Военные дроны угрожают жизни и психике

Навести порядок в беспилотной летательной индустрии практически невозможно

  
2559
Военные дроны угрожают жизни и психике
Фото: Zuma / ТАСС

В «незалежной» БПЛА и дроны в одночасье стали топ-темами в соцсетях — совсем не потому, что Украина неожиданно выбилась в лидеры передовой индустрии, но исключительно благодаря государственной авиационной службе, установившей с 31 мая новый порядок использования воздушного пространства Украины, пишет автор украинского еженедельника «2000» Константин Василькевич.

Временные (а, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное) правила носят откровенно запретительный характер, кардинально ограничивая возможность запуска БПЛА частными лицами. По мнению экспертов и рядовых владельцев дронов, новые украинские требования существенно жестче европейских и даже американских законов, и обеспечивают они отнюдь не порядок в небе страны, а лишь спокойствие «слуг народа» — наконец-то дотошные журналисты лишатся возможности беспрепятственно заглядывать за высокие заборы их роскошных поместий.

Впрочем, усилия властей могут оказаться тщетными, а замыслы откровенно наивными, ведь «навести порядок» в беспилотной летательной индустрии сегодня практически невозможно. И эту аксиому уже усвоили на Западе.

Во всяком случае, именно такой вывод представлен в докладе, подготовленном корпорацией RAND по заказу конгресса и Объединенного комитета начальников штабов США. Авторы опубликованного 14 июня многостраничного документа резюмируют: распространение БПЛА по планете достигло таких масштабов, что регулировать этот процесс архисложно.

И ведь речь идет о тяжелых боевых аппаратах. Что же тогда говорить о бытовых миниатюрных дронах, которыми просто наводнен рынок.

Читайте также

Дрон-бум

Авторы опубликованной 14 июня обстоятельной докладной записки «Экспертная оценка масштабов и тенденций распространения БПЛА» — аналитики авторитетной RAND Corporation — с тревогой констатируют: мир вошел в эпоху стремительного распространения тяжелых военных БПЛА с чрезвычайно мощным боевым потенциалом, открывающих ранее невиданные возможности перед противоборствующими сторонами различных конфликтов.

Составителей доклада, адресованного председателю Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ), естественно, волнует очевидный факт: боевыми дронами обладают (и даже производят их) не только США и союзники Вашингтона, но и другие, порой не слишком дружественно настроенные по отношению к Америке страны.

«Американские вооруженные силы сталкиваются с растущей угрозой — продвинутыми и зачастую смертоносными БПЛА — благодаря масштабному распространению технологий слежки и производства вооружений, которыми до недавнего времени владели только дружественные США страны. Считалось, что глобальное распространение таких технологий можно сдерживать с помощью созданной Западом системы экспортного контроля, позволяющей блокировать распространение продвинутых ракет. Тем не мене данная система не способна предотвратить создание потенциальными неприятелями Америки дронов с мощным потенциалом слежки, оснащенных разрушительным оружием», — сетуют аналитики RAND. По их словам, США регулярно отказывают потенциальным покупателям в поставках самых мощных беспилотных летательных аппаратов «категории I», но существующий устойчивый спрос оперативно удовлетворяют другие страны.

«Число государств-приобретателей — БПЛА (малых и больших) возросло с 41 в 2004 г. до 76 в 2011 г. и продолжает расти. По оценкам главного бюджетно-контрольного управления США, по состоянию на 2012 г. разработки более чем 900 различных видов БПЛА велись в 50 странах. Объем глобального рынка дронов (военных и коммерческих) растет — с примерно $ 6 млрд. в 2015 г. до $ 12 млрд. в 2025 г.», — отмечается в докладе.

Сегодня, пишут эксперты, смертоносные дроны выпускают не только США, но также Китай, Россия, Иран и ОАЭ: «в некоторых случаях государства экспортируют не только БПЛА, но и технологии их производства». Речь идет о БПЛА «категории I» (самые тяжелые дроны, способные нести свыше 500 кг полезной нагрузки на расстояние более 300 км) и «категории, приближенной к I» (полезная нагрузка от 300 до 485 кг и дальность полета немногим менее 300 км).

Новички теснят тяжеловесов

Многие годы летательные беспилотные аппараты тяжелого и близкого к нему класса производили и экспортировали преимущественно США и Израиль (в период с 1985-го по 2014 г. доля израильтян в глобальном экспорте БПЛА составляла 61%), но в по-следнее время перспективную рыночную нишу успешно осваивают КНР и ОАЭ.

США, в частности, поставили на экспорт 103 БПЛА: RQ-4A Glo-bal Hawk и MQ-4 Triton (Northrop Grumman), а также MQ-9 Reaper и Predator (General Atomics). Упомянутые системы поставлены в страны НАТО и еще в 7 государств, не входящих в состав альянса. При этом следует отметить, что БПЛА «категории I», оснащенные вооружением, Вашингтон продал всего лишь трем странам — Италии, Испании и Великобритании.

Вакуум, образовавшийся в результате отказа США от поставок, «стремительно заполняет Китай», сообщает RAND. «КНР поставила БПЛА «категории, приближенной к I» не менее чем 9 государствам. Мы ранее утверждали, что БПЛА Wing Loong II по классификации может быть отнесен к «категории I». Кроме того, в июле 2017 г. Китайская аэрокосмическая научно-промышленная корпорация (CASC) анонсировала готовность приступить к массовому производству и поставлять на экспорт модель CH-5. Потенциал новинки превышает даже порог БПЛА «категории I».

Впрочем, Пекин не ограничивается поставками продвинутых летательных аппаратов. «Китай в ряде стран приступил к строительству производственных мощностей по выпуску БПЛА: в частности, начаты работы по монтажу линии по выпуску до 300 БПЛА Wing Loong II и, возможно, CH-5 в Саудовской Аравии. Один этот контракт обеспечит Саудовскую Аравию 300 БПЛА класса „категория I“ и „категория, приближенная к I“. Пекин также подписал договор на строительство производственных мощностей в Пакистане и Мьянме».

Автономность полета китайского дрона CH-4, вооруженного ПТУР, составляет не менее 14 часов, а новинка CH-5, судя по заявленным характеристикам, способна парить в небесах по 39 часов.

Не отстают и Эмираты: местная компания ADCOM поставляет на экспорт собственную разработку «категории I» — United 40 UAV: получатели не разглашаются, но в RAND уверяют, что «два БПЛА этой модели вполне могли быть поставлены в Россию». Как бы то ни было, клиентская база ADCOM растет стремительно: в компании утверждают, что «вынуждены строить по одному United 40 каждую неделю ради выполнения уже полученных заказов». Компания также строит производственные мощности в Великобритании и расширяет деятельность в Саудовской Аравии и Индии.

Германия совместно с Катаром выпускает собственное детище — БПЛА Q01 OPA, а, по данным RAND, «по своему потенциалу Q01 превосходит лимиты категории I».

Правительство Италии с 2018 года начинает официальные поставки в ОАЭ перспективного БПЛА P.1HH HammerHead, «вполне способного преодолеть порог категории I».

Джинна поздно загонять в бутылку

В 2016 г. администрация Обамы — в ответ на зарождавшуюся угрозу масштабного распространения боевых дронов — предложила всем желающим присоединиться к международному соглашению, регулирующему глобальные стандарты экспорта этой смертоносной техники.

Концепция поначалу пришлась по душе правительствам 53 стран, но стартовавшие переговоры успехом не увенчались: даже Евросоюз до сих пор не выработал единой согласованной политики применения боевых БПЛА, а Пекин вообще отказался участвовать в подобных переговорах.

Администрация Трампа сняла ряд ограничений на экспорт самых совершенных дронов, оправдав это решение необходимостью повышения конкурентоспособности американских компаний на глобальном рынке БПЛА.

Благодаря жестким требованиям международного режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ) и высокой стоимости такой техники убийственными дронами первой категории владеют лишь несколько стран, констатируют эксперты RAND. «Однако производители успешно обходят ограничения РКРТ, экспортируя мощные БПЛА с полезной нагрузкой от 300 до 500 кг. Эти летательные аппараты, по характеристикам близкие к „категории I“, стремительно расползаются по планете: они обладают схожими характеристиками со старшими собратьями, а их приобретение обходится существенно дешевле, да и строгих ограничений на поставки нет».

По мнению аналитиков корпорации RAND, нас ожидает дальнейшее ускорение темпов распространения тяжелых БПЛА — во многом благодаря усилиям таких «новичков», как КНР, Саудовская Аравия и ОАЭ. Судя по всему, чрезвычайно опасного джинна боевых беспилотных технологий загнать обратно в бутылку уже никому не удастся…

Новый враг психики

Прямая угроза боевой мощи дронов вполне очевидна — эти летательные аппараты действительно умеют убивать. Вспомним хотя бы данные, накопленные лондонской организацией BIJ (Бюро журналистики расследований) с 2010 г.: так, прямыми жертвами нанесенных американцами ударов БПЛА стали от 7584 до 10 918 жителей Пакистана, Йемена, Афганистана и Сомали.

Не столь очевиден другой, но не менее мрачный аспект: как выясняется, «дроны» разносят вдребезги еще и психику тех, кто ими управляет. Авторитетная The New York Times на днях опубликовала огромный тематический материал-расследование «Раны воина — оператора БПЛА».

Читайте также

«Операторы дронов переходят рубеж между мирной жизнью и войной буквально каждый день — туда и обратно. По окончании смены эти мужчины и женщины в одиночестве разъезжаются по домам, подобно клеркам с типичной офисной парковки. Еще минуту назад они вели бой, а сейчас едут в церковь или забирают детей из школы. «Я только-только закончил сбрасывать бомбы на головы врагов, и тут получаю СМС — «ты не мог бы прикупить молока по дороге домой?» —- вспоминает один из операторов боевых БПЛА в интервью NYT.

«Многие его сослуживцы сегодня ведут бой и со стрессом, выливающимся в разводы и даже в самоубийства. Операторы дронов — в отличие от офисного планктона — по причине особой секретности не имеют возможности делиться с окружающими тем, как прошел их день. При этом — в отличие от обычных солдат — они лишены мощного позитивного стимула в виде групповой солидарности, формирующейся на войне», — констатирует издание.

И если методы борьбы с реальным посттравматическим синдромом — проклятием ветеранов малых и больших войн — уже разработаны и апробированы, синдром «моральной травмы» оператора беспилотного летательного аппарата пока выглядит подлинной terra incognita. А его разрушительные для психики человека последствия специалистам еще только предстоит изучать.

Ясно лишь одно — безграничные возможности умной техники с невиданной легкостью уничтожают не только тело, но и разум с душой…


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня