Мнения

Хорошее было ведерко

Дмитрий Соколов-Митрич: платные парковки — это логичное продолжение вчерашней борьбы с мигалками

  
7682
Участники акции «Общества синих ведерок»
Участники акции «Общества синих ведерок» (Фото: Владимир Астапкович/ ТАСС)

Ну, чего вы так разбузились на тему платной парковки? Митинги соберем, волну поднимем, Ликсутова синими ведерками закидаем!

И ладно бы угрозы приводили в действие. Но митинги больше пятисот человек не собирают, волна дальше соцсетей не выплескивается, а Ликсутов, зараза, все никак не увольняется. Зато почему-то стремительно деградирует само движение автолюбителей. Еще недавно оно пользовалось массовой поддержкой среднего класса, а теперь превращается в субкультурное гетто с эгоистическими интересами и ущербной сословной идеологией.

Хотите, расскажу, почему?

Все очень просто. Вот возьмем, к примеру, меня. Я как раз представитель того самого среднего класса — скорее живого, чем мертвого. В начале десятых годов я с большим энтузиазмом поддерживал борьбу с проблесковым беспределом на дорогах. Пользуясь служебным положением заместителя главного редактора журнала «Русский репортер», использовал любую возможность помочь «Синим ведеркам». Даже придумал гражданскую акцию «Я пропускаю только 01, 02, 03», и мы в «РР» активно ее продвигали. С нашей подачи в 2011-м году наклейку с этим текстом разместили у себя на заднем стекле многие тысячи автомобилистов.

При этом меня, как и многих других представителей среднего класса, мотивировало в этой активности соображения идеологические, а не прагматические. Сам я уже давно переболел автомобильной ветрянкой и передвигаюсь по Москве, в основном, на общественном транспорте. То, что делали «Синие ведерки» иже с ними — это была принципиальная борьба двух идеологий на букву «Э». Смотрите не перепутайте. Элитаризм — это когда есть замкнутая в себе элита и масса, которую не спрашивают. Эгалитаризм — это когда ставка делается на общество с равными политическими, экономическими и правовыми возможностями для всех. Разумеется, второе «Э» мне нравилось больше.

Эта борьба с переменным успехом продолжается до сих пор. Но стиль отношений между обществом и властью все-таки постепенно меняется в пользу общества — по крайней мере, на дорогах. Чтобы встретить сегодня в Москве гражданский автомобиль с мигалкой, нужно сильно постараться. Видимо, по скрытым коридорным коммуникациям героям прежнего дорожного беспредела поступил доходчивый сигнал: «Понты отставить, проблесковые погоны снять!» В данном конкретном сражении победил эгалитаризм. Эта победа была едва ли не первой, но, как оказалась, и не последней.

Именно духом эгалитаризма пропитаны реформы московского городского пространства, которые очень резво проводит собянинская команда. По крайней мере, я, как типичный представитель среднего класса, чую это умом и сердцем. Запрос именно на такие перемены сформировался у меня еще в конце нулевых годов. Расширение общественного пространства, реабилитация пешеходов, жесткая регламентация транспортного поведения. Сегодня эти перемены идут со скрипом, но они все-таки идут. Много ошибок и глупостей, но это именно ошибки и глупости, а не стратегически неверный выбор развития.

Я сам недавно попал под раздачу — пришлось потратить 3 часа и 10 тысяч рублей на вызволение семейного автомобиля из плена. Сюжет, вполне пригодный для очередного поста ненависти под заголовком «Ликсутов, гори в аду!» Супруга второй год подряд паркуется на улице Ладожской. С недавних пор часть парковочных мест на этом участке выделили для инвалидов. Разумеется, поставили соответствующий знак. Разумеется, его никто не замечает, потому что многолетние поведенческие привычки людей сильнее. Никому в голову не придет каждый день проверять, не изменились ли правила парковки там, где они не менялись годами. И, разумеется, если задача регулятора — реальная забота об инвалидах, а не повышение заполняемости штрафстоянок, то такие перемены должны сопровождаться особыми логистическими мерами. Как минимум — точечная маркировка каждого парковочного места и особый, бросающийся в глаза знак, возвещающий о новых правилах игры.

Но я не стал пускать по сетям пост ненависти — ее там и без меня хватает. Я списал эти 10 тысяч по статье «транзакционные издержки». И я был бы очень рад, если бы мои родные «Синие ведерки» организовали митинг с требованием устранения перегибов парковочной реформы. И выкатили бы московским властям список предложений, как их можно устранить. Я бы обязательно на этот митинг пошел. Но вместо этого активисты-автомобилисты закатывают эгоистические истерики, передергивают факты и чем дальше, тем уверенней загоняют себя в тупик.

И тут мое желание идти на их митинг полностью пропадает. Во-первых, потому что маргиналов властям легко игнорировать — на то они и маргиналы. А во-вторых, потому что повторяю, генеральный курс собянинской реформы — европейской и по духу, и по содержанию — меня в целом устраивает. И судя по хреновой заполняемости митингов протеста — не только меня.

Более того, деятельность великого и ужасного Ликсутова мне видится прямым продолжением тех завоеваний, которые были сделаны самими же «Синими ведерками».

Возможно, я совсем тупой, но, по-моему, наведение порядка на московских парковках — это логичное продолжение вчерашней борьбы с мигалками. Синдром болезни все тот же: «Мне очень надо! Я никому не мешаю! Все так делают!» Это точно такое же «проблесковое сознание». Вчерашние борцы с чужими привилегиями на дорогах сегодня взялись яростно отстаивать свои.

Жаль, хорошее было ведерко. Оно было убедительным символом морального превосходства рядового гражданина над бешеным с жиру жлобом. Но одержав над жлобом промежуточную победу, активисты почему-то сами решили встать на сторону жлоба. Перепутали «рядового гражданина» с достаточно редким типом личности — «человек, не представляющий свою жизнь без автомобиля».

Я свою жизнь без автомобиля представляю. Я, честно говоря, вообще не понимаю, кто такие автомобилисты. Вот у меня есть машина — я автомобилист? А когда я из нее выхожу, иду ногами по асфальту и упираюсь в припаркованный по беспределу джип — я по-прежнему автомобилист или уже пешеход? И чьи права мне в этот момент дороже? А когда я сажусь на велосипед и чертыхаюсь, уворачиваясь от прогуливающихся по велодорожке людей — кем я являюсь в этот момент и чьи права должен отстаивать?

Я как-то привык считать, что я просто человек. Я могу ходить, бегать, катиться на колесах и летать. Я не против сократить количество своих машинопоездок до необходимого минимума и буду даже рад этому. Мне и на общественном транспорте прокатиться не западло. Для меня главное — не шашечки, а ехать.

А еще я однажды был на Кубе, в городе Гаване и общался там с местной интеллигентной тетушкой Кармен Серрано. Она помнит, с чего начался кубинский социализм. Люди вышли на улицы и первым делом стали громить паркоматы. Теперь там никаких платных парковок и средняя зарплата 20 долларов. Очень душевная страна, я как-нибудь туда обязательно снова поеду. На пару недель, не больше.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня