Мнения

Били по ВАДА, попали по детям

В борьбе с заморским злом журналисты создали новое отечественное зло

  
2881
Били по ВАДА, попали по детям
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Есть такая поговорка: лес рубят — щепки летят. Несколько лет назад в нашей стране была проведена антиалкогольная кампания. На всех центральных телеканалах демонстрировали социальные ролики о вреде алкоголя. Среди них было два, ставших для меня лично и еще 500 тысяч семей в нашей стране, «особенными». В этих роликах дословно говорилось: 90% детей-инвалидов — дети алкоголиков… Вот так в борьбе с очевидным, конечно же, и бесспорным злом — алкоголизмом — был нанесен тяжелейший удар по тем, кому и так нелегко: почти все семьи с детьми-инвалидами обвинили в алкоголизме и сделали виновными в болезнях своих детей…

После, к счастью, недолгих переговоров, ролики с проката сняли. Но, как говорится, осадочек остался. Общественникам работу пришлось начинать с нуля.

В этом году, похоже, ситуация повторяется. Некоторое время назад хакерская группа Fancy Bears опубликовала документы, полученные после взлома баз данных Всемирного антидопингового агентство (ВАДА). В соответствии с ними оказалось, что очень многие зарубежные спортсмены, в том числе — олимпийские чемпионы, имеют серьезные диагнозы, в частности — синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). И вот вокруг последнего в нашем обществе, с подачи некоторых журналистов федеральных каналов, развернулась дискуссия в ключе, что болезнь эта не существует и практически выдумана (специально, чтобы западным спортсменам обманом получить доступ к допингу).

Надо сказать, что диагноз СДВГ в нашей стране действительно официально не существует. Нет, устно неврологи и психиатры озвучивают его родителям, но вот в картах маленьких пациентов пишут — «расстройство поведения». Так как дети с этим диагнозом выглядят как обычные дети, у них не снижен интеллект, то большинство обывателей об СДВГ не знают, болезнью не читают, а считают это отсутствием воспитания, капризами, да чем угодно, в чем виноваты в первую очередь родители.

Почему вы не занимаетесь вашим ребенком, почему он у вас так плохо себя ведет?! - возмущаются соседи, посторонние прохожие и учителя в школе. Возмущаются ежедневно, по несколько раз в день. Порой доходит до того, что родители одноклассников пишут коллективные жалобы, угрожают, требуют убрать мешающего им ребенка из класса. А бедная семья вынуждена терпеть и в одиночку всему этому противостоять, защищая своего ребенка, которого все шпыняют, дразнят, выгоняют, но для которого при этом нет специальных учреждений. А ведь ребенок, еще раз повторюсь, интеллектуально сохранный, у него просто сложные поведенческие проблемы, которые, к сожалению, очень трудно поддаются коррекции, даже несмотря на посещения врачей, дорогущие лекарства и платные занятия.

К тому же — нет официального диагноза — нет специалистов, нет протокола лечения, нет реабилитации, абилитации. Все только через интернет, через личный опыт других семей, через частные занятия. При этом невозможно оформить инвалидность, разве что по какому-то другому, сопутствующему заболеванию. Но эта инвалидность не даст ничего, кроме пенсии и может еще каких-то мелких общих льгот, что не покроет и десятой части затрат семьи на борьбу с болезнью.

А болезнь эта кто бы что ни говорил — действительно существует и признана во всем мире. Более того — у нее есть вполне конкретные медицинские параметры — речь идет о недоразвитии или отставании в развитии лобных долей мозга, об отсутствии или слабой сформированности межполушарных связей. В лечении СДВГ применяются довольно дорогие и «тяжелые» препараты, необходима постоянная работа дефектологов, нейропсихологов, логопедов.

Болезнь впервые манифестируется в возрасте 3−4 лет и может быть полностью компенсирована лишь к подростковому возрасту, но при условии постоянной ежедневной работы на протяжении всего этого времени.

Дети с СДВГ не умеют управлять своими эмоциями, они могут быть как эмоционально лабильны, так и эмоционально холодны. Они инфантильны, их развитие часто асимметрично: ребенок в 5 лет может бегло читать большие тексты, но при этом не может подкинуть и поймать мяч. Эти дети не могут находиться в покое ни секунды в прямом смысле слова: они не сидят на месте, они постоянно в движении, постоянно что-то делают, говорят.

Эти дети не способны сконцентрироваться ни на чем, даже если их что-то увлекает — они ничего не могут доделать до конца, словно какая-то неведомая сила, поток энергии уносит их за собой, влечет в каком-то хаосе. И никакие уговоры и увещевания, кнуты и пряники их не вразумляют. Из-за всего вышеописанного, эти дети часто не могут нормально выполнять даже обычные бытовые вещи — одеться, покушать, на улице они находятся в постоянной опасности, так как могут ненароком попасть под машину, заблудиться, потеряться, часто ведут себя асоциально, не признают рамок и авторитетов.

У меня такой средний сын. Я живу на пороховой бочке, на постоянном нервном срыве, на разрыв аорты живу. Сын сейчас пошел в первый класс, и после полутора месяцев учитель уже ставит передо мной вопрос о переводе его в коррекционный класс. Потому что он ей мешает, она с ним не справляется, он не успевает усваивать программу, так как не может сконцентрироваться на ее объяснении. И это уже не первый раз, когда нас «просят» покинуть заведение для «нормальных детей», когда со мной разговаривают как с идиоткой, которая не занимается сыном, вырастила дикаря невоспитанного. Сначала это был садик, потом платные занятия в ДК, потом бесплатные подготовительные занятия к школе. Мы везде мешали… На меня всегда смотрят сверху вниз и лишь подергивают бровью, когда я произношу мало кому понятную аббревиатуру — СДВГ. Но теперь-то о ней узнают многие — как о выдуманном диагнозе. И если раньше я была просто матерью, которая не может воспитать своего ребенка, то теперь я буду еще и лгуньей… И если раньше моя жизнь и так была не сахар, то теперь она грозит превратиться в полный кошмар без права на оправдание.

И я больше чем уверена, что те самые журналисты, бросившие ком грязи в мою сторону, даже не подозревают о моем существовании и существовании моего сына, никогда не видели детей с СДВГ, никогда даже не интересовались этой темой. И даже они наверняка не хотели никому причинить зла. Но видимо, это что-то в российском менталитете — делать все широко, размашисто, работать по площадям, так сказать. Нет, к сожалению, у российской журналистики традиции глубокого изучения темы во всех даже самых мелких и кажущихся незначительными деталях. А стоило бы уже завести такую привычку, ибо она — признак профессионализма. Да и как известно — дьявол в деталях. Ведь за каждым, даже самым коротким словом, могут стоять тысячи судеб.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня