Мнения

Организация, запрещенная в России

Станислав Смагин о приговоре таганрогским «Свидетелям Иеговы»

  
3805
Организация, запрещенная в России
Фото: DPA/ ТАСС

Таганрогский суд на прошлой неделе поставил очередную зарубку в тянущемся уже давно деле об экстремистской и антиобщественной деятельности 16 местных «Свидетелей Иеговы». Сначала семь лет назад Ростовский областной суд запретил эту организацию на территории Таганрога, Неклиновского и Матвеево-Курганского районов. Затем в 2011 году начался процесс, касающийся конкретных активистов. Прошлым летом был вынесен приговор: для четверых обвинительный (наказания — от условных сроков на пять и пять и пять с половиной лет до штрафов), для остальных оправдательный. Вердикт не устроил ни обвинителей, ни «Свидетелей Иеговы». Обе стороны подали апелляции, приговор отменили, дело отправили на повторное рассмотрение. И вот новое решение — теперь не оправдан никто. Четверо главных организаторов ячейки все так же осуждены условно на пять с половиной лет. Кроме того, их и остальных подсудимых суд приговорил к штрафам от 20 до 100 тысяч рублей, сразу, впрочем, освободив от уплаты в связи с истечением срока давности.

Посольство США уже выразило «глубокое сожаление относительно решения суда в Таганроге, который признал нескольких членов „Свидетелей Иеговы“ виновными в экстремизме за организацию и посещение религиозных собраний, а также за то, что рассказывали о своей вере другим людям». До этого свое возмущение таганрогским процессом не раз выражали «Мемориал» в лице его руководителя г-на Рогинского и центр «Сова» под руководством г-н Верховского. В принципе, одного перечня заступников за таганрогских иеговистов хватит, чтобы признать решение суда правильным. Но мы все-таки не одна крупная восточноевропейская страна, вся идентичность которой заключается в том, что она — не Россия. Мы пока не редуцировали свое сознание до формулы «здраво и верно — все, против чего американское посольство и примыкающие к нему местные правозащитники», пусть даже она не слишком разнится с реальностью, нам подавай объективность и непредвзятость. Попробуем посмотреть на деятельность «Свидетелей Иеговы» непредвзято, благо для этого появился новый и довольно нехороший контекст.

Реформация и ставший её плодом протестантизм — явления крайне неоднозначные и противоречивые, но, безусловно, относящиеся к числу ключевых для мировой истории. Отношения России и Православия с новой ветвью христианства складывались сколь непросто, столь временами и плодотворно. В середине 1570-х соратник Лютера Филипп Меланхтон, искавший союзников против католицизма, вступил в переписку с константинопольским патриархом Иеремией. Пространно обменявшись мнениями о сходствах и различиях своих доктрин, стороны пришли к выводу, что разногласий больше, но, по крайней мере, было положено начало богословскому диалогу, продолжающемуся по сей день. В Тридцатилетней войне православная Россия была в составе преимущественно протестантской коалиции, противостоявшей католическим Риму и Габсбургам (впрочем, там присутствовала не только Россия, но и «любимая дочь католической Церкви» Франция, ведомая расчетливым Ришелье). И в дальнейшем с протестантскими державами мы союзничали протяженнее и плодотворнее, чем с католическими. В XVIII веке существовал фактически православно-протестантский блок, оказывавший постоянное давление на Речь Посполитую для защиты в ее пределах религиозных меньшинств — собственно, православных и протестантов. Династия Романовых, помимо сербских, черногорских и греческих правящих домов, поддерживала брачные связи только с протестантскими династиями из-за меньшего на порядок количества вероисповедно-организационных трудностей, — исключение разве что брак Александры Павловны, дочери Павла I, с австрийским эрцгерцогом Иосифом. Великомученица великая княгиня Елизавета Федоровна, урожденная герцогиня Гессен-Дармштадтская, вступив в брак с великим князем Сергеем Александровичем, поначалу не меняла вероисповедание — к этому ее не принуждали; но затем сама выбрала Православие. Русские немцы-протестанты внесли огромный вклад в развитие и процветание нашей Отчизны. Великий поэт Федор Тютчев писал:

Я лютеран люблю богослуженье,

Обряд их строгий, важный и простой —

Сих голых стен, сей храмины пустой

Понятно мне высокое ученье.

В строках Федора Ивановича (в целом к рожденному Реформацией направлению христианства относившегося двойственно и эту двойственность процитированным стихотворением передавшего) — ключ к пониманию проблемы. Россия добротно взаимодействовала с лютеранством — изначальной и наиболее умеренной версией протестантизма, ныне, впрочем, тоже основательно испорченной всякой дрянью вроде венчания и даже допуска в клир гомосексуалистов. А вот протестантский фундаментализм сказался на судьбах России и мира в целом далеко не самым лучшим образом. «Аятолла Кальвин» не только заживо сжигал людей на улицах Женевы, не только приказал казнить ребенка, ударившего мать, но и разработал мрачную доктрину своего имени с ключевым пунктом о безусловном предопределении судьбы человека: если Бог заранее решил приговорить кого-то к посмертным мукам и гибели души, никакие добрые дела и благочестивость приговоренного не в состоянии сей факт изменить. Английские кальвинисты, пуритане, заложили фундамент США и ценностную базу сегодняшней их внешней политики с агрессивным неприятием всякого цивилизационного инакомыслия и уверенностью в предначертанной для них Богом миссии нести всему свету «правильные» порядки, давно уже не то что не-, а по большей части антихристианские. Наконец, есть крайние, совсем эксцентричные формы протестантизма, — и среди них на первом месте как раз «Свидетели Иеговы».

Иеговистское вероучение представляет собой пеструю смесь радикальных протестантских направлений, вроде реставрационизма, и раннехристианских ересей, в первую очередь, арианства, исторически обреченного после Первого Вселенского собора вне зависимости от того, дал ли в действительности Святой Николай пощечину Арию. (Хорошо написал когда-то либеральный литературовед А. Архангельский: «Церковная память хранит — и будет хранить — эпизоды, с точки зрения науки недостоверные, на том простом основании, что признала их веродостойными отблесками небесной сверхисторической реальности. Вполне вероятно, что общеизвестная сцена с пощечиной, какую святой Николай Чудотворец „преподал“ богохульному Арию, не имеет под собою реальной почвы; но самая убежденность Церкви как полноты в том, что иначе быть не могло, наделяет условно не бывшее событие безусловным бытием»). От арианства иеговизм заимствовал отрицание несотворенности и единосущности Иисуса Богу-Отцу.

Иеговисты стремятся охватить всю планету сетью своих организаций и сторонников, не сказать, что безуспешно. Движение представляет собой жесткую теократию, заявляя, что его делами заведует непосредственно Бог через посредничество эдакого аналога Ватикана — центрального офиса в Бруклине. Иеговисты верят, что после наступления Рая на Земле блаженствовать сможет каждый, кто состоит в их рядах, но истинное блаженство в Раю Небесном (чуть не написал — с гуриями) обретут лишь 144 тыс. избранных. Отрицаются любые религиозные, кроме т.н. «Вечери Господней», и светские праздники, любые государственные институты и повинности. Иеговисты стараются минимизировать контакты с любыми «неверными», включая членов семьи, другие люди представляют для них интерес ровно в той степени, в какой есть возможность обратить их в «правильную» веру.

Ничего не напоминает? По-моему, очень похоже на одну запрещенную в России группировку. Сходство прослеживается даже в деталях, иеговисты доводят до предела кальвинистское отрицание икон, негативно относясь вообще к любой христианской символике и атрибутике, включая крест, — они считают, что Иисуса распяли на столбе; ИГИЛ* хочет разрушить Каабу и уничтожить Черный камень, заявляя, что «поклоняться надо Богу, а не идолам». Параллель между ваххабизмом и пуританизмом подмечена давно, советский исследователь А. М. Васильев даже написал книгу, так и названную — «Пуритане ислама». Нынешнее родство ИГИЛ с иеговизмом не заметить тоже сложно. Разница лишь в том, что иеговисты не рубят головы «неверным», они рушат жизни собственным членам. Рушат их семьи, психику, очень часто и само физическое существование, все, думаю, слышали о строгом иеговистском запрете на переливание крови, не раз приводившем к трагическому исходу.

Почему США заступаются за иеговистов, вполне понятно, у них не только общие корни, но и единство физиономий — настойчивый американский экспорт демократии в страны «третьего мира» давно напоминает уличные приставания вежливых проповедников: «Вы хотите поговорить о Господе нашем?». Нам же, в свою очередь, не нужно мяться, сомневаться и рассуждать, что решения вроде вынесенного в Таганроге попирают свободу совести. Сказали «А» — надо говорить и «Б», запретили ИГИЛ — необходимо жестко бороться и с его квазипротестантским аналогом. Жаль только, что нельзя эффектным термином подчеркнуть разницу между исходным субъектом и его мутацией, как в случае с исламом и исламизмом, все-таки к протестантизму дополнительный — изм лепится с трудом.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня