский клуб, СМО и Трехсторонняя комиссия. Основная линия деятельности всех этих структур заключается в подготовке условий для перехода к единой мировой системе под стратегическим контролем Запада и с приоритетом «гуманистических» и «демократических», ценностей. Для этого продолжается формирование так называемых «национальных филиалов» и подобных им организаций в стратегически важных государствах мира. Вырабатываются параллельные структуры власти, состоящие из действующих и перспективных будущих политиков, журналистов, интеллектуалов, финансистов, аналитиков и т. д. Их задачей является подготовка общественного мнения перед тем, как проект Мирового Правительства сможет быть широко обнародован, так как без предварительной обработки населения он неминуемо натолкнется на мощное психологическое сопротивление народов и государств, не желающих терять свою независимость и самобытность.

По материалам газеты «Завтра»

Чего хочет Бильдербергский клуб

Даниэль Эстулин, политолог и автор бестселлера «Подлинная история Бильдербергского клуба», рассказал порталу Libertynewsonline, как Бильдербергский клуб собирается контролировать мировые процессы. Ранее, 1 июня 2010 года, Эстулин был приглашен выступить в Европарламенте по этому вопросу, где он заявил, что подлинная цель клуба — «глобальная империя».

«Существует ошибочное мнение, что деньги правят миром. Однако не они, а воля заставляют мир „вращаться“. Кризис показал, что сегодня у тебя есть деньги, а завтра их нет», — говорит Эстулин.

По его словам, в последние годы Бильдербергский клуб занят выстраиванием гигантских картелей. «Они по-прежнему считают, что миром правит тот, кто контролирует энергию, пути ее доставки и распределения. Простым людям (их они называют „грязные“) брошен миф о наступления всевластия информации и компьютерных технологий. Но отключите электроэнергию — и этот мир рассыплется, как карточный домик», — поясняет политолог.

Эстулин считает, что у этого клуба в арсенале есть одна мощная возможность противостоять гражданскому сопротивлению глобализации: «Это рукотворное создание гигантс

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Ложный след «Боинга» Ложный след «Боинга»

Международное «расследование» проигнорировало предоставленные факты и назначило Россию виновной в катастрофе MH17

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье