Запретобесие равно бесодозволенности

Дмитрий Юрьев о навязывании разврата и разврате запретительства

  
5799
В Краснодаре казаки сорвали открытие выставки Марата Гельмана "Icons", посвященной взгляду современных художников на иконописную традицию
В Краснодаре казаки сорвали открытие выставки Марата Гельмана «Icons», посвященной взгляду современных художников на иконописную традицию (Фото: Иван Журавлев/ТАСС)

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Пушкин, «Бесы»

Это своего рода аморальный интернационал…

Владимир Путин, Послание Федеральному собранию РФ, 2013

Мы всё чаще обоснованно возмущаемся запретобесием. Бесчисленные заявления в прокуратуру, в Думу, в СКР, куда угодно вплоть до Спортлото — о проверке фильмов, запрете выставок, экспертизе книг. Культпоходы мочеплещущих отморозков в арт-галереи. Беспрестанное внесение в Госдуму невменяемых запретительных законопроектов, призванных отменить что-то плохое, имеющее, по мнению законопроекторов, какое-то отношение к чему-нибудь ужасному. Реальный срок для сотрудницы детсада Евгении Чудновец за репост видеоролика (в результате привлечения ею внимания к которому были выявлены и задержаны настоящие преступники). Уголовное преследование глупого хипстера за репост фотографии депутата Милонова в футболке с надписью «Православие или смерть», официально внесённой в перечень экстремистских материалов. Запрет публикации фотографий времён Великой Отечественной войны (в том числе документальных снимков с оккупированных территорий) — за то, что там есть ужасная фашистская свастика. Ну и — далее везде. От запикивания «неправильных слов» в художественных фильмах для взрослых и закатывания в целлофан книг «18+», от отмороженной, для галочки, травли курильщиков (под предлогом борьбы с курением) до чудовищной практики, когда вместо реальной борьбы с наркотрафиком со всей своей госкомдури третируют врачей за не по всем правилам оформленное обезболивание (обрекая на мучительную смерть и доводя до самоубийства онкобольных, подводя под аресты и реальные сроки врачей и ветеринаров)… Это не просто чудовищно глупо. Это не просто — иногда — до изощрённого злодейства преступно. Это вообще за гранью добра и зла. Вполне подходит термин запретобесие.

Но говорить о феномене запретобесия невозможно, игнорируя навязываемую общественному сознанию (прежде всего — интеллигентскому, но вслед за ним — и массовому) практику бесодозволенности. Практику морального террора против любых традиционных ценностных самоограничений.

Выдающиеся таланты — даже гении — часто доходили в своих поисках до грани того, что считали морально допустимым их современники, и переходили далеко за эту грань. И вовсе не только Генри Миллер и Сальвадор Дали — но и Пушкин с Микеланджело. И разговор об этом ведётся веками и выходит далеко за рамки нашего разговора о практике запретов и разрешений. А мы здесь говорим вовсе не о праве искусства на выход за рамки, а совершенно о другом. О введении нового культурного стандарта, признающего искусством исключительно то, что выходит за рамки, точнее, сам факт такого выхода. О том, что прежний вопрос — может ли при определённых условиях порнография считаться искусством? — сменяется императивом: искусство не имеет права быть чем-то кроме порнографии.

Примеры для ясности. Писатель Владимир Набоков — имморалист. Писатель Венедикт Ерофеев — сквернослов и маргинал. А, например, режиссёр Владимир Мирзоев — отъявленный оппозиционер, зацикленный на политических претензиях к действующей власти. Но все они — красавцы ли, мерзавцы ли — но такие таланты, что масштаб создаваемого ими выходит далеко за рамки их собственных установок и ущербностей. А, например, писатель Виктор Ерофеев, режиссёр Константин Богомолов и кинорежиссёр Андрей Звягинцев — это совершенно другая история. Она не про ломающий рамки талант (которого просто нет) — а исключительно про маркетинг. Про то, что показанная со сцены или с экрана голая жопа (будь то порнография, садизм, русофобия или новосибирский «Тангейзер») хорошо продаётся просто потому, что — голая жопа. А также потому, что усилиями нескольких поколений маркетологов обеспечено продвижение голой жопы как современного тренда, покупать который престижно и модно.

И очень важно отдавать себе отчёт в том, что красивые (и отчасти справедливые) слова Константина Райкина (а также Богомолова, Звягинцева, Павленского и иже с ними) против цензуры и в защиту свободы искусства — это важная часть борьбы за собственную цензуру, за собственную обязывающую «традицию» — ту самую, в рамках которой 7 апреля 2011 г. Государственный центр современного искусства, учреждённый министерством культуры РФ, наградил премией «Инновация» (400 тысяч рублей) акцию арт-группы «Война», ту самую, в рамках которой хулиганство «Пусси Райот» в Храме Христа Спасителя было яростно и торжествующе поддержано улюлюканием «либерал-террористов» задолго до встречной «апелляции к городовому», закончившейся «двушечкой».

Поэтому запретительные инициативы — в их существенной части — было бы совершенно справедливо назвать «реакционными»: по первому смыслу слова «реакция». Это — ответ на моральную агрессию проповедников аморализма (как, кстати, и так называемые «гомофобные» инициативы Милонова — ответ на попытку превратить сексуальные извращения из давно декриминализованной частной бытовой практики в модный и социально поощряемый норматив).

И вовсе не парадокс, а, скорее, закономерность в том, что «запретобесие» не только не пресекает беснование, но усиливает и поощряет его, дискредитируя и обесценивая единственное, что может ему противостоять — моральную силу здравомыслящего и здравочувствующего общества.

…Я навсегда запомнил первую в моей жизни встречу с прокурором. Было дело в 1971, если не ошибаюсь, году — к нам, третьеклассникам, на встречу пришла работница прокуратуры, чтобы рассказать детям о праве и морали. Закон, — объяснила прокурор, — запрещает совершать преступления, и за нарушения закона людей наказывают, сажают их в тюрьму. А мораль — это когда за неправильное поведение ругают и воспитывают. Ну, например: красть — это преступление. А брать в столовой котлету из тарелки рукой, а не вилкой — это неправильное поведение. Но по мере того, как наш народ приближается к коммунизму, мы будем всё строже бороться с плохим поведением. И то, что сегодня считается неправильным и нехорошим, при коммунизме будет запрещено законом. Так что же, — спросил какой-то ребёнок, — в будущем неправильно пользоваться вилкой и ложкой станет преступлением? Ну, в общем да, — ответила тётя-прокурор…

Сегодня та безымянная тётя — вместе с идеей криминализации застольного этикета — конечно, инкарнировалась в безнадёжном стремлении сделать злобное самодурство единственной альтернативой разврату и прочему плохому поведению.

Между тем, глупость — в том числе в форме юридических запретов безнравственного — не просто неэффективна. Это — форма капитуляции морали перед аморальностью.

Мораль в конечном счёте намного сильнее права (я бы сказал тут о законе и благодати, но давайте не будем дразнить маньяков «светскости»). Декриминализация гомосексуализма в своё время стала важным и несомненным достижением российского общества — и вряд ли сама по себе повысила или как-то изменила ситуацию с этой перверсией. Кстати, можно задуматься о том, что инцест, супружеская измена, фактическое (не юридическое) многожёнство и т. д. никак не запрещены у нас уголовным законодательством. Но, наверное, и сейчас, и до отмены 121 статьи инцест был и остаётся намного менее приемлемым для массового сознания, чем гомосексуализм, и намного реже встречается.

Но это — так, реплика в сторону. Повторимся: мораль не просто сильнее права. Мораль — то единственное, что может реально противостоять аморализму и нравственному разложению. Потому что только укоренённость моральных ограничений способна воздвигнуть стену на пути разврата. Мораль — если она в обществе сильна — невозможно перепрыгнуть, но её нельзя и обойти, потому что мораль, в отличие от закона, не коррумпируется. Запрещённую книгу можно в массовых тиражах перепечатать в десятки тысяч рук на машинках «Эврика» (опыт СССР не даст соврать), третируемый спектакль или ограниченный в прокате фильм — преспокойно скачать в интернете. А вот силе массового бойкота что-то противопоставить трудно, но массовый бойкот нельзя имитировать, а подпитывающие его чувства оскорблённой нравственности — включить по приказу. Их можно только взрастить и воспитать.

Но воспитывать и взращивать очень и очень трудно. Это требует колоссальных усилий в образовании и воспитании — и не достижимо в парадигме «болонской системы образовательных услуг», производящей исключительно услужливых образованных болонок. Это требует мощной и системной государственной поддержки права граждан на реализацию гарантированной Конституцией свободы совести — права всех граждан, в том числе верующих, а вовсе не только агрессивного атеистического меньшинства. Это требует грандиозной церковной Миссии. И никак не может быть заменено хулиганством скандальных «активистов» со свиными головами и понтами клоунов-байкеров в железных крестах на кожаных шеях и с иконами Сталина наперевес. Это требует сильной, высокоразвитой, нравственной и уверенной в себе патриотической интеллигенции, способной к самостоятельной и осознанной поддержке страны и её интересов — а что может быть страшнее для организаторов запретобешенства? Ведь самые разнузданные шабаши либералов-коллаборационистов идут только на пользу: ими можно запугивать руководство страны и надувать свою, запретительскую, важность, а вот «умные свои» могут эту важность попросту обнулить и обессмыслить.

Именно поэтому вместо трудной общей работы включают на полную мощность «запретительскую» туфту. Туфту слабую, глупую и безнравственную. Представляющую собой политические приписки, идеологический контрафакт, в общем, массовую коррупцию в сфере общественной морали.

Коррупцию, которая оскверняет государство, дискредитирует патриотизм, подрывает устойчивость общества — на фоне глобальной войны, объявленной нам силами мощного, сплочённого и мотивированного «аморального интернационала».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Франц Клинцевич
Франц Клинцевич

Свобода прессы сопоставима со свободой слова, но ни то ни другое особо не нравится порой власть предержащим. Мне самому не раз доводилось сталкиваться с крайне негативной реакцией на свои высказывания, когда не только намекали, чтобы держал язык за зубами, но и в отместку лишали должностей. Правда и собственный взгляд на те или иные события дорогого стоят — это позиция, за которую можно чем-то пожертвовать, но никогда не изменять своим принципам.

Желаю «Свободной прессе», которая вот уже 10 лет верна своим идеалам, придерживаться этого и в последующем, оставаясь и «свободной» и «прессой»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня