Мнения

Что общего у экскаватора и Марии Каллас

Против чего борется «Культурный фронт» и за что идет битва?

  
1502
Что общего у экскаватора и Марии Каллас

Кто или что в этой нетривиальной паре выше? Божественная гречанка или полезная строительная машина? Каллас поет. Не пела, а именно поет — в вечности. Машина копает.

На кой черт их сваливать в одну кучу?

Так может грешным делом подумать иной представитель «публики» — некоего среднеарифметического, во имя которого произносятся заклинания типа «мировой культурный контекст».

Тут и крыть нечем. Все три слова — богатые. Тут тебе и Мир. И Культура. И Контекст. Не хочется показаться некультурным и выпасть из мира и тем более из контекста. Не понимаешь искусства — стыдобища!

Платоновский Театральный Фестиваль, который прошел в Воронеже, на родине Платонова, под руководством режиссера Михаила Бычкова — фестиваль особый. По словам Маэстро, он призван познакомить публику с «современным художественными экспериментами», ну и далее — ввести в «общий мировой контекст».

Так что общего у Каллас и экскаватора?

Оба они — элементы «современного художественного эксперимента». «Танец человека и экскаватора», поставленный французским хореографом и исполненный французским танцором был показан пытливым горожанам на площади Ленина в качестве старта Фестиваля. Человек танцует в паре с машиной — под арию из оперы «Норма» в исполнении Марии Каллас. В сети есть — можно приобщиться! Кстати, к самому танцору нареканий нет — он профессионален и хорош. И все же.

Так кто выше?

Вопрос совершенно праздный в системе координат Платоновского театрального фестиваля, который манифестирует не только определенный театральный, но и общекультурной тренд, который с периферии постоянно хочет переползти в центр.

Смешение разнородных явлений, выдергивание иерархии, отсутствие сакрального и табуированного. Нет стыдного и сокровенного. Все одинаково ценно. А значит, по-настоящему, не ценно ничего! Храм ничуть не лучше помойной ямы, театр — борделя, библиотека — туалета, кладбище — торгового центра. Классическая музыка не более интересна, чем урчание желудка, а народная песня — не должна трогать душу больше синтезированных искусственных звуков. Война не священнее уикенда. Монахиня ничем не замечательней путаны, а уж Каллас — экскаватора тем паче. Тем более что Андрей Платонов, именем которого назван этот Пир Духовности, «любил» машины и вообще всякую технику, а особенно — железную дорогу. Ну, и экскаваторы, наверное, тоже!

«Все смешалось!» Постмодернизм!

Платоновский фестиваль, прошедший нынче с 5 по 15 июня, уже четвертый раз вовлекал жителей Воронежа в «контекст мировой культуры». Либерально-толерантной, но вполне железной рукой. Организатор и духовный вдохновитель праздника искусства Михаил Бычков в интервью Воронежскому ТВ удовлетворенно констатирует: «Воронеж сделал шаг в мировое культурное пространство!»

До этого город, как и вся Россия, видимо, пребывал вне ойкумены. На задворках, так сказать, мировой цивилизации. В самом этом высказывании, на которые так щедры мэтры одного с Михаилом Бычковым пространства, проявился «европоцентризм как Эдипов комплекс интеллигенции», диагностированный философом Александром Панариным.

Вот только рецепта философ не прописал. Да и какая тут духовно-идеологическая фармацевтика поможет, если на открывавшем фестиваль «Танце человека и экскаватора» присутствовал приехавший в Воронеж по делам помощник президента России Игорь Левитин и губернатор Алексей Гордеев. А Дмитрий Медведев лично (как свидетельствуют информационные агентства) одобрил кандидатуру режиссера на получение премии имени Федора Волкова «за вклад в развитие театрального искусства».

Видно, премьер-министру по душе пришелся «Танец человека и экскаватора», хит Четвертого Фестиваля! Это новые просторы. Это вам не Лопахины с Раневскими! А может, и другое действо взбередило премьера? Гвоздь Третьего Фестиваля, минувшего, 2013 года, — спектакль таллинского театра «Педагогическая поэма» — по мотивам работ Макаренко и Станиславского, не последних, между прочим, людей в «мировом культурном контексте». В сети (слава информационному обществу) есть отличные куски из спектакля, которые, видимо и тронули премьера за живое. На них горячие эстонские парни творят смелый «современный художественный эксперимент». В частности, матерятся (правда, по-своему, по-европейски, но с субтитрами). А еще — снимают, говоря цивилизованно, нижнее белье. А по-русски, по-варварски, значит, — трусы. «Публика» негодует, покидает зал. Не желает приобщаться, как предписано. А напротив того — ругается. Не дорос еще народец до «контекста"-то.

Особо упорные и нецивилизованные образовали «Культурный фронт» и борются со спасительной дланью «мировой культуры». Воронежское отделение сосредоточилось на Платоновском фестивале и Бычкове — им уже не интегрироваться нипочем!

Общий тон Маэстро в интервью одному из воронежских каналов, которое посвящено фестивалю, назидателен. Дидактичен. Он точно знает, что надо публике, какого рода продукт выведет ее с кружного пути бескультурья на торную тропу цивилизации. Рецепт тот же: «Интеграция „в общий мировой контекст!“» Какие могут быть сомнения?

— Публика должна двигаться!

— Позвольте, а куда?

— Публика пуглива и консервативна!

— Полноте… Так ли это дурно?

— Цель культуры и искусства — вести публику вперед!

— И все-таки куда? А вдруг там впереди — яма? Может статься, и выгребная?

— Посмотрели спектакли, увидели новое, нравственные устои не развалились? Не развалились.

Сказал — как отрезал! «Мастера не мудрствуют!», как говорится в консервативном советском фильме.

Не развалились пока, устои-то. Судя по тому, как народ бежал с «Педагогической поэмы». «Искусство в большом долгу!» — из того же фильма, консервативного.

Ресурс Театрал-онлайн утверждает, что фестиваль «вызывает восторг воронежцев и благосклонные отзывы столичной критики», и называет режиссера «человеком-сподвижником» (перепутали слова «сподвижник» и «подвижник — с кем не бывает, в мировом-то контексте!). Только жалко, что не формулирует четко, на каком поле подвизался режиссер, сподвижник-подвижник. Нет, чтобы обозначить без обиняков: снимать исподнее на сцене — это эстетично, гуманистично и вообще здорово! Чего стесняться, как-никак, «в мировой контекст вписываемся». Но нет, все издалека…

В интервью упомянутому изданию режиссер говорит, что «одна из задач искусства — делать общество цивилизованным». Это благая задача.

Михаил Бычков говорит много хороших, правильных, добрых слов — о художественности, о пользе чтения, ответственности художника, поисках, о творчестве и культуре в целом.

Просто, видно, понимает он все это по-своему. Не так как Платонов, Макаренко и Станиславский. Не говоря о Каллас!

Фото: platonovfest.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня