Мнения / Терроризм

Детонатор для Европы

Почему главной мишенью террористов становятся беззаботные туристы

  
3146
Детонатор для Европы
Фото: AP/TASS

Теракт в Барселоне оставался актуальной темой для СМИ довольно продолжительное время, хотя после него произошло уже несколько трагических терактов в Европе, пишет украинский еженедельник «2000».

Вот и 6 сентября в Париже, слава Богу, удалось предотвратить очередной теракт с использованием самодельного взрывного устройства.

Нападения с ножами (резню безоружных людей почему-то упорно называют поножовщиной, хотя это совсем другое действо) на прохожих во Франции, в Финляндии, Великобритании, Бельгии и пр. стали уже привычными в потоке новостей.

Европейский террор расширяет территорию, захватывает все новые пространства, которые еще недавно считались вроде бы вполне безопасными.

Однако внимание к теракту в Барселоне и к неминуемым последствиям для Испании (да и для Европы в целом) не иссякает. Активно обсуждаются перспективы смены власти в Испании (снова между Народной партией и социалистами?) и перспектива независимости Каталонии. Так, в парламенте Каталонии появился законопроект о как бы пошаговом ее движении к независимости…

Читайте также

Но нигде не обсуждается тот печальный факт, что т. н. международный терроризм стал неотъемлемой частью европейской (да и мировой) политики. Насколько он международный — это еще нужно разбираться. В Испании этот процесс происходит наиболее наглядно: здесь завязаны в тугой узел каталонский и баскский сепаратизм, проблемы колоний (анклавов) Испании в Африке и проблема как бы последней колонии Европы — Гибралтара (вопросы значительно обострились после «брекзита»).

Колесики политического агрегата терроризма крутят на Западе все без исключения политические силы. Каждый, конечно же, крутит их в свою сторону. Да и куда им от этого политического агрегата деваться, если он по ряду объективных и субъективных причин стал наиболее дешевым и эффективным способом достижения власти? Или ее удержания.

Конкретно Испания имеет «богатую» историю такого толка, хотя автомобиль, наехавший на толпу в Барселоне, был первым крупным терактом в стране за 13 лет. Но до недавнего времени это был все-таки как бы адресный террор: сепаратисты и радикалы взрывали чиновников, силовиков и пр. При этом они и гражданскую публику значительно задевали, но это были как бы «сопутствующие издержки» адресного террора.

Теперь же «сопутствующие издержки» стали главной целью террора. Не только в Испании, но и в остальной Европе. Власть как будто отодвинулась в прицеле террористов на второй план. И этот факт наводит нас на некие печальные размышления о том, что власти, несомненно, выиграли (как ни цинично это прозвучит) от перехода террористов с «адресного террора» к преимущественно безадресному. Это поубавило число граждан, сочувствующих по разным причинам террористам, что было серьезной проблемой для ряда демократий старой Европы. Но от этого террор не стал менее эффективным политическим инструментом — совсем наоборот.

Хотя и этот вид террора по своей сути не совсем безадресный — он ведь адресован фланирующей, наслаждающейся жизнью туристической публике. Публике, которая и местных жителей уже достала не только экономически (туристы неуклонно задирают вверх цены — не все же местные на туристах зарабатывают), но и как бы метафизически. Не всем (скажем мягко) нравится этот вызывающе сибаритствующий (чтобы не сказать паразитирующий) образ жизни.

Больше всего недовольных находится в этнических мусульманских кварталах, обитателям которых даже их формальное гражданство не дает перспектив карьерного или иного роста. Нет ни возможности, ни желания вырваться из объятий внутренней эмиграции. Уйти от ощущения собственной второсортности. А ведь как бы безадресные террористы, как правило, именно местные граждане. Или те беженцы, которые искренне стремились стать гражданами этих стран.

В этом смысле далеко не всегда терроризм можно называть международным. Хотя такой тоже существует, поскольку он используется как инструмент международной политики. Взрывы поездов в Испании в 2004 г. больше были похожи на международный терроризм, хотя их отнесли именно на сепаратистов ЭТА, то есть на местный терроризм. И в этом был определенный смысл, поскольку случилось это за два дня до парламентских выборов. И выборы правительство тогдашнего испанского премьера Хосе Марии, конечно же, проиграло.

Но и международные последствия этот теракт за собой тоже повлек: пришедшие на смену Народной партии социалисты сделали как бы «нужные» выводы и вывели испанские войска из Ирака. Каталонская трагедия тоже сегодня ничего хорошего правительству Рахоя и Народной партии не сулит.

И Мадрид, и Барселона стараются использовать трагедию в собственных целях. Мадридские газеты призывают Барселону забыть о независимости и сплотиться перед общим врагом. Хотя согласно опросам 65% каталонцев поддерживают отделение от Испании. И Барселона имеет свои претензии к Мадриду — она упрекает того в урезании расходов на безопасность и в непродуманной миграционной политике.

Если Мадрид срочно не усилит антитеррористическую деятельность и не предпримет видимые меры по обеспечению безопасности, то сепаратистские настроения каталонцев будут только расти. Хотя, может быть, уже ничто не поможет помешать проведению референдума без согласования с центральной властью. Если государство не справляется с функцией обеспечения безопасности граждан, то зачем гражданам пребывать в таком государстве? Впрочем, такие вопросы граждане задают себе не только в Испании. Местный терроризм — это дешевый политический инструмент, а международный терроризм — это довольно дорогой политический инструмент, требующий значительных финансовых и организационных усилий. Требующий содержания специальных обучающих центров, коммуникаций снабжения и постоянного присутствия значительного количества инструкторов в зоне конфликта, поскольку (как показывает опыт) если все пустить на самотек, то оружие (да и кадры) могут оказаться в руках тех, против кого оно было вначале предназначено.

И потому использовать т.н. международный терроризм в качестве инструмента международной политики могут позволить себе только очень состоятельные страны.

Читайте также

И, наконец, отметим, что благоприятную почву для терроризма (и вообще радикализации общества) подготовил глобальный экономический кризис, который практически не утихает с 2008 г. США пытались залить его массированной эмиссией доллара (стыдливо называемой количественным смягчением), и это принесло определенные результаты. Но вот уже несколько лет, как эмиссия приостановлена. А глобальная экономика не может жить без такой эмиссии, которая затем распространяется по всем странам. Потому мировая экономика без эмиссии стагнирует.

Поскольку практически весь мир живет внутри западного финансового пузыря, то все происходящее внутри этого пузыря (в т.ч. и политический террор) касается нас напрямую. Будущее, в которое движутся большинство развитых (и некоторых неразвитых) стран, опустошено предшествующими поколениями стран этих как бы передовых финансовых технологий.

И чем наполнить непригодную для жизни пустыню будущего — это пока никому не известно. Пока же оно заполняется хаосом, террором и деривативами вплоть до четвертого порядка.

Александр Леонтьев.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Магомед Толбоев

Генерал-майор авиации в отставке, Герой России

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня