Мнения

Клеветникам России

Протоирей Александр Кузяев о характерных чертах либеральной публики

  
6951
Клеветникам России
Фото: Валентина Мастюкова / ТАСС

Второго декабря на страницы религиозного приложения к «Независимой газете», «НГ — религии» выплеснулся вулкан идеологической ярости Александра Ципко «И снова мания грандиоза».

Россия, патриарх, коммунизм, Сталин — вот цели, на которых сосредоточил свою ненависть доктор философских наук.

Чем мотивирует автор свою непримиримость? Упоминание о собственном пути России приводит автора в неописуемую ярость. Никакого своеобразия, никакого своего пути — только в Европе и с Европой. Хоть в подметках, но у Европы.

Никакого русского величия нет и не должно быть — вещает «пророк» — только в болоте общечеловеческих ценностей, иначе — измена христианству.

Но с христианством Европа рассталась: она гордо именует себя постхристианской, остатки христианства ютятся на задворках, доживая последние дни, а в наказание Бог наводнил ее иноплеменниками Азии и Африки, несущими радикальный ислам и не желающими знать ни ее ценности, ни ее культуру, ни ее законы.

Вавилонская башня общечеловеческих ценностей рушится на глазах, погребая под обломками ее созидателей.

В своем неудержимом русофобстве автор пишет, что нам нечему научить народы и нечего предложить миру. Есть. Православие России прошло в 20 веке через такие бури и сохранилось, а изнеженная Европа и без бурь потеряла свое христианство.

Каких только обвинений не выдвигает наш доктор философии! И в отходе от общечеловеческих ценностей, и в невнимании к идеям русской религиозной философии, и в симпатиях к Сталину и коммунизму.

Фашизм — пишет он — явился реакцией на большевизм.

Фашизм явился ответом на Версальский договор, унизивший Германию, а вот окреп и расцвел он благодаря европейским либералам, ни за что не желавшим вступать со Сталиным в антигитлеровскую коалицию. Не большевизм развязал Вторую мировую войну, не большевики втянули страну в 1-ю мировую. Большевизм явился ответом на капитализм. И лучшим референдумом против капитализма была Гражданская война, когда народ винтовкой и шашкой проголосовал за солидарность и справедливость, и обутые в лапти разметали тех, что были одеты с иголочки и кого капитализм послал на свою защиту, а ярость, с которой они это делали, была выражена не большевиками, а самими дворянами за минувшие три столетия, когда мужиков продавали, обменивали, проигрывали в карты, не желая ничего слышать о справедливости и при этом именуя себя православными.

Дай Бог не повториться такому референдуму! А вот чтобы этого не случилось, поиски путей солидарности и справедливости надо начинать сейчас, пока не поздно.

Безосновательно утверждая, что «патриарх Кирилл» бьет поклоны русской религиозной философии (давать высокую оценку и бить поклоны — вещи разные) — сам автор простирается перед ней ниц, делая из нее фетиш, вопреки предостережению апостола Павла: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением по преданию человеческому, а не по Христу» (Кол.2, 8).

Философов можно цитировать без конца, всякий раз приспосабливая цитаты к собственному мировоззрению. Кто-то любит Ницше, кто-то Шопенгауэра, кто-то процитирует Ж. Сартра: «Социализм есть горизонт для всякой мысли и перегной для всякой культуры», а кто-то будет с этим ожесточенно спорить. Кто-то любит Н. Бердяева, а кто-то предпочитает К. Леонтьева. Русская религиозная философия — великий пласт философской мысли, но не истина в последней инстанции. Да и у Бердяева, на которого ссылается автор, мы можем отыскать не созвучные автору мысли: «Человечество и мир ждут луча света от России, ее слова, ее неповторимого дела. Всечеловечество имеет великую нужду в России. И мы должны творить конкретную русскую жизнь, ни на что не похожую…» — писал он в работе «Падение священного русского царства». Это к вопросу об особом пути России, что так выводит из себя нашего философа.

А что касается мнений русских философов о Европе, то они видели ее тогда, когда на дряхлеющем теле старушки Европы еще не проступили тотально трупные пятна либерализма, а ее стареющее личико еще не обезобразила проказа нынешнего постхристианства.

Автору не дает покоя образ Сталина «как несомненного злодея», и он досадует, что ему в этом не удается переубедить других.

Только вот ненавистник советского строя Черчилль, считается, был другого мнения: «Сталин принял страну с сохой, а оставил с ядерным оружием». Похвала врага дорогого стоит.

А вот что произнес на похоронах Сталина 9 марта 1953 года патриарх Алексий I: «Великого вождя нашего народа, И.В. Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, и общественная. Сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах…» (ЖМП, 1953, № 4).

Но либералы вздрагивают при имени Сталина, им страшно — и не зря, как гласит восточная мудрость: «Даже мертвый лев пугает живых шакалов».

Оплёвывание своей истории — характерная черта либеральной интеллигенции. По общим оценкам около 30 млн. китайских крестьян погибло в годы культурной революции в Китае. Но Мао Цзэдун национальный герой — и к его Мавзолею идут толпы народа.

Наполеон уложил в войнах огромную часть мужского населения. В войнах, не особенно нужных Франции и не самых победоносных — но он герой Франции до сих пор. Кстати, будь он сейчас во главе Франции — вряд ли бы страну беспокоили проблемы терроризма и исламизации.

«Патриарх Кирилл — пишет Ципко — пытается нам доказать, что советская система была выше в моральном отношении, чем „национал -социалистическая“».

Она во всех отношениях была выше, и высоту свою она доказывала великой победой. Германский меч без особого труда рассек Европу, а о твердыню Советского Союза он сломался, сломался о героизм, патриотизм и жертвенность нашего народа, в чем немалая заслуга и Церкви, и чему Европе следовало бы поучиться. Так что нам есть, что сказать миру!

Цена наших побед действительно была велика — и военных, и трудовых, но великие победы всегда стоили дорого, а эпохальные тем более.

И знаменитые слова П. Столыпина: «Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия» имеют и другое прочтение — к своему величию Россия шла только через великие потрясения.

Апостол Павел пишет: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11, 19).

Искусных оценит народ, а самых искусных увековечит история.

Дай Бог, чтобы голос Патриарха о справедливости и солидарности не оказался голосом вопиющего в пустыне, и страна нашла бы в себе силы стряхнуть оцепенение, преодолеть сопротивление 5-й колоны и, заглушая змеиное шипение либералов, уверенно пойти к победам своим собственным особым путем.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня