18+
воскресенье, 20 августа

Собственность второй свежести

Виктор Милитарев о том, стоит ли возмущаться экспроприацией экспроприаторов

  
5312
Москва. 23 февраля 2016. Во время сноса торгового центра "Пирамида", признанного объектом самовольного строительства, у станции метро "Пушкинская"
Москва. 23 февраля 2016. Во время сноса торгового центра «Пирамида», признанного объектом самовольного строительства, у станции метро «Пушкинская» (Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС)

Интернет-дискуссия вокруг сноса правительством Москвы ларьков у станций московского метро наглядно выявила одно из коренных убеждений нашей либеральной интеллигенции. В свойственной ему манере это убеждение сформулировал в каменте под моей прошлой колонкой мой старый приятель и многолетний оппонент Сергей Митрофанов. Он написал: «Милитарев просто изо всех сил делает вид, что не понимает, что же мы на самом деле имеем в виду».

Впрочем, другие мои оппоненты сформулировали это убеждение в гораздо более развернутой форме. Их логика, насколько я понимаю, такова. Да, мы совершенно согласны с Милитаревым в том, что лужковские ларьки чрезвычайно уродуют наш город, и что без них станции метро в центре выглядят гораздо лучше. Также мы совершенно согласны и с тем, что права собственности на эти ларьки были получены, скорее всего, противозаконным коррупционным путем. Мы также согласны и с тем, что владельцы ларьков противозаконным и коррупционным путем добились очень низкой арендной ставки за городскую землю. И что они несправедливо наживались, сдавая свои ларьки в аренду по многократно более высокой арендной ставке.

Но все это для нас не столь важно. Гораздо важнее для нас то, что по пятидесяти ларькам из сотни снесенных вообще не было никакого судебного решения, а по второй половине ларьков были судебные решения, признающие законными права собственности нынешних владельцев. И неважно, что суды вынесли такие решения, руководствуясь исключительно истечением срока давности для исковых заявлений о признании права собственности незаконным. Главное здесь то, что права собственности могут устанавливаться или опротестовываться исключительно по решению суда.

И поскольку такого решения у правительства Москвы нет, то нынешние собственники должны сохранить свои права на ларьки. Потому что лучше жить в городе, архитектурный облик которого уродуется этими ларьками и терпеть деятельность неправедно наживающихся и неправедно приобретших права собственности жуликов — владельцев ларьков, чем жить в городе с прекрасным архитектурным обликом и безо всяких жуликов, но в котором бессудно нарушаются права собственности граждан.

Потому что частная собственность священна и неприкосновенна. Частная собственность является базовым стержневым институтом любого нормального правового государства. Бессудное нарушение прав собственности граждан ведет, в конечном счете, к полной анархии, беспределу и к господству «права сильного». Общество, в котором нарушаются права собственности, это общество полного беззакония. Если сегодня мы не будем протестовать против нарушения прав собственности владельцев ларьков, как бы они ни были нам антипатичны, то завтра в этой стране станет возможно буквально все! А мы не желаем, чтобы хищные чиновники и силовики отобрали у нас наши приватизированные квартиры, а нас самих отправили на каторгу, а то и поставили к стенке. Потому что в стране, где нарушаются права собственности граждан, возможно и такое.

Весь этот набор утверждений, на мой взгляд, во-первых, не соответствует действительности, то есть ложен, во-вторых, глубоко несправедлив, и, в-третьих, непримиримо враждебен к коренным убеждениям, разделяемым подавляющим большинством нашего народа.

Эти убеждения, прежде всего, ошибочны в принципе. Во всем мире, кроме, разве что, Соединенных Штатов, масштабные приватизации и национализации производятся вовсе не решениями суда, а правительствами и парламентами. Что касается спорных юридических случаев, то в ситуациях, аналогичных нашей ситуации с киосками у метро, действуют точно также, как у нас. То есть. Если закон позволяет применить внесудебное решение, то его применяют. Если нет — действуют через суд. Так что сам по себе тезис о том, что решение вопросов о частной собственности возможно только через суд, является наглым враньем, заимствованным либо из плохо адаптированного американского учебника, либо из идеологической литературы либертарианского направления типа Айн Ренд.

Теперь по существу. Московское правительство действовало в ситуации с киосками во внесудебном порядке по причинам, которые были объявлены публично. Сначала московские власти, судя по всему, пролоббировали в Госдуме поправку к Гражданскому кодексу, а потом действовали согласно этой поправке. Эта поправка — 222 статья ГК позволяет, в частности, сносить во внесудебном порядке объекты собственности, если они находятся на линиях энергетических коммуникаций. Оппоненты Правительства Москвы утверждают, что для того, чтобы действовать согласно этой статьи ГК во внесудебном порядке, требуется сначала получить судебное решение, признающее потенциальные объекты сноса удовлетворяющими условиям 222 статьи. Но, во-первых, этот тезис еще сам по себе нуждается в юридическом обосновании, статья ведь новая, и обзора судебной практики по ней пока нету. Так что на сегодняшний день правительство Москвы имеет полное право интерпретировать спорный юридический вопрос в свою пользу. А, во-вторых, правительство Москвы утверждает, что располагает решением Мосгорсуда, позволяющим подводить объекты из «списка 104» под статью 222.

Так что наши ларькозащитники и ларькоплакальщики самым наглым образом игнорируют наличие юридического спора и делают вид, что ситуация является бесспорной. Это выглядит также неуклюже и глупо, как утверждение в том, что ларьки снесли «внезапно» и «без предупреждения».

Но это ведь еще не все. Не вполне понятно, откуда берется тезис о том, что в случае с ларьками мы имеем дело с юридическим спором о правах собственности. Вообще-то ларьки находились (а те, которые еще не снесены, находятся) на московской земле. Землю, находящуюся в собственности города, владельцы ларьков брали в аренду. И, вне зависимости от того, в чьей собственности находится ларек, городские власти имеют полное право расторгнуть договор аренды. В крайнем случае, если он недавно продлен, у владельца ларька есть право потребовать через суд от города штрафные выплаты за нарушение договора аренды. Если, конечно, этот договор такое позволяет.

Но на собственность-то ларьковую никто, вроде, не покушался! Никто не препятствовал владельцам ларьков демонтировать свои торговые павильоны (согласно предписанию правительства Москвы), загрузить эти павильоны в разобранном состоянии в грузовой транспорт и восстановить их в другом месте. Либо на земле, находящейся у владельцев ларьков в частной собственности, либо на земле, взятой ими в аренду. Другое дело, что владельцы ларьков, насколько я понимаю, имеют наглость интерпретировать свое право собственности не как право собственности на ларек в физически материальном смысле этого слова, а как право собственности на ларек, находящийся в конкретном месте. То есть на городской земле рядом с метро. И ссылаясь на такую интерпретацию, желают либо продолжать извлекать свою ренту от нахождения киоска на оживленном месте, либо содрать с правительства Москвы жирную компенсацию.

И вот тут-то правительство Москвы имеет полную возможность применить второй эшелон обороны, то есть оспорить законность приватизационной сделки, согласно которой те или иные органы московской власти передали в собственность нынешним владельцам или их правопреемникам эти самые ларьки на этих самых местах. И крики на тему того, что приватизационные решения применяли те же органы московской власти, которые сегодня, вопреки собственным решениям, производят сносы, это типичные «разговоры для бедных». Как и не менее возмущенные вопли о том, почему, мол, наказывают рублем бедных владельцев ларьков, а не тех московских чиновников, которые за взятку выдали им свидетельство о собственности.

Это является разговорами для бедных, потому что сегодня Правительство Москвы не исследует вопроса о законности приватизационных сделок по этим ларькам. Оно просто тупо действует в рамках своей интерпретации статьи 222 ГК РФ. А вот если владельцы ларьков попытаются отстоять в суде свои права собственности на ларьки, тогда-то самое интересное и начнется. Потому что всем известно, что подавляющее большинство снесенных торговых павильонов у метро выросло, выражаясь по-булгаковски, «с явным использованием пятого измерения», из ларьков «Союзпечать», «Мосгорсправка», «Табачные изделия» и прочих автоматов для продажи газировки, сначала взятых в аренду вместе с землей под ними, а потом и весьма загадочным образом приватизированных. И все судебные решения, подтверждающие право собственности нынешних владельцев на ларьки, приняты исключительно из соображений истечения срока давности на обжалование.

И в случае, если владельцы киосков будут иметь наглость обратиться в суд за подтверждением своего права собственности, их, я полагаю, немедленно остановят бывшие чиновники лужковской мэрии, выдавшие им в свое время свидетельство о праве собственности. Где остановят ласковым словом, а где — и чем посерьезнее. Потому что никому не хочется, чтобы его привлекали к ответственности за коррупционные преступления, которые немедленно всплывут при любом мало-мальски беспристрастном судебном разбирательстве.

Но полагаю, среди нынешних владельцев киосков наивных людей очень мало. Все эти отставные гэбешники, «авторитетные предприниматели», лидеры этнических ОПГ и личные друзья Лужкова наивными людьми не являются. Тем более, что им есть что терять. Поскольку кроме собственности на ларьки у метро, у большей части этих добрых людей еще наличествует и собственность на нежилые помещения в первых этажах московских новостроек. А у самых важных из них — и в первых этажах старых зданий в московском центре. Так что, я уверен, большая часть обиженных сносом владельцев ларьков предпочтет продолжать жить в Лондоне и сдавать в аренду ту недвижимость, которую, слава Богу, не отобрали.

А то, не дай Бог, московское правительство обидится и опубликует персональные данные собственников. И тогда выяснится, что пять тысяч московских киосков и еще столько же, не меньше, нежилых помещений на первых этажах принадлежат менее, чем «ста семействам». И таким образом, заткнут рот всем простодушным людям, рассуждающим о «гонениях на малый бизнес в Москве». Так что, я полагаю, шанс на серьезную компенсацию есть только у очень малого числа собственников, которые перекупили торговые павильоны у их исходных собственников. Только у них есть шанс быть признанными добросовестными приобретателями. И, кстати. В таком случае, неясно, кому придется выплачивать компенсацию. Городу или первоначальному владельцу, признанному жуликом. В случае с ворованным автомобилем, как известно, добросовестному приобретателю выплачивает цену покупки автомобиля отнюдь не законный владелец этого авто. А, напротив, тот, кто у законного владельца авто украл.

И, собственно, по существу обсуждаемого спора, я сказал все, что собирался. Но, как я говорил выше, у этой ситуации есть еще два контекста. Во-первых, взгляды ларькозащитников и ларькоплакальщиков чудовищно несправедливы. Потому что они жалеют всевозможных жуликов, приобретших права собственности за взятки, но остаются абсолютно равнодушными к законным собственникам, лишенным своих прав лужковскими судами. Я имею в виду жителей Южного Бутова, чьи дома были снесены безо всяких компенсаций, то же самое произошло и с кооперативом «Водник» и еще несколькими старыми ведомственными дачными кооперативами в пределах нынешней Москвы. Суды не возражали против сноса памятников архитектуры и против закрытия производств в Москве, таких как АЗЛК, ЗИЛ или Карачаровский завод. Ведь и дома сносили, и заводы превращали в офисники их законные владельцы. Такие же законные, как и нынешние владельцы ларьков. Полагаю, иногда это были одни и те же люди. А у жителей снесенных домов в Южном Бутово или в дачных кооперативах не было прав собственности, приобретенных в 90-, а были только какие-то «мутные советские бумажки».

Во-вторых, взгляды «рыдающих над руинами лужковок» прямо противоположны и глубоко враждебны взглядам, коренным на сегодняшний день для подавляющего большинства нашего народа. Высказывая свои иеремиады о «незаконном сносе священных и неприкосновенных ларьков», высказывающие изо всех сил делают вид, что они не в курсе о том, что думают по этому вопросу большинство наших граждан. Хотя отлично знают, что это большинство считает легитимной сегодня только собственность на приватизированные квартиры и купленные автомобили. А всю остальную собственность считает приобретенной воровским и жульническим путем в ходе чубайсовской приватизации, залоговых аукционов и лужковской малой приватизации. И как вы понимаете, имеют для таких взглядов чрезвычайно веские основания. Потому что собственность на предприятия или нежилую недвижимость, приобретенную законным путем, можно, наверное, перечислить на пальцах.

Вся эта ситуация очень напоминает предреволюционную в начале прошлого века. Тогда восьмидесятипроцентное крестьянское большинство считало нелегитимной дворянскую собственность на землю и требовало национализации земли. Но при этом, с уважением и симпатией относилось к царю, несмотря на то, что царь был категорическим защитником священности и неприкосновенности дворянского землевладения. А вот немалая часть городского населения были противниками «царизма» и были уверены в том, что в России «все будет хорошо», если только принять конституцию, сделать правительство ответственным перед парламентом и избирать парламент на всеобщих и честных выборах. Правда, самые умные из либералов предупреждали своих единомышленников, что «народ нас ненавидит и от дубины народного гнева мы защищены только царскими штыками». Но им не верили. А потом, как известно, либералы-таки свергли царя. И для либерального меньшинства это довольно плохо кончилось.

Так что, я на месте наших либералов молился бы за здравие Путина, а вместо воплей о защите священной и неприкосновенной собственности ларечников, призывал бы к пересмотру итогов приватизации и к признанию залоговых аукционов притворной сделкой. Не говоря уж о лужковском произволе с малой приватизацией. Очень жалко, правда, что этого ничего не будет. Меня уже спрашивали, почему я не называю, как одну из причин либеральных рыданий, платный заказ от владельцев ларьков? Такой вопрос, конечно, имеет право на существование. Потому что все либеральные крики в защиту ларьков настолько клишированы, что производят впечатление озвучивания темника. Но я здесь настроен более пессимистично. Потому что если проплаченный темник и был, то он упал на обильно унавоженную почву в либеральных головах. И процвел на этой почве бурным цветом. Так что причиной всех этих страданий по ларькам я считаю не темник, а дискурс. Но дискурс, к сожалению, не лечится. Одна лишь надежда на то, что с годами он становится все менее заразным, и, наоборот, все более маргинальным и фриковским.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня