И снова о 20-й статье Конвенции ООН

Что мешает борьбе с коррупцией в России

  
4318
И снова о 20-й статье Конвенции ООН
Фото: Александр Бахтин/ТАСС

В предвыборной гонке вновь всплыла тема, будто бы Россия до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции. Похоже, этот вопрос поднимается из-за недостаточной информированности в сути дела. Давайте разберемся. На самом деле, Россия ратифицировала эту конвенцию Федеральным законом № 40-ФЗ от 8 марта 2006 года, причем целиком, без исключения каких бы то ни было статей. Но с оговорками, о которых ниже.

Сначала о самой конвенции. В ней, помимо 20-й, ещё 70 статей. ООН приняла эту конвенцию 31 октября 2003 г., Россия её подписала 9 декабря того же года, а ратифицировала в 2006-м. В статье 5-й конвенции сказано, что «каждое государство-участник, в соответствии с основополагающими принципами своей правовой системы, разрабатывает и осуществляет или проводит эффективную и скоординированную политику противодействия коррупции». То есть та или иная страна борется с коррупцией на основе собственного законодательства.

Теперь о пресловутой 20-й статье. Домыслов о ней великое множество, а вот сам текст этой статьи мало кто читал. Поэтому стоит процитировать её целиком:

«При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Читайте также
Атлеты from Russia Атлеты from Russia

МОК заявил, а наши чиновники подтвердили, что государства «Российская Федерация» не существует

В 3-й главе конвенции, помимо 20-й статьи, предлагающей признать самостоятельным составом преступления незаконное обогащение, есть и немало других, в которых предлагают считать преступными подкуп должностных лиц, злоупотребление влиянием или служебным положением, хищение имущества, отмывание доходов от преступлений, воспрепятствование осуществлению правосудия и т. д.

Теперь об оговорках. В пункте 1 статьи 1-й закона о ратификации было сделано заявление, что «Российская Федерация обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно статье 15, пункту 1 статьи 16, статьям 17 — 19, 21 и 22, пункту 1 статьи 23, статьям 24, 25 и 27 Конвенции, в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 3 статьи 42 Конвенции». Как видим, из конкретных составов преступлений пропущены пресловутая 20-я статья, а также 26-я. Но о второй никто не вспоминает. Отчего?

Дело в том, что 26-я статья предлагает признавать преступной коррупционную деятельность не людей, а юридических лиц. Однако по российскому законодательству юридическое лицо, как искусственное образование, не может привлекаться к уголовной ответственности. Проще говоря, целый завод или агрокомплекс нельзя отправить за решётку. И это у нас никого не беспокоит.

Почему же именно 20-я статья служит поводом для таких ожесточенных дискуссий? Дело в том, что большинство составов преступлений, упомянутых в 3-й главе конвенции, в российском уголовном законодательстве уже есть. Но вот такого преступления, как «незаконное обогащение» у нас нет. И это не случайно. Но вовсе не потому, что коррупционеров кто-то покрывает.

Во-первых, согласно отечественному уголовному и гражданскому праву любое имущество и денежные средства, полученные в результате совершения корыстных преступлений, уже являются незаконными и подлежат конфискации в доход государства (см., например, ст. 104.1 УК РФ). Следовательно, такое обогащение и сейчас в России считается преступным.

Во-вторых, предложение считать отдельным преступлением «необоснованное обогащение», как оно прописано в конвенции, посягает на конституционный принцип: никто не должен доказывать свою невиновность. Проще говоря, если «компетентные органы» не могут доказать, что имярек разбогател преступным путем, значит, он считается невиновным. И вовсе не обязан убеждать доблестных правоохранителей, что он не коррупционер.

Да и само понятие «незаконное обогащение», сформулированное в 20-й статье, слишком неконкретно, размыто и содержит оценочные суждения. Скажем, что считать «значительным увеличением активов» или «разумным обоснованием»? Здесь сколько людей, столько же и мнений. При такой конструкции правовой нормы под подозрением может оказаться любой, кто живет богаче соседа. А люди в погонах получат ещё один инструмент для возможных злоупотреблений.

Читайте также

Чтобы понять субъективность термина «незаконное обогащение» достаточно вспомнить нашу недавнюю историю. Немногим более 30 лет назад, пришедший на вершину власти в СССР Михаил Горбачев отметился борьбой не только с пьянством, но и с «нетрудовыми доходами». Тогда был принят ряд указов и постановлений, после чего, скажем, каждый купивший два десятка досок, пару банок краски или килограмм гвоздей должен был хранить и предъявлять милиции и дружинникам товарные чеки — доказывать, мол, не украл на ближайшей стройке. И что в итоге? Да ничего — гора родила мышь! Зато спустя несколько лет настоящие жулики вышли из тени и смогли за бесценок скупать целые заводы, которые строила вся страна. Теперь они олигархи и «уважаемые люди», к которым никто не пристает с «глупыми вопросами»…

В российском законодательстве и сейчас вполне достаточно правомочий для борьбы с коррупцией. Это и глава 30-я в Уголовном кодексе РФ, и обязанность государственных чиновников отчитываться о доходах. Но кто сказал, что хороших и строгих законов уже достаточно для наведения порядка? К примеру, в последние годы серьёзно ужесточили ответственность за нарушение правил дорожного движения. Но, положа руку на сердце, кто осмелится утверждать, будто на наших улицах и дорогах порядка стало намного больше? Значит, дело не в правильных и суровых законах, а в людях, которые должны их соблюдать. То есть в нас с вами…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Владимир Шаповалов

Историк, политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня