Мнения

Эдипов комплекс и Манипулятор

Вадим Андреев о конфликте поколений в России

  
5423
Октябрьский мятеж, 1993 год
Октябрьский мятеж, 1993 год (Фото: Борис Кавашкин / ТАСС)

О «цветной революции» в СССР много писали. Белых пятен и черных дыр в этой истории почти не осталось. Кроме одной, на мой взгляд, немаловажной вещи. Речь идёт о противоречиях между поколениями отцов и детей как вобщем, так и в частности, применительно, по большому счету, к любому периоду нашей истории.

Известная в психологических кругах «ностальгия по переменам» имеет десятки интерпретаций. Одна из них — как неосознанный, слепой бунт сына против отца. Социологи называют это одной из трансформаций «Эдипова комплекса» Суть интерпретации в том, что даже при условии, если сын не считает отца совсем уж неадекватным, он всё равно будет искать свой путь в жизни. Такова романтическая, на шипах и колючках, природа молодости. Ну, а если отец совсем плох, и, как писали газеты 80-х годов прошлого века, сделал из страны некую «ось зла», всю жизнь бранился с Западом, грозил всему свету танками, то бунт будет уже не слепым, а зрячим. Сын хочет жить со всеми в мире, потому что его стране, как говорят ему те же газеты и телеканалы, никто не грозит. Наоборот, это мы грозим всем, закрыв границы железным занавесом и ощетинившись ядерными ракетами.

Нельзя так, батя, говорит сын. Не хочу быть пугалом для всех. Надо меняться. И в первую очередь, смахнуть с лица маску Бармалея, улыбнуться и спеть: «Мы мирные люди, а наш бронепоезд — ну его в болото!».

Вспомните, какой популярностью в эпоху Горбачёва пользовалась песня Виктора Цоя «Хотим перемен». Звучала как заклинание, как лозунг, как требование. Густой, насыщенный чувством голос харизматического певца становился почти пророческим на строчке «…требуют наши сердца».

Ну, а раз требуют, значит, надо что-то менять. Менять многое, если не всё. Не откладывая в долгий ящик. Здесь и сейчас.

Сын давал понять отцу, что он не шутит, что ему надоела ложь («Неправдой к правде не придёшь»), что он не смирится с привилегиями, которыми пользуются избранные члены общества, а миллионы людей влачат жалкое существование, что у простого человека нет никаких прав и свобод, что его страна стала «тюрьмой народов», что всюду дефицит, очереди, полупустые прилавки, плохие дороги, недострой и — самое, пожалуй, главное — отставание от развитых стран во всех сегментах жизни — в промышленности, науке, искусстве, культуре. Свою страну он сравнивал с огромным, от Калининграда до Дальнего Востока, Гулагом (Главным управление лагерей), а себя — с заключенным, приговоренным к пожизненному сроку.

Он и вправду так думал, и как думал, так и говорил. Прямолинейность и правдивость свойственны молодости в той же мере, в какой не свойственно сомнение и не сформированы способности отделять зёрна от плевел.

Он и мысли не допускал, что, пока Виктор Цой пел, в СССР жил-был Его Величество Манипулятор. Жил и активно действовал.

Общество открыло шлюзы, и в страну хлынула литература диссидентов и писателей-репрессантов. Страна зачитывалась прозой Солженицына, Войновича, Гроссмана, Дудинцева, Зиновьева и Рыбакова. Имена этой «пятерки первачей» не сходили с уст ошеломленной читательской аудитории. Самая читающая страна в мире, отложив в сторону Достоевского и Толстого, переключилась на Рыбакова и Гроссмана.

На них переключился и Манипулятор. Он понял, что история дарует шанс для подготовки почвы, на которой вырастут цветы новой революции. Спустя десятилетие эту революцию назовут «геополитической катастрофой».

Но это произойдет позже. В середине 80-х прошлого века Манипулятор был озабочен поддержкой температуры протеста. Он наживлял на бунтарский дух «сыновей» один идеологический штамп за другим. Он знал, что семена лжи ложатся в благодатную почву. И когда «сын» с тысячами сверстниками пришёл на концерт Цоя и услышал «Хотим перемен», когда «сын», как мантру, стал повторять эти два слова за своим кумиром, Манипулятор поздравил себя с успехом — первое сражение в полувековой битве против коммунистической Москвы он выиграл.

По правде говоря, он не верил, что так легко переведет на свою сторону молодёжь — не такая уж она пластилиновая, податливая и хрупкая, чтобы убедить её в том, что она не должна любить свою Родину, аргументируя это только тем, что у неё был злой Сталин и страшный Гулаг.

Каждый человек — это отрицание. Молодой человек — вдвое того. Особую остроту оно принимает, когда юноша, по выражению Андрея Платонова, не знает, «куда жить». Когда мы на него давим, энергия «скрытого бунта» увеличивается и ищет выход в другое жизненное пространство.

С той поры прошло 25 лет. Юноша стал зрелым мужем, он добился успехов в жизни, у него есть свой дом, в доме достаток, тепло и сытно.

Растет сын, которому недавно исполнилось ровно 25 лет.

Но вот беда — сын растет бирюком, не дружит с отцом, глядит исподлобья, болезненно.

И однажды, почти слово в слово, сын высказал ему то, что много лет назад он говорил своему отцу: «Мне не нравится общество, которое вы построили, где у малой части населения есть всё, а основная часть населения влачит нищенское существование. Всюду — коррупция и взяточничество, пляски на гробах, „пир во время чумы“. Вы не добились прогресса не в одном сегменте жизни и — самое главное — отстали от развитых стран в промышленности, науке, культуре, искусстве. Вы сделали деньги мерилом всего. У многих моих друзей, живущих в бедных семьях, нет никаких надежд. Они не рассчитывают получить университетское образование, потому что оно платное. Вы держали страну под железным занавесом со стороны Союза, сейчас его опустили извне — велика ли разница? Неужели революцию 90-х провели затем лишь, чтобы передать собственность миллионов граждан не чистым на руку единицам? Чего вы добились за последние четверть века? В каких областях добились прогресса? Мифических свобод? Гуттаперчевых прав? Власти закрылись от народа за семью амбарными замками, её не интересуют проблемы и беды простого человека. Что хорошего вы сделали для новой России? Зачем надо было палить из танков по парламенту в 1993 году? Насколько мне известно, в Советском Союзе об этом никто даже подумать не мог».

…За окнами пошел сильный дождь, очень похожий на бурные аплодисменты. Манипулятор продолжал торжествовать — он одержал еще одну победу. Теперь его цель — Россия. Протестный дух среди молодежи еще слаб, но у Манипулятора есть время, деньги, ресурсы и огромная информационная армия, которая, пусть через многие годы, приведет Россию ко второй «бархатной» революции, ничем не отличающейся от первой.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Владислав Белов

Заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований ИЕ РАН

Александр Скиперских

Профессор НИУ ВШЭ в Перми

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Сергей Удальцов
Сергей Удальцов

Меня очень радует, что за 10 лет своего существования «Свободная пресса» не выродилась в очередное маловыразительное СМИ, а постоянно повышала планку профессионализма, остроты, актуальности и свободы дискуссии, которой сегодня катастрофически не хватает в нашем информационном пространстве. На фоне подавляющего большинства печатных и сетевых изданий, которые пропагандируют разрушительную неолиберальную философию, «Свободная пресса» — это действительно свободный, независимый оазис левой, патриотической, прогрессивной мысли, формирующий цельную картину будущего общества — общества справедливости, развития и процветания. От души поздравляю редакцию «Свободной прессы» и ее многочисленных читателей с юбилеем, уверен — самые яркие события и публикации нас ждут впереди!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня