Мнения

В рамках гражданского общества

Сергей Морозов о борьбе с концертами западных антихристианских групп

  
2011
В рамках гражданского общества

То, что концерты американской дэт-метал группы «Cannibal Corpse» запрещаются в одном городе за другим, можно трактовать по-разному: как «начало нравственного возрождения России», или, напротив, победу мракобесия и невежества, погружения России в религиозную тьму. Впрочем, ставить точку рано. Те же православные активисты так и не смогли одолеть главную антихристианскую группу всех времен и народов «Slayer», которая, насколько я помню, достаточно спокойно отыграла свой московский концерт. Коммерческая масса злобных титанов трэша оказалась непосильной для православных активистов. Ту схватку они проиграли, в этой одерживают победу, то есть борьба идет с переменным успехом, в котором никто не может похвастать окончательной победой.

Но так, без окончательной победы, судя по всему, будет всегда.

В противостоянии православных активистов и любителей смертоносного метала ценность и смысл имеет сам процесс, потому что православные активисты и защитники тяжелого метала — это две стороны одной медали. От христианства в своей борьбе они удалены едва ли не в равной степени. На сегодняшний день самое примечательное в этом конфликте это то, что и те, и другие представляют собой живую иллюстрацию нашего скрипящего, но, судя по всему, худо-бедно функционирующего гражданского общества.

Но и это не все. И те, и другие — показатель того, сколь уродлива модель гражданского общества, не российского, а вообще, как такового.

Во всех славословиях гражданскому обществу мы забыли о том, что оно, в первую очередь, находится в сфере конфликта, области столкновения интересов. Мир и согласие вторичны по отношению к нему, конфликт постоянен, обязателен и не имеет решения. Потому что конец противостояния будет знаменовать собой конец гражданского общества. Плюрализм и отсутствие единой системы ценностей, которые его характеризуют, не позволят победить в нем ни той, ни другой стороне, более того, они лишь усугубят противостояние. Они — питательная среда для него. Само возникновение конфликта вызвано отсутствием моральной регуляции и экономической обусловленностью развития искусства в так называемом рыночном обществе. Свобода художника здесь не причем, вопрос самовыражения не имеет отношения к сути происходящего. Речь идет о планомерном заработке на пороке, который объединяет и тех, кто не отводит глаз от трусиков пенсионерки Мадонны и тех, кто потрясает антихристианскими хоругвями «Slayer», подкрепляя все это призывами скальпировать и убивать от «Cannibal Corpse». «Бог ненавидит нас всех», «Убить или стать?», антихристианство, разврат и порок — это фишки, на которых едет вся эта многочисленная армия рок- и поп-исполнителей. И они рабы этой фишки, рабы собственного имиджа, следование которому начинает определять не только их творческую карьеру, но и человеческую судьбу. Справедливости ради заметим, что такой же разновидностью заработка, только теперь уже на гражданственности и добродетели, по форме, по способу своего существования, просто менее эпатажного и явно-порочного является христианский рок, госпел, так называемое бардовское искусство или какие-нибудь песни протеста. Все эти жанры также являются условием попадания человека в обойму рыночных, обеспеченных постоянной публикой. Поэтому мы имеем сейчас перед собой, по большому счету, не некое подобие Армагеддона, а обычный обмен ударами между конкурирующими фирмами.

Столкновение металлистов и православных активистов, дискуссии о запретах концертов — это не падение, а высшая точка борьбы за гражданское общество. Потому что вопросы усыновления иностранцами, строительства приютов для кошечек и собачек, проведения концертов тех или иных металлических групп, а не вопросы ЖКХ, бедности, социальной политики и политического курса - это и есть активная, деятельная жизнь обычного гражданского общества.

При этом потенциал для раскачивания общественной «лодки» и возвращения к подлинной повестке дня, лежащей вне программируемого гражданским обществом перманентного конфликта, имеется у православия. Понятно, почему практический активизм сосредоточен именно в христианстве, потому что именно оно, христианство есть социально преобразующая идея. Христианство — это и есть бунт, желание коренного преобразования общества.

Позиция металлистов, колесящих по миру не столько с искусством, сколько с идеологией «свободы зарабатывания денег» — это позиция соглашателей и конформистов, тех, кого устраивает нынешнее положение дел, при котором дозволен и допустим «в эстетической форме» любой грех и порок.

Беда православных активистов в том, что пока они не доходят до недовольства, выходящего за рамки толкотни с теми, кто зарабатывает на пороке, до осознания несовершенства того социального порядка, который провоцирует существование таких форм «творческой» деятельности, мотором которой является грех. «Cannibal Corpse», «Slayer» или Мадонна — это отражение фатального социального изъяна, который не может быть изжит одним только механическим запретом на определенные формы эстетической деятельности.

Снимок в открытие статьи: Россия. Челябинск. 9 октября 2014 года. Участники американской группы Cannibal Corpse во время выступления на концерте / Фото: Евгений Хажей/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня