Мнения

Идеология мелкого лавочника

Татьяна Путинцева о либеральной экономике, толкающей страну в пропасть

  
7103
Идеология мелкого лавочника

Трудно отделаться от ощущения, что ушедший 2014 год неким таинственным образом связан с роковым 1914-м, годом Великой войны, и последовавшими за нею Февральской революцией, крушением русской монархии и государственности и, в конечном счете, глобальными изменениями во всем мире. Те трагические события, словно эхом, каким-то мистическим, потусторонним образом перекликается с нынешними: «Распутин-Путин, Путин-Распутин»… Путь или распутица?

В сложившихся условиях, когда волна эйфории, захлестнувшей нас после триумфа сочинской Олимпиады и вхождения Крыма в Россию, пошла на спад, а санкции достигли того уровня давления, когда уже никому не хочется смеяться, пришло время трезво взглянуть на то, что происходит сейчас в нашем доме — в России, поскольку понятно, что и Донбасс, и Украина в целом, являются лишь увертюрой к той мировой трагедии, сценарий к которой с невероятной скоростью пишется, словно на ходу, и в которой нам, русским, уже не в первый раз предназначена главная роль.

С разными чувствами встретило наше общество происшедшие за последний год события — от разочарования до восторга: маски сорваны, и никаких иллюзий. Как итог, одни обречены жить с чувством неразделенной, безответной любви к Западу.

Для других отношения с ним — в словах поэта:

Была без радости любовь,

Разлука будет без печали.

Тем, для кого происшедшее стало неожиданностью, можно лишь посоветовать взять в руки хороший учебник отечественной истории.

Столкнувшись с внешними угрозами, прежде всего со стороны консолидированного Запада, мы стоим перед необходимостью осознать, что главной угрозой для государственной целостности Руси-России на любом историческом этапе являлись исключительно ее внутренние болезни. Именно внутренняя неустроенность и слабость, и как следствие — соблазн легкой победы, провоцируют агрессию Запада.

В условиях, когда России объявлена война не иначе, как до победного конца, надо признать, что главнейшей болевой точкой, как и для всех стран, переживших так называемые «цветные революции», оказывается отнюдь не тяжелое экономическое положение, в котором, по всей вероятности надолго, мы скоро окажемся.

Нынешние экономические санкции призваны обнажить и непременно обнажат имеющиеся глубокие внутренние разрывы как в самом обществе, так и между гражданским обществом и властью, которую олицетворяет Путин, но которая не есть Путин. Та картинка, которую мы видим и слышим в СМИ, мягко говоря, не вполне отражает многоцветие нашей действительности.

Доверие лично к Путину не означает доверия к власти в целом с ее вечным «кидаловом», что и показали события, связанные с падением курса рубля. Кажется, лишь Путин с его несомненной харизмой смог в какой-то мере остановить всеобщую панику.

Доверие же к правительству небезосновательно падает, практически никто не верит в его дееспособность. Не ожидая такого подвоха от западных партнеров, оно, с одной стороны, не может выйти из состояния некоторой оторопи, а потому решило, похоже, кое-как перетерпеть и дождаться благоприятной конъюнктуры на нефтяном рынке и отмены санкций, что есть утопия. С другой стороны, оно своим бездействием или в иных случаях саботажем словно говорит: «Крым присоединили, антисанкции ввели, — вот и разбирайтесь теперь».

В данном контексте, к сожалению, практически не замеченными, но едва ли не самыми значительными словами президента на последней пресс-конференции стали слова о том, что главным условием стабильности государства является опора власти на народ. А опора — это то твердое основание, от которого можно, оттолкнувшись, взмыть высоко вверх или устремиться вдаль. Опора не может быть ни вязкой, как болото, ни зыбкой, как песок. Какова же нынешняя опора?

В этой связи сейчас, как никогда, полезно вспомнить: всего лишь сто лет назад, пышно отпраздновав 300-летие Дома Романовых, с каким подъемом национального чувства русское общество встретило Первую мировую войну. Казалось, общество слилось в едином порыве, и каждый русский готов был умереть, защищая братский сербский православный народ. Закончилось это великой кровавой резней на всем пространстве великой империи.

Так не будем опрометчивы в своих чувствах на этот раз, мы можем потерять остатки государства. Увы, сегодня есть основания задуматься об этом всерьез: слишком велики угрозы, и было бы верхом легкомыслия недооценивать их.

Так часто тиражируемая цитата о том, что в 17-м году «Россия слиняла в три дня», свидетельствует лишь о нежелании или неспособности иных деятелей видеть и понимать происходящие в обществе процессы. Ничто не случается вдруг, если это, конечно, не чудо. Тех, кто пророчествовал и предупреждал, будь то бывший каторжанин Достоевский или святой Иоанн Кронштадтский, предпочитали просто не слышать.

А что же сегодня?

Сегодня мы явились свидетелями того, как пришедшие к власти в 90-е годы и претендующие на новое слово в русской истории либералы ничего нового не придумали, но воспроизвели столь привычное для русского государства единодержавие — республику с почти неограниченными правами президента: совсем не случайно одни сравнивали Ельцина с Петром Великим, другие называли его царем Борисом. Теперь все надежды связаны с именем Путина, о чем свидетельствует его рейтинг, правда, стоит помнить, рейтинг легко падает при первых же серьезных промахах и неудачах.

Так называемый парламентаризм с его выборами в том виде, в каком он существует, скорее всего, явление переходного периода. Кто ныне всерьез воспринимает нашу Думу с Советом Федерации?

Но вот что приходится признать, государственная конструкция, в основе которой — перевернутая пирамида с вершиной внизу, вряд ли может считаться устойчивой, и все мы это чувствуем: подумать страшно, что случится со страной, если исчезнет Путин даже по вполне естественным причинам! Но ведь он непременно должен уйти по Конституции.

В этой связи отметим, что оглядки на монархию, существовавшую в России в течение 300 лет, и мечты о некоей народной, выборной монархии совсем не оправданы, поскольку истоки монархии — в религиозном сознании. Самой распространенной формой религиозного сознания на сегодняшний день по факту является многоликое язычество.

Поиск устойчивости государства в сталинизме тоже не увенчается успехом: сталинизм был вдохновлен великой до самоотвержения, почти мессианской идеей. Но великие идеи не формируются, они вызревают и рождаются. На данном историческом этапе в демократической России нет даже внятной государственной идеологии, да и по действующей Конституции ее существование прямо запрещено.

Но, как известно, «свято место пусто не бывает». Идеология потребителя, мелкого лавочника вне зависимости от размера капитала, когда на продажу все (от детей до Родины) — это и есть идеология современного практического либерализма, и не только российского. Эта идеология на протяжении нескольких десятилетий растлевала и разрушала каждую клетку общественного организма.

В бульоне 90-х бациллы разного калибра порошенок с кучмами и коломойских с аваковыми размножались в огромном количестве на самых разных ступенях общества на всем пространстве бывшего СССР. Российское общество — не исключение.

Несомненно, в последние годы наметился курс на традиционные ценности, главной из которых является суверенность государства, и это дало надежду на возвращение чувства национального достоинства и через него на преодоление имеющихся противоречий, объединение народа и через это — рождение национальной идеи. Но заметим, этот курс разделяет далеко не все общество.

Речь идет не только о слое олигархов и благополучно устроившегося чиновничества, которые не мыслят своего существования иначе, как в контексте разной степени интегрирования в западное общество.

На запасные аэродромы, загружаясь банками тушенки и замороженным мясом, раздраженные падением курса рубля потянулись упитанные рантье и владельцы весьма средних активов, оказавшихся неликвидными.

И тем, и другим не нужен плохо обустроенный проблемный Крым, за который теперь приходится платить, они уже заплатили за виллы на Лазурном берегу или уютные квартирки в солнечной Болгарии или Турции.

Некоторые из них имеют смелость или глупость откровенно и публично сожалеть о вхождении Крыма в Россию и предлагают отказаться от него.

Другие, никак не соотносящие себя со средним российским обывателем, — деятелей науки, культуры, искусства, спорта, за исключением отдельных представителей, являющихся символами скорее советской эпохи, — делают вид, что происходящее в стране их не касается, и предпочитают отмалчиваться. Запад только намекнул через своего латышского вассала — и никто не смеет провести благотворительный концерт, спектакль, публичную акцию в помощь убиваемых, голодающих детей Юго-Востока Украины, которых мы называем русскими. Осуждать не берусь. Тут уж «каждый пишет как он слышит, каждый слышит как он дышит». Один только вопрос: «Что имели в виду эти люди, когда говорили о свободе?»

Вполне средний обыватель, столкнувшись с наступающей безработицей и падением реальных доходов, разрушающейся на глазах системой здравоохранения, растущими ценами на продовольствие и лекарства, тарифами на ЖКХ, уже брюзжит по поводу того, что вовремя не уехал на Запад сам или не отправил туда своих детей.

Мы все прекрасно знаем из собственной новейшей истории, на чьи плечи ляжет бремя очередного кризиса. «Эффективные менеджеры» дерипаски уже в который раз выстроились в очередь за государственной помощью. Таким образом, нарастающего конфликта между элитами и нищающим бесправным народом никакой Путин не преодолеет — ни парадами военной техники, ни маршами «Антимайдана». Не преодолеть пропасти между теми, для кого Россия — цель и смысл, и для кого она лишь средство.

Будем отдавать себе отчет в том, что в условиях бездарной экономической политики и тотальной коррупции увеличивающееся и без того громадное имущественное, и как следствие, правовое и социальное неравенство, могут, как и на Украине, привести к взрыву. Не стоит тешиться иллюзиями: не меньше, чем украинский, русский народ ненавидит свой правящий слой и воспроизводимый им режим. «Ворошиловский стрелок» — вот истинно народный герой, стали поговоркой слова другого любимого киногероя «Вор должен сидеть в тюрьме». На таком фоне не за горами социальные протесты.

Между тем, проблему коррупции, вероятно, сознательно вывели из поля зрения, заслонив ее событиями на Украине, а процесс идет, и страна, разъедаемая ею, находится в состоянии, которое можно определить поговоркой «Курочка по зернышку клюет, а весь двор в г…»

То, что дело Сердюкова закончилось ничем, вполне закономерно. Потому логично, что в СМИ пошли разговоры об эффективности Сердюкова как руководителя на первом этапе его деятельности. Очевидно, стрелки будут переведены на Васильеву, да и это дело потихоньку умрет, как и многие до него.

Очевидно, что всеохватывающую коррупцию победить некем и нечем: нет ни цели, ни воли, ни средств. Проблема вся в том, что ее источником является сама либеральная модель развития, в которой коррупция — совсем не преступление, а своего рода общественный договор, в рамках которого общество мыслит и живет, подобно тому, как финансовые спекуляции тоже не преступление, а всего лишь один из способов получения дохода в условиях рыночной экономики. И здесь все средства хороши. Полезно вспомнить, что те, кто отсиживал сроки за экономические преступления в советских тюрьмах, до сих пор именуются первопроходцами свободного рынка, передовым отрядом предпринимателей. О какой же законности можно говорить, если уголовники в 90-е стали фактически законотворцами и тем самым надолго определили экономические и политические пути развития страны. Вор всегда ворует, так же, как предатель всегда предает.

До недавнего времени в условиях относительной сытости и запроса на некую консолидирующую народ идеологию Путину удавалось балансировать, опираясь, с одной стороны, на крупных собственников и коррумпированное чиновничество, с другой — на среднего обывателя (про средний класс говорить можно только очень условно).

В ситуации сочетания санкций, падения цен на нефть с войной на Украине ресурс для такого балансирования заканчивается.

Сначала о том, что лежит на поверхности: в отличие от Путина Медведев на посту президента вполне устраивает и наших либералов, и Запад. С одной стороны, мы никогда не слышали об авторитарном «режиме» Медведева, с другой, очевидно, именно переизбрание Путина на второй срок вызвало такое яростное и отчаянно-ожесточенное сопротивление либеральной оппозиции и Запада.

С другой, нельзя было не заметить отсутствия президента на столь представительном гайдаровском форуме, что можно трактовать как отсутствие единого взгляда на проводимую правительством либеральную политику. Откровенное саботирование распоряжений Путина тоже говорит о том, что «не все в порядке в Датском королевстве».

Ну и, наконец, в своем интервью отличающийся в последнее время крайней степенью откровенности Обама прямо сказал, каким лидером доволен Запад, и на кого должна ориентироваться российская оппозиция. А в том, что Запад ей поможет, нет никаких сомнений.

Со времен Ельцина, отказавшись от Родины, народа и, главным образом, от совести, наша так называемая элита продавала и предавала все с единственной целью — обогатившись и обретя власть, встроиться в западную элиту, встать вровень с ней и перейти на иной уровень власти.

Этим, собственно, озабочены сейчас и украинские олигархи. В конечном счете, это стремление и есть движущая сила развязанной бойни, которой очень кстати и умело пользуется Запад.

Раскалывая российские элиты, вводя санкции в отношении одной ее части, он тем самым говорит другой: «Добро пожаловать». И вот уже Абрамович инвестирует в американские газово-сланцевые проекты.

Ограничивая или совсем отнимая возможности для элит жить по двойным стандартам: зарабатывать в России, а капиталы держать на Западе, там же обрастать недвижимостью, лечиться, обучать детей и вкладываться в их, уже западный бизнес, — Запад заставляет их делать выбор.

И это дает шанс, если можно так выразиться, национализировать вменяемую часть элит. Для этого есть очень убедительные аргументы. Нам очень четко дали понять, что поляна занята, у Запада есть своя, жадная до всего элита, и он продемонстрировал, как относится ко всем прочим, будь то замученный в Гаагской тюрьме Милошевич, повешенный Хусейн, Мубарак или зверски растерзанный Каддафи. Печальна участь и Березовского. Убийство Немцова в любом случае — разменная монета в политической борьбе. Как это ни гадко, став политическим аутсайдером, мертвый, он объективно гораздо больше нужен своим единоверцам, чем живой. Такая вот «люстрация» по-американо-европейски. Это вам не мусорные баки в Киеве. Проигрыш стоит жизни.

Рассматривая мозаику событий на Украине, можно увидеть, если у господ Порошенко и Коломойского есть активы в России, то у наших известных господ помимо западных, есть немалые активы в той же Киевской, Ивано-Франковской областях, Запорожье или Днепропетровске с Николаевым. Партнерами Рината Ахметова в Донецке являются наши граждане из списка Форбс. Интересы украинского и российского олигархатов давно переплетены, что не означает, естественно, наличия противоречий. Но распад Украины может обернуться для тех и других потерей приличных прибылей.

У коломойских нет национальности и национального языка, нет истории, их общий язык — английский. По их заказу как для украинских, так и для российских школьников Сорос писал лживо-мерзкие учебники по истории. Именно они прежде гуманитарной катастрофы на Юго-Востоке Украины устроили истинную гуманитарную катастрофу в умах и душах украинцев и русских, приведшую к необратимой деградации и вымиранию. Потому и тем, и другим ненавистен Донбасс как национально-русское освободительное движение. В том числе, поэтому Донбассу надолго предстоит оставаться в заложниках и в одиночку бороться за жизнь и достоинство.

Спекулируя на украинской трагедии и вконец изолгавшись, российские элиты и их подпевалы пытаются отмыть себя с Ельциным от русской крови, пролитой в октябре 93-го, перевертывая все с ног на голову. Будучи братьями-близнецами и с Януковичем, и с Порошенко, они тщетно хотят представить себя миротворцами, избавившими Россию от гражданской войны.

При всяком сравнении Донбасса с Чечней они лгут о какой-то доброй и разумной воле ельцинских заправил, позволившей установить мир на Кавказе. «Не течет из одного источника сладкая и горькая вода». Как это ни отвратительно, но скорее развязанный международными бандами террор, поставивший ельцинскую власть под угрозу уничтожения, и звериный инстинкт самосохранения заставили ее сесть за стол переговоров и найти компромисс.

А между тем, уже год в российских СМИ — ничего о том, что происходит в экономической и политической жизни самой России, и это в условиях тотального кризиса.

В своем стремлении удержать власть и сложившийся порядок вещей нас, русских, долбят майдановской страшилкой и, раскручивая истерию, запугивают сжигаемым и убиваемым Донбассом. Нас призывают терпеть и сносить все и всех, не успевших до конца приватизировать и распродать, подсовывая: «Лишь бы не было войны». Это могло бы быть правдой, если бы не было столь цинично. Разве нет правды в лозунге «Труд делает свободным»? Но не над входом в Освенцим.

Вот совсем свеженькое: китайцы еще не попросили, а Дворкович на Красноярском экономическом форуме уже готов, «не видя к тому политических препятствий», отдать под контроль китайцев стратегические месторождения. Вот так, из огня — да в полымя. Вчера американцам — сегодня китайцам. Мы даже готовы помочь кредитами Греции, Кипру. На крови украинской и русской замешивают они свою агонизирующую власть и ускользающий комфорт. Сея страх и ежедневно приучая к жестокостям и безнравственности, нами, как и прежде, манипулируют.

Если для украинской власти в условиях кризиса единственное условие существования — война с русскими, то для нашей двоящейся власти — непрекращающийся Антимайдан, пугающий и грозящий Донбассом. Две стороны одной медали.

Более существенно то, что над российской властью, впитавшей в себя ельцинскую элиту, дамокловым мечом висит грех предательства и беззакония, о которых не произнесено последнего слова, слова правды. А оно, как и справедливость — в инстинкте самосохранения русского народа.

Потому горбачево-ельцинские элиты, будучи воплощением лжи и несправедливости, даже трижды освященных законом, прокляты в народном сознании за разрушение великой страны, в фундамент которой впаяны труд и подвиги, пот, кровь и жертвы многих и многих поколений. Сочащаяся кровью Украина — тоже их предательство. Долго можно продолжать. Немного семей, где бедой не отозвались бы те 90-е. «Никто не забыт, и ничто не забыто».

Напрасно нам убаюкивающе мурлычут, что через пару поколений, стоит только потерпеть, из детей этой продажной элиты вырастет национальная. Очнитесь, господа, не случилось этого в 17-м, не случится теперь.

У тех, кто был обманут и ограблен в 90-е, подросли свои дети, с чьей-то легкой руки названные «поколением pepsi», не получившие ни должного воспитания, ни должного образования, ни социальных лифтов. Выросшие в атмосфере бандитизма, морально-нравственного разложения, ставшие очевидцами крушения любых идеалов и попирания какой бы то ни было справедливости, они готовы откликнуться на всякий радикализм — национальный и религиозный.

Если при всем вышесказанном учесть фактор наличия действующей сети исламистских радикалов, то оказывается, что здание нашей государственности пронизано трещинами, которые могут превратиться при определенных условиях в огромные проломы.

Одним из таких условий является большая европейская война, в которую США упорно толкают мир, и которая, как кислород, им нужна. Именно США становятся в таком случае конечными выгодоприобретателями. В мире, охваченном пламенем войны, они остаются единственным островом мира и стабильности, что обеспечивает им безусловное мировое лидерство, к которому, не скрывая, они стремятся. Совсем не случайно прежде чем, как фитиль, поджечь Украину, они целенаправленно подожгли Африку и Восток, создав «Исламское государство». Здесь нет никаких ошибок. На очереди Европа с Россией. Китай удушить не составит особого труда.

Потому в предстоящие кризисные годы, а мы только в начале его, России, чтобы не исчезнуть, придется не просто изменить экономическую модель развития и политическую систему, сложившиеся в эпоху ельцинизма. Запрыгнув в 90-х в последний вагон поезда, несущегося в пропасть, нам надо срочно сойти с него. Уже вполне очевидно, что никогда не выиграть по тем правилам, по которым нас принуждают играть. Обнаружив, что вы сели играть за стол с шулерами, чтобы сохранить лицо, вы обязаны встать и выйти из-за стола. Это не значит, что Россия должна отрезать себя от мира. Надо играть с теми, кто готов играть честно.

Но прежде всего надо навести порядок в собственном доме.

В этой связи Путину предстоит решить тяжелейшие задачи, доказав тем самым, что он — действительно национальный лидер.

Создать новую экономику на новых принципах, что потребует притока новых кадров. Доколе можно тасовать одну и ту же колоду? Всерьез заняться гуманитарным образованием, поскольку истинный патриотизм рождается в большой степени от знания собственной истории и литературы, а не в патриотической истерии. Изменить нравственный климат, очистив СМИ от откровенного разврата и жестокости, особенно детской, тем самым укрепить семью и помочь ей в воспитании детей, а не бороться с курильщиками на экране, раздражая общество. Но прежде всего власть должна стать народной, избавиться от всякой двойственности, что, собственно, в свое время сделали большевики, поскольку «не устоит царство, разделившееся в себе».

А предварительно повесить большой, на всю страну плакат: «Совесть, справедливость и мужество!»

Только это даст нам силы принять вызов и выжить. Иначе мы повторим февраль 17-го.

Фото: ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня