Мнения

Экзамен из трех букв

ЕГЭ постоянно совершенствуется, но от некоторых недостатков избавиться никак не может

  
2592
Экзамен из трех букв

Нововведения практически всегда приживаются тяжело, иногда даже очень тяжело. Но, пожалуй, ни одна реформа не вызывала столь сильного и столь принципиального возражения со стороны и большинства общества, о чем свидетельствуют опросы, и со стороны многих специалистов, как введение Единого государственного экзамена. Ректор МГУ Виктор Садовничий без обиняков назвал ЕГЭ «кузницей посредственностей». А ведь цели у тех, кто задумал такую глобальную тестовую систему для проверки знаний выпускников школ, были самые что ни на есть благие — дать возможность ребятам из глубинки поступать в столичные вузы наравне с москвичами и питерцами, убрать двухступенчатую систему экзаменов и поставить заслон коррупционным проявлениям в сфере образования. Но, как водится, благие цели привели туда, куда привели.

Впрочем, еще не привели, а ведут, ведь и сам Единый государственный экзамен ныне совсем не тот, что был еще недавно. За шесть лет, с 2009 г., когда он стал обязательным, ЕГЭ претерпел ряд серьезных изменений. В этом году, например, к нему добавили обязательное сочинение. В общем, работа над ошибками идет постоянно, но удастся ли справиться со всеми недостатками тестовой системы испытания подрастающего поколения — пока неясно. Однако само намерение внести коррективы — уже похвально. В этой статье мы отметим лишь основные недостатки данного типа экзамена.

Недостаток № 1 — ЕГЭ категорически не подходит для гуманитарных предметов

Сам факт возвращение сочинения — это уже отчасти признание того очевидного факта, что с помощью тестов талантливых писателей, журналистов, литературоведов, историков из общего потока абитуриентов выделить никак не возможно. Представителям гуманитарных специальностей надо уметь преподнести свою идею в научной или художественной форме, а не заполнять клетки, как в кроссворде. Ну а ничего лучше для проверки этого нехитрого умения связывать слова и падежи в них, как сочинение, человечество не придумало.

Вот только в идею ЕГЭ оно точно не укладывается. Сочинение — штука творческая, а значит, сугубо индивидуальная — оценивать ее искусственный интеллект пока, а вероятно, и никогда в будущем не сможет. Соответственно, проверять творческие изыскания только что закончивших школу, например, по энциклопедичности романа в стихах «Евгений Онегин» или по смыслу заглавия драмы «Гроза» придется, как и 20, и 100 лет назад, преподавателям, т.е. людям. А это значит, что без известной доли субъективности обойтись не удастся.

Да, собственно, и прежде в полной мере было нереально обойтись, потому на некоторые вопросы по истории и литературе требовалось дать развернутый ответ. Наличие заданий, где требуется творческий подход, само по себе говорит, что примитивное угадывание правильного ответа, как в передаче «Кто хочет стать миллионером», никакого представления об интеллектуальных способностях выпускника дать не может по любой гуманитарной специальности. Ведь историю нельзя свести к примитивной шкале исторических дат, а обществознание только к сумме статей и параграфов законодательных актов. Надо уметь правильно сопоставлять события, находить их причины, чтобы сделать логически верные выводы.

Недостаток № 2 — ЕГЭ не позволяет судить о том, как человек мыслит и генерирует идеи

Ничего удивительного в этом нет, поскольку само появление ЕГЭ связано с вольной или невольной сменой акцентов в образовании — со способности придумывать новые, оригинальные решения, прежде всего, технические открытия на точное и скрупулезное следование набору инструкций. Первый подход рассчитан на общество, где самым уважаемыми людьми являются инженеры и конструкторы, где страна является одной гигантской научной лабораторией, в которой могут решаться задачи самой высокой степени сложности вплоть до полетов в космос и термоядерного оружия. Был такой период в истории нашего Отечества.

Второй подход предназначен для совсем другого типа общества — общества потребления. В нем важен четкий отлаженный канал поставок от производителя до потребителя, а значит, должна быть грамотная логистика, четкий бизнес-план и вежливый пунктуальный персонал. Вся страна в этом случае — один сплошной гипермаркет, в котором свобода мысли тоже требуется, но в форме креатива при оформлении упаковки и составлении рекламного проспекта. Для такого общества образовательная система должна подготовить знающие инструкции кадры.

Нетрудно заметить, что изменения в ЕГЭ начались тогда, когда государство вновь поставило задачу индустриализации, именуемой ныне модернизацией. А решить ее без целого сословия инженеров, врачей, учителей и внушительной прослойки ученых нереально. А чтобы они возникли в обществе в том виде, в котором были в середине XX в., необходимо возвращать старые добрые традиции советской, да и русской дореволюционной школы, где главная задача была научить человека самому находить решение, а не выбирать правильный ответ из нескольких возможных.

Недостаток № 3 — ЕГЭ ставит на человеке вне зависимости от способностей штамп пригодности или непригодности к высшему образованию

Не будем сейчас перечислять всех великих людей, которые, как говорят, учились в школе весьма посредственно, но смогли добиться многого, даже учеными умудрились стать. Добились бы они своих фантастических успехов, если бы сдавали ЕГЭ, — очень большой вопрос. Не исключено, что теория относительности того же Эйнштейна застряла бы в силовом поле жестких требований тестовой системы, и уж точно места его легендарной формуле о связи энергии и массы тела в клетках егэшного бюллетеня не нашлось бы.

Конечно, у талантливых ребят есть шанс пробиться через олимпиады, а также в те немногие вузы, которые выведены за скобки ЕГЭ. Кстати, это трудно объяснимое выведение за них наиболее престижных институтов, в частности МГУ, говорит о подлинной цене в их глазах тестовых экзаменов. Если бы результаты, которые на них показаны, были бы максимально объективными, то как раз наиболее популярные высшие учебные заведения должны были бы их всячески приветствовать, ведь они снимали бы с них груз ответственности при нелегком отборе. Ну а пока все вузы в стране равны, но кое-кто все же равнее — в упомянутом Московском госуниверситете как были вступительные экзамены, так и остаются, судя по размещенным правилам приема 2015 г. Подчеркну, и замечательно, что остаются.

В остальных случаях абитуриентам приходится уповать на то, что набранных ими на ЕГЭ баллов окажется достаточно. Но это в лучшем случае, в худшем — если ступор не дал им вовсе сдать тест как следует, требуется пересдача. Пересдать же в текущем году можно только один из двух обязательных предметов (русский язык или математику) и только в случае болезни или иной уважительной причины оба сразу.

Но проблема может возникнуть и при отличном результате Единого госэкзамена, если они не подкреплены столь же отличными знаниями, а не навыком выполнения тестов. Вузы все равно отсеют слабых по итогам ближайших сессий, но вот только ребята с более низким баллом ЕГЭ, но, возможно, более высоким IQ уже не смогут занять места тех, кого потом отсеют. Пересдача с удовлетворительного на более высокий балл не предусмотрена, так что сколько получил, если это не провал вообще, то столько за тобой и будет числиться до следующего года, когда будет-таки предоставлен шанс на пересдачу на лучший балл. Вот так, весьма вероятно, и пересдавал бы физику Альберт Эйнштейн год за годом вместо изобретения теории относительности, но ему повезло — ЕГЭ сдавать не пришлось.

Недостаток № 4 — возможность подавать абитуриенту документы в пять самых разных вузов, от педагогического до медицинского, от театрального до строительного

Конечно, и раньше молодой человек или девушка могли попробовать сдать экзамены сразу в два вуза, причем весьма разных специализаций. Но не в пять же. Иными словами, ни о какой профориентации речь вообще не идет — главное, хоть куда-то поступить и попробовать одновременно в престижное местечко попасть. Как потом поступивший по наитию Митрофанушка станет осваивать профессию, которая, если по-честному, ему практически по барабану, выходит, неважно. Важно в соответствии с канонами либерализма дать право выбора, и побольше, хотя сейчас и в пределах пяти штук. Точнее, 15, ведь в каждом вузе документы разрешается подавать аж на три факультета. Т.е. в педагогическом университете можно попробовать стать преподавателем биологи и русского языка, а еще и учителем географии до кучи.

А все потому что в эпоху ЕГЭ за место в вузе соревнуются не сами ребята и девчата, а копии их документов. Вузы вынуждены выбирать подопечных вслепую из множества котов в мешках с риском, что этих «котов» в итоге может не оказаться вовсе, потому что абитуриенты вправе выбрать альма-матер, которые им покажутся более привлекательными.

В результате во многих институтах чуть ли до самого последнего момента не догадываются, сколько и с каким реально уровнем подготовки у них будет студентов. А ведь надо спланировать расписание, загрузку преподавателей, которым, весьма вероятно, предстоит подтянуть мастеров заполнять тесты до приемлемого для учащихся данного института уровня.

Впрочем, этот недостаток ЕГЭ исправить проще всего — достаточно ограничить рассылку документов не пятью, а тремя вузами, ну и не тремя, а лишь двумя смежными факультетами в них. Вот только в этом случае Единый госэкзамен лишится одного из немногих своих плюсов — возможности одновременно пристраиваться в самых разных институтах.

Недостаток № 5 — вузы, за исключением некоторых, не могут при ЕГЭ отбирать способных студентов по своим критериям

Введение Единого госэкзамена действительно многих абитуриентов во многом уравняло в шансах. Вот только всегда ли это можно счесть достоинством, если в пачке однотипных документов со сходными результатами страна потеряет новых Курчатовых, новых Келдышей, новых Жоресов Алферовых. Талантливых самородков и при очном-то общении на обычном экзамене, увы и ах, можно проглядеть. А как понять, что вот этот билет не просто еще одного отличника, а будущего Ломоносова, Менделеева, Павлова?

Наверное, выбирая устные экзамены и письменные в форме контрольных и сочинений, многие поколения российских и советских профессоров прекрасно понимали риски, в том числе коррупционного плана, но все-таки предпочли именно их. В этом случае вероятность пропустить настоящее дарование, способное принести славу не только данному высшему учебному заведению, но, вполне возможно, всей России намного меньше.

При тестовой системе происходит определенное усреднение требований. Организаторы ЕГЭ это тоже понимают и в этом плане тоже пытаются внести новшества — сделать его двухступенчатым. Один вариант планируется сделать базовым — для всех, так сказать, понемногу, а второй, продвинутый, для знатоков — для тех, кто имеет склонность, например, к математике. Другой вопрос — о каком тогда едином госэкзамене может идти речь? Тут надо учитывать, что базовый уровень не позволит поступать в те вузы, которые считают данный предмет основным или одним из основных для той или иной специальности.

При старой системе выпускные экзамены как раз и выполняли роль базовых, а вот на вступительных можно и даже нужно было показать что-то эдакое. И преимущество получали те, кто долго и систематически готовился — самостоятельно, на подготовительных курсах или с преподавателям. Причем готовился не просто заполнить клеточки методом научного угадывания, а показать себя, свои знания с лучшей стороны, что, согласитесь, не совсем одно и то же.

Верхушка айсберга

Конечно, система приема экзамена далеко не самое главное в системе образования — это, так сказать, лишь верхняя часть учебного айсберга. Куда важнее направление его движения — в сторону большей коммерциализации, как происходит сейчас, или, наоборот, максимального сохранения возможностей для бесплатного его получения, как хотелось бы. Куда принципиальнее, как показал трагический пример Украины, не как сдают учащиеся экзамены, а что именно сдают, — содержание школьных программ по истории и литературе. От этого зависит, с какими мировоззренческими установками вступят во взрослую жизнь миллионы юношей и девушек, какие идеи они будут отстаивать.

ЕГЭ же всего лишь экзамен. Да, на взгляд автора этих строк, не самый удачный для проверки знаний, профориентации и планирования работы институтов, но не более того. И его надо выпускникам просто выдержать, несмотря на все его недостатки. Да, вступительные экзамены при всех их минусах было психологически проще сдавать — где-то про себя можно было сказать в случае неудачи, что «завалили». Здесь же учащемуся пенять для самоуспокоения не на кого — тут только он и клеточки ЕГЭ. Но это как раз плюс.

Александр Евдокимов, старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, кандидат филологических наук.

Фото: Станислав Красильников/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня