Почему Иран до сих пор не в ШОС

10 лет назад Исламская республика постучалась в двери организации. Но ее держат на проходной

  
2945
На фото: саммит Шанхайской организации сотрудничества в Китае
На фото: саммит Шанхайской организации сотрудничества в Китае (Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

9−10 июня 2018-го в китайском Циндао прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Кроме традиционного обсуждения кризисов в Сирии и Афганистане, особое внимание в этот раз было уделено «ядерной сделке» с Ираном. А именно непростой ситуации, сложившейся после выхода из договора США. Другими словами, ближневосточная проблематика как всегда была в центре событий.

По итогам саммита приняли Циндаоскую декларацию, согласно которой страны-члены ШОС договорились совместно бороться с «тремя силами зла» — терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Впрочем, декларация включает 17 документов, которые касаются не только борьбы со злом, но и вопросов международных отношений и экономики. Это особенно важно с учетом того, что нынешний саммит впервые прошел не в формате «шестерки», а в формате «восьмерки». В прошлом году в организацию официально включили Индию и Пакистан.

Получается, что за 17 лет существования ШОС превратился во влиятельнейшую международную структуру, игнорировать которую просто невозможно. Общее пространство организации — более 60% территории Евразии. Население стран-членов ШОС составляет чуть ли не половину населения Земли. А совокупный ВВП равен примерно 12 трлн долларов. Ну и, в конце концов, в ШОС входят 4 ядерные державы (Россия, КНР, Индия и Пакистан).

Иран ждет своей очереди

По мере укрепления Шанхайской организации сотрудничества членство в ней становится все ценнее. И после очередного этапа расширения встает логичный вопрос: а кто следующим станет полноправным участником? Этот вопрос в частности очень волнует Иран, который на сегодняшний день прибывает в статусе страны-наблюдателя (хотя полностью соответствует критериям членства в ШОС, о чем не раз говорил глава российского МИДа Сергей Лавров).

Читайте также
Стена раздора Стена раздора

России с памятниками истории повезло гораздо меньше, чем Европе

К слову, Россия самым активным образом лоббирует переход Исламской республики на новый уровень. Так, на саммите в Китае президент Владимир Путин пообещал, что Москва будет поддерживать Тегеран на пути к его полноформатному сотрудничеству в ШОС.

«Иран давно принимает участие в работе Шанхайской организации сотрудничества. Мы знаем ваше желание осуществлять эту работу и в полноформатном режиме. Наша позиция, позиция России вам известна, мы будем ее поддерживать», — сказал российский лидер на встрече с иранским коллегой Хасаном Рухани.

Однако такого рода заявления звучали и ранее. Но воз и ныне там. При том, что заявку на участие в ШОС Иран оформил еще десять лет назад.

В последние годы разговоры о том, что Иран вот-вот вступит в ШОС, раздаются все громче. Это обусловлено и вкладом Ирана в борьбу с боевиками в Сирии, и выходом США из СВПД, и включением в ШОС двух новых участников — Индию и Пакистан. Кроме того, позиция Тегерана полностью соответствует целям организации. Также Иран не состоит ни в каком другом региональном союзе.

Специалисты отмечают, что вступление Ирана в ШОС принесет много пользы всем участникам организации. Это позволит эффективнее противостоять тем самым «трем силам зла», причем делать это еще и с гораздо меньшими затратами. Совместная борьба с угрозами повышает уровень доверия, что, как правило, позитивно сказывается и на торгово-экономических отношениях. Также членство ИРИ облегчит странам-членам ШОС связь с международным рынком через Иран.

При этом в самом Иране полагают, что вступлению Исламской республики в ШОС мешают политические соображения некоторых стран.

За вступление Индии и Пакистана придется платить

— Самое важное неформальное препятствие для вступления Ирана в ШОС — это необходимость адаптировать расширение, которое уже произошло, — рассказал программный директор Валдайского клуба, кандидат политических наук Тимофей Бордачев. — Для России и Китая вступление Индии и связанного с ней Пакистана было важнейшим дипломатическим мероприятием. Это было необходимо для того, чтобы у Нью-Дели не было стимулов уйти на Запад, в союз с США. Для евразийской безопасности это стало бы настоящей трагедией. Кроме того, России нужно было усадить Индию и Пакистан за стол переговоров. Но за этот шаг мы платим тем, что не сможем в течение 3−5 лет позволить себе дальнейшее расширение ШОС: ни за счет таких крупных стран, как Иран, ни за счет маленьких типа Монголии.

Нет консенсуса

— Другая причина — это сложные двусторонние отношения между Китаем и Ираном, — продолжает Бордачев. — С одной стороны, мы видим там примеры очень интенсивного экономического сотрудничества. А с другой, мы не видим глубокого политического доверия между Пекином и Тегераном.

Формально также против вступления Ирана в ШОС выступает Таджикистан.

Читайте также
Больше, чем футбол! Больше, чем футбол!

В гибридной войне Запада против России наша страна одержала историческую победу

Другими словами, надо понимать, что в Шанхайской организации сотрудничества существует такое понятие, как «шанхайский дух». Это уникальная атмосфера, в основе которой лежит принцип консенсуса между государствами. Так вот, не все согласны принимать в команду Иран, отягощенный значительным внешнеполитическим багажом. То есть придется столкнуться с США и Израилем.

О преимуществах вступления Ирана в ШОС

— Иран — это важнейший игрок юго-западной части Евразии, — говорит Бордачев. — По сути, Иран отделяет Евразию от Ближнего Востока. В этом смысле сложно переоценить важность сотрудничества с Исламской республикой. Необходимо сделать все, чтобы Иран не чувствовал себя изолированным. Кроме того, в долгосрочной перспективе неизбежно встанет вопрос о зоне свободной торговли ШОС. С этой точки зрения, Тегерану есть что предложить. В стране сильное сельское хозяйство. Плюс, конечно, ценнейший опыт иранцев в борьбе с терроризмом. Ведь безопасность — одна из важнейших задач ШОС.

Еще мнение

— Китайские эксперты действительно говорили, что не надо торопиться. У них есть опасения, что ШОС с Ираном превратится в своего рода анти-НАТО, — рассказал замдиректора института стран Азии и Африки МГУ Андрей Корнеев. —  Плюс ко всему, надо принимать в расчет организационно-бюрократические препоны: логистика, языки (сейчас рабочие языки организации китайский, русский и английский) и так далее.

Вряд ли стоит ожидать вступления Ирана в ШОС в ближайшее время. Организации сначала надо переварить Индию и Пакистан. Затем необходимо найти удачный момент. Сейчас ситуация вокруг Ирана обострена из-за выхода США из ядерной сделки. Однако, несмотря на все это, нельзя лишать Ирана возможности вступить в ШОС. Позиция России неизменна — как только удачный момент будет найден, Исламская республика станет полноправным участником Шанхайской организации сотрудничества.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня