Мнения

Государство не «мать Тереза»

Георгий Янс о проблеме сирот в России

  
3070
Государство не «мать Тереза»
Фото: Александра Мудрац/ ТАСС

«Государство плодит сирот». Такой категоричный и безапелляционный тезис — результат патерналистского восприятия мира. Тезис прозвучал в реплике Мити Алешковского по поводу статьи Сергея Шаргунова «Живой отжим».

Реплика небольшая, поэтому процитирую ее почти полностью:

«Обычная, в общем-то, история. Государство плодит сирот. Вы же знаете, да, что у 80% в России сирот есть кровные родственники или родители? Но ведь никто не хочет заниматься спасением семьи, поддержкой кризисных семей, зачем? Куда проще отнять ребенка у матери, и потом уже впихнуть кому-то, предварительно замариновав в детском доме.

А вы видели этих матерей? Сейчас обязательно напишут в комментариях. У алкоголиков и наркоманов надо отбирать детей еще в роддоме — сейчас напишут в комментариях".

Я не большой поклонник государства вообще и государства российского в частности. Но сваливать семейные проблемы исключительно на государство — это дилетантство и банальное потребительство.

В силу разных причин мне приходится плотно заниматься детьми-сиротами и кризисными семьями в Москве и Московской области. И снова произнесу непопулярную вещь. Я не вижу вины государства в том, что матери оставляют ребенка в роддоме или бросают его в малолетнем возрасте. По большей части брошенные дети — дети матерей алкоголичек или наркоманок. Сострадания и сочувствия к ним не испытываю. Я сам алкоголик. Абсолютно не пью почти четверть века, но бывших алкоголиков не бывает. Поэтому не зарекаюсь. Алкоголизм и наркомания — не только болезнь, но и результат человеческой распущенности. Избавиться от зависимости мне помогла поддержка семьи, а никак не государство.

Я в принципе не очень понимаю, как государство может помочь кризисной семье. Под кризисной семьей я понимаю мать-одиночку с энным количеством детей (от одного до бесконечности). Убежден, что никакие государственные пособия, различные льготы не помогут, если сама семья не хочет выбраться из кризиса. Когда есть желание подняться, помощь обязательно придет.

Так случилось, что уже около двух лет опекаю молодую мать-одиночку (31 год) с пятью детьми от трех мужей. Бывшие мужья «козлы» еще те. Ни один не платит алиментов. В общем, материальное положение аховое. Жилищные условия совсем «не айс». Государство, как может, так и помогает: льготы в детском саду и в школе, бесплатные путевки в оздоровительные лагеря. Она, несмотря на трех мужей, девушка разумная. И хорошо понимает, что дети, прежде всего, ее проблема, а не государства. Она бьется по максимуму, чтобы ее дети росли достойно. Она по-хорошему очень беспокойная мать. Ей даже в голову никогда не приходило, что детей куда-то можно сдать. Работает. Такой матери нельзя не помочь. Ей чужда потребительская психология. И помощь приходит через благотворительный фонд, через конкретных людей. Помните? Если есть желание выбиться из кризиса, помощь всегда придет. Нет желания, никакое государство не поможет. Да и благотворители тоже.

В чем не могу не согласиться с Митей Алешковским, так это с ситуацией в детских домах (они сейчас, правда, по-другому называются). Главная проблема заключается в том, что очень плохо идет процесс социализации в детских домах. Не случайно, что только 10% выпускников детских домов адаптируются к реалиям жизни. У остальных алкоголизм, наркомания, тюрьма, самоубийства. Именно в детском доме закладывается потребительское отношение к жизни. Пока подросток там, он может рассчитывать на помощь государства. Где-то больше, где-то меньше. Вышел из детского дома, все. Рассчитывай только на себя. Но детдомовские дети не привыкли и не готовы рассчитывать на себя. Их этому не научили. А различные психические отклонения (в детском доме практически нет здоровых детей) только усугубляют ситуацию.

Развитие и поощрение института приемных семей как раз и должно решить проблему социализации и адаптации. И в целом эта проблема начала решаться.

Мы с женой профессиональная приемная семья. Восемь месяцев назад мы взяли из детского дома Дениса. На тот момент ему было четырнадцать с половиной лет, и диагноз «умственная отсталость в легкой форме». Сегодня могу уже определенно сказать, что там совсем не «легкая форма». По закону мальчик будет жить у нас до совершеннолетия. Адаптированный и социализированный он должен уйти в самостоятельную жизнь. У него есть собственное жилье (двухкомнатная квартира в престижном московском районе). Правда, с квартирой много чисто юридических проблем, которые нам предстоит решить за оставшиеся три года.

За Дениса государство платит зарплату по 8 тысяч мне и жене, плюс ежемесячно 14 тысяч на питание, плюс еще различные разовые доплаты и льготы. Это в Московской области. В Москве содержание еще выше. Я считаю, что это более чем достойное государственное содержание.

То, что Денис сирота, вина полностью лежит на матери. Из благополучной женщины она превратилась в законченную алкоголичку. После смерти мужа (от него две дочери, которые достаточно неплохо устроились в жизни), она влюбилась в турка. Он был лет на 15 ее моложе, приехал в Москву на заработки. Был не дурак выпить. Она всегда составляла ему компанию. Чтобы удержать при себе молодого и красивого турка, родила Дениса. Ребенок ее не интересовал, а когда турок по пьяни утонул, и вовсе забыла про него. Денис рос никому не нужный. Прогулы школы и приводы в милицию за воровство в супермаркетах. Государство в лице местной опеки, как могло пыталось образумить мать. Никто не хотел отбирать у нее ребенка. Сначала было ограничение в материнских правах. Не помогло и не образумило. Катилась дальше по наклонной. Только, когда мальчику исполнилось 11 лет, суд ее окончательно лишил родительских прав. Дальше детский дом, откуда мы его и забрали.

В плане поведения никаких проблем. Где поставили, там и стоит. Но с головой полная беда. Напрочь отсутствует какое-либо логическое мышление, отсутствие памяти и навыков чтения. Из книг мы прочитали «Мишкина каша» и выучили наизусть «Мойдодыр». Труд почти бесполезный. Почти сразу напрочь все забывает. Больше месяца потребовалось, чтобы научить определять время. Арифметическую операцию «от 15 отнять 5» может выполнить, только загибая пальцы. Знает единственную улицу в Москве. «Красная улица».

Нет, какие-то навыки мы ему привили. Он самостоятельно ездил в коррекционную школу на электричке и на маршрутке. Катается на велосипеде. Приучили выносить мусор, мыть посуду. Сам он мечтает стать поваром и работать в Париже. Правда, не знает, где этот Париж находится, и не понимает, в чем разница между 100 и 200 граммами муки.

За эти годы мы обязательно его чему-то научим. Уже научили. Нам хорошо помогают специалисты (психологи и психиатры из благотворительного фонда). Но при этом я не уверен, что он сможет перейти в самостоятельную жизнь. Умственная отсталость никуда не денется. Что делать? Думаем, решаем, не знаем.

Государство не «мать Тереза». Да и не должно им в принципе быть. Забота о детях — задача родителей и тех неравнодушных людей, которые решились детям заменить родителей. Они не кричат на каждом углу: «Государство наплодило сирот». А просто в меру своих сил и возможностей пытаются скрасить сиротскую жизнь.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня