Топорная работа Киева

С разрешения президента Порошенко украинские леса обрекли на вырубку

  
2511
Топорная работа Киева
Фото: Zuma / ТАСС

Президент Петр Порошенко ветировал закон, который предлагал ввести уголовную ответственность за контрабанду леса, и годовой потолок для заготовки древесины, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Сергей Нежданов. Значит ли это, что леса вырубят?

Аваков за каждым пнем

Лес и ситуация с ним периодически становится источником как громких скандалов, так и еще более громких истерик. И хотя в последних принимают участие даже крупные политики и государственные деятели, заметного количества громких и успешных уголовных дел в результате не порождается. Даже это заставляет заподозрить, что с лесным вопросом что-то не так.

Последний раунд информационной активности и безудержных спекуляций спровоцировал доклад английской неправительственной организации Earthsight про контрабанду леса. Расследователи заявили, что 40% всей украинской древесины рубится нелегально, под видом санитарных рубок, а затем, очень часто тоже нелегально, попадает на конечные рынки. Согласно приведенным данным, больше 70% украинского экспорта древесины поставляется в ЕС, что принесло свыше одного миллиарда евро за 2017 год.

Несколько выводов из отчета были тут же использованы в популистской борьбе. Целиком документ, конечно, мало кто удосужился прочесть, что видно из деталей заявлений политиков.

Гройсман тут же заявил, что инициирует масштабные расследования. Он даже поручил налоговикам, полиции, госаудиторам и Госгеокадастру провести проверки лесных хозяйств. И, конечно, громко поддержал завалявшийся где-то с 2016 г. законопроект об уголовной ответственности за контрабанду леса. Немедленно законопроект был принят и отправился к президенту.

Президент его ветировал, а представители Гослесагентства встретили данную новость с едва скрываемым ликованием (именно в этой среде можно было ожидать «посадок»). Площадки и спикеры, которых можно заподозрить в неравнодушии к Гослесагентству, активно стали постить материалы в стиле «проклятые британцы печатали заказуху».

Чтобы усугубить неразбериху, в информпространство стали вбрасываться версии как о том, что Гослесагентство хотят уничтожить ради грядущей передачи лесов в частную концессию (что, конечно, приблизит конец света), так и о том, что инициатором лесного обострения стал главный демон президента, его заклятый друг Арсен Аваков.

Читайте также

Криминализируя контрабанду леса и одновременно усиливая присутствие полиции на таможнях, он якобы пытался с помощью Гройсмана оседлать неохваченные потоки, вырвав их из жадных рук президентского окружения.

Ну и, конечно, новые деньги очень кстати к новым выборам — тут запускается вторая волна предположений о том, в какие политические проекты Аваков и Гройсман планируют вкладывать лесные доходы. Кроме того, разыгрывая лесную карту, эта пара серьезно подставляет президента перед Западом — Порошенко срочно обязан отменить мораторий на вывоз кругляка, чтобы получать макрофинансовую помощь. Но теперь сделать это будет очень непросто, обыватель не поймет.

Как разобраться во всей этой чудовищной каше, что из этого может быть правдой и что будет, в конце концов, с украинским лесом?

Мораторий-импотент

Давайте для начала посмотрим повнимательнее на доклад Earthsight, послуживший во многом информационным триггером.

Стоит особо отметить, что документ посвящен не просто ситуации на рынке древесины ЕС, а именно коррупции в лесозаготовках на Украине и связям этого явления с зарубежными рынками. Отмечается, что расследователи работали над докладом два года. Кроме того, материалы строятся на более чем четырех сотнях печатных источников.

Главный вывод звучит очень жестко: отрасль и агентство лесных ресурсов погрязли в коррупции, и это как угрожает лесам Украины, так и подрывает само госуправление. Древесина, незаметно для всех, стала одной из крупнейших экспортных статей Украины, достигнув показателя в 1,7 млрд. долларов — около 4% ВВП. При этом почти все лесозаготовительные работы в стране проводятся самим правительством через государственные лесозаготовительные предприятия, в основном под эгидой Гослесагентства.

Хотя сами чиновники и госменеджеры характеризуют подпольную преступную деятельность как относительно незначительную (по данным Государственного агентства лесных ресурсов за 2017 г., потери от незаконных рубок составили около 80 млн. долларов), авторы доклада утверждают, что большинство незаконной заготовки проводится именно самими лесохозяйственными предприятиями. Сотни таких структур системно и намеренно нарушают широкий круг правил во время лесозаготовки.

Earthsight не забыли напомнить, что предыдущий государственный руководитель украинской лесной отрасли является подследственным в уголовном деле за получение свыше 30 млн. долларов взяток на швейцарские счета от зарубежных импортеров лесоматериалов. Как предполагается, мзду давали за доступ к дешевому отечественному сырью.

В стране функционирует свыше 12 тыс. нелегальных лесопилок, которые работают преимущественно на Европу — обеспечивая объем, который превышает нелегальный экспорт древесины в ЕС всех тропических стран Латинской Америки, Африки и Южной Азии вместе взятых.

Среди европейских покупателей украинского леса много крупнейших в мире транснациональных деревообрабатывающих корпораций.

Earthsight напоминает, что Европе уже приходилось признать, что ее растущий рынок древесины стимулировал нелегальную деятельность в странах — производителях сырья. Это вынудило ЕС принять в 2013 г. закон, который должен был положить конец нелегальному импорту. Попытка, как утверждают расследователи, потерпела провал.

Главный инструмент нелегальной деятельности на Украине, формирующий удобную лазейку нарушителям, — так называемые санитарные рубки. Дело в том, что обычно сбор урожая древесины планируется и жестко регламентирован — как сбор урожая любой сельскохозяйственной культуры. Но дерево растет долго, а деньги нужны сегодня. Поэтому на Украине, как утверждает Earthsight, почти 60% рубок происходят за границами установленных ограничений. Это можно сравнить с уборкой еще несозревшей пшеницы — с хозяйственной точки зрения в долгосрочной перспективе это не имеет смысла, разве что вы пришли на поле как грабитель и готовы удовлетвориться доходом от зеленой массы.

Во время «санитарных рубок» лес сводят под предлогом защиты от вредителей и болезней. Как показали исследования 18 лесозаготовительных участков в четырех крупнейших лесозаготовительных регионах, от 67 до 78% рубок являются, с точки зрения экспертов Earthsight, неоправданными и незаконными. На национальном уровне незаконные рубки составляют от 38 до 44%.

Очень примечательно, что экспорт пиломатериалов превышает легальное производство всей страны на 75%.

Ежегодно экспортируется около 1,2 млн. кубометров незаконно полученных пиломатериалов.

Коррупция в лесной отрасли Украины растет как на дрожжах потому, что растет европейский импорт древесины из страны — за четыре года он прибавил 75%.

Earthsight называет европейские компании, подозреваемые в нелегальном импорте. Это, например, австрийский гигант Holzindustrie Schweighofer, которого уже обвиняли в нелегальных схемах с румынским лесом. Предприятия этого концерна перерабатывали до 70% кругляка из Украины. В схемах отмывания незаконных пиломатериалов обвиняют и румынское дочернее предприятие компании JAF Group, лидера оптовой торговли древесиной в Центральной Европе.

После введения национального моратория на экспорт кругляка ведущим импортером украинской древесины в ЕС становится компания Egger.

Earthsight утверждает, что это имя также фигурирует в подозрительных схемах закупки леса через странных посредников, а такие известные европейские компании, как Kronospan и Swiss-Krono, закупают огромное количество древесины на тех украинских предприятиях, руководители которых являются фигурантами коррупционных расследований.

Мораторий на экспорт кругляка с Украины обходится очень просто — древесина вывозится под видом дров.

Конечно, большинство европейских покупателей утверждают, что соблюдают все процедуры проверки происхождения сырья и не приобретают нелегальщину. Чтобы проверить, насколько крупные компании щепетильны, «провокаторы» от Earthsight представились менеджерами украинской несуществующей компании и предложили приобрести кругляк, запрещенный к экспорту. Как минимум три европейские компании заинтересовались сделками после того, как их уверили в тесных связях украинских партнеров с таможней.

Как крупным европейским корпорациям удается обходить европейское законодательство? С помощью мелких фирм-прокладок, которые немедленно перезапускаются под новым именем после случайного провала.

Earthsight обвиняет европейские правительства в вялости и попустительстве и заявляет, что коррумпированные элементы из СБУ следят за активистами-антикоррупционерами, а младшие работники лесхозов, осмеливающиеся выступать против нелегального бизнеса, получают угрозы в адрес семей, их машины поджигают.

В докладе европейские власти призывают отказаться от принуждения Украины к отмене моратория на экспорт кругляка (как утверждается, такое давление лоббируется деревопереработчиками ЕС), а прилагать усилия в мотивации национальных правительств к выполнению уже существующих законов и норм.

Магия бревен

То, что доклад Earthsight вызвал шумиху в политических верхах, довольно странно. Дело в том, что, по сути, в нем нет ничего нового — все приведенные схемы, имена, аналитические выводы гораздо подробнее и полнее уже звучали на разных площадках.

Так, научный сотрудник Института агроэкологии и эксперт Всемирного банка Михаил Попков неоднократно сообщал о проблеме нелегального экспорта, в частности в своих аналитических записках, нередко публиковавшихся на страницах Украинского лесного портала.

Он, например, давно писал, что даже по официальным данным таможни, цифрам Госстата и базе данных торговых потоков ООН можно сделать вывод: среди конечных получателей украинской древесины, которая вывозится под видом дров, фигурируют крупные европейские производители плит, лесопильные предприятия и целлюлозные комбинаты. Есть все основания считать, что поставляемая древесина там, конечно, не сжигается, а используется для выпуска конечной продукции.

Существуют вопиющие факты, говорящие о махинациях. Так, Украина экспортирует в Румынию на 46−48% больше топливных дров в виде колод, чем импортирует Румыния. С деловой древесиной ситуация прямо противоположная. А вот суммарный объем экспорта и импорта древесины сходится! То есть то, что вывозится из Украины как дрова, в фирмах-прокладках магическим образом превращается в деловую древесину и уже в таком качестве поступает переработчикам.

Аналитики подробно раскрывали все виды схем: «пересортица» (когда разницу между фактической ценой и заниженной, фигурирующей в договоре, коррупционеры получают на руки), «договорняк» (когда оплата разницы проводится за фиктивные «маркетинговые услуги»), «подъем» (коррупционный налог на кубометр древесины, который нижние звенья менеджмента должны передавать выше), «теневое лоббирование» (получение разрешительных документов на нелегальную древесину для продажи избранным покупателям) и т. д. и т. п.

Данные расследования финансировались Всемирным банком, их результаты, конечно, были известны и руководителям отрасли, и высшим госуправленцам. Более того, порой обнародование результатов приводило к всплескам пиар-активности. Самый яркий пример, конечно, это эпопея с введением в 2015 г. и продлением пресловутого и не работающего толком моратория на вывоз необработанной древесины.

В 2016 г. министр агрополитики Тарас Кутовой с большой помпой представил даже интерактивную карту незаконных рубок. Впрочем, после презентации об этой карте больше никто ничего не слышал, а губернатор Закарпатья Геннадий Москаль открыто обвинил чиновников в создании фейка. Ни одной незаконной рубки с помощью этой карты так и не нашли!

Так что и нынешний всплеск активной «борьбы с контрабандой», о которой заявил Гройсман, конечно, пустышка. За ней действительно может стоять и попытка перекроить рынок нелегальных потоков, и тем более — подложить политическую свинью Порошенко, заставив его в самое неудобное с точки зрения внутренней информационной ситуации отменять популистский мораторий.

Но тут важно не забывать — схема криминализации экспорта древесины, как и лазейки в ней, созданы искусственно. Поэтому стоит послушать и мнение тех, кто продает наш лес под видом дров.

Нет правил — нет невиновных

С формальной точки зрения типичного менеджера лесного хозяйства, оправдание ситуации выглядит просто: рубят на Украине значительно меньше необходимого, а внутренний рынок не способен конкурировать с внешним.

Чтобы доказать первый факт, используется статистика. Она показывает, что ежегодно планы лесовосстановления и лесоразведения растут, а многие леса «стареют», то есть требуют рубок.

Однако тут есть изрядная доля лукавства. Для того чтобы восстановить лес, старый нужно вырубить. Так что растущие цифры лесовосстановления говорят лишь о растущих рубках. А перевыполнение плана, как отмечают эксперты, это двойная ложь — все по той же причине. Превысить показатели можно, только если прошлые посадки погибли — и на одном и том же участке лесовосстановление пришлось проводить дважды.

Есть и такой показатель, как лесоразведение. Формально это именно насаждение новых лесов. Здесь тоже у нас все в полном ажуре, сплошное перевыполнение планов.

Но только если не посмотреть на ситуацию глубже. Оказывается, что перевыполнение достигается банальным снижением плана, который бы иначе просто не выполнили. В абсолютных же цифрах катастрофа очевидна. Если в 2010 г. было посажено почти 27 тыс. га леса, то в 2017 г. — только 1700 га.

На доклад Earthsight окружение руководителей Гослесагентства прореагировало тем, что в информпространство стали интенсивно вбрасываться данные о невероятной важности отрасли и грандиозных темпах ее роста. Так, за 2017 г. предприятия, подчиненные Гослесагентству, перечислили в бюджет свыше 5 млрд. грн.

Реализация товара в денежном эквиваленте выросла с 2011 г. почти в три раза! Последнее особенно смешно, поскольку менеджеры Гослесагентства научились манипулировать цифрами, не используя поправки на инфляцию, применяя лишь номинальные цены. Если использовать цены сопоставимые, то никакого грандиозного роста просто не обнаружится.

Не выдерживают критики и заявления о росте налоговых отчислений: рост этот произошел не за счет экономической активности, а за счет отмены льгот по выплате НДС. Рента и налог на прибыль, как показывают исследования Всемирного банка, в отрасли в сопоставимых ценах падает.

Да, жалобы лесников на старение, болезни и усыхание лесов — правда. Например, директор госпредприятия «Вінницялісозахист» Владимир Чудак на коллегии Гослесагентства сообщал, что усыхание сосны превратилось в катастрофу. С 2015 г. пораженные территории выросли в два раза и составляют уже 7,6% всех исследованных предприятием лесов. В сосновых же процент поражения превышает 10, а местами и 16%.

Вот только причина падения качества украинских лесов — не только глобальное потепление, изменение климата и то, что многие вредители уже успевают за сезон вывести не одно, а два-три поколения.

Одна из немаловажных причин — деятельность лесхозов. Ведь рубят они не низкокачественные нерентабельные участки, ориентируясь на сиюминутную выгоду, а самые ценные леса. В результате, конечно, в общей массе леса становятся «хуже».

Госменеджеры в массе своей не согласны и с тем, что украинский экспорт «дров» называют нелегальным. Дело в том, что здесь существует хитрый момент: согласно нашим ДСТУ, древесину, которую у нас относят к топливной, в Европе могут посчитать технической.

В результате специфической игры стандартов многие громкие дела с задержанием эшелонов кругляка заканчиваются ничем — эксперты не находят нарушений, силовики умывают руки, политики делают вид, что ничего не произошло, а лесхозы несут убытки, вынужденные платить за простой вагонов.

Главная проблема в том, что Украина, не сумев и не пожелав наладить систему эффективного управления лесами, просто превратила экспорт дров в нелегальный промысел.

Государственная фискальная служба по итогам первого полугодия 2018 г. возбудила 39 дел о незаконном перемещении лесоматериалов на 35 млн грн. По итогам минувшего года возбуждено 163 дела о нарушении таможенных правил на сумму 20 млн грн. Заметьте — суммы относительно невелики. И можно смело предсказать, что абсолютное большинство этих дел развалится.

Путь на дальнейшую криминализацию отрасли не решит проблему эффективного управления. Ведь не меняется главная причина проблем — ведомственный подход.

Поэтому нельзя не согласиться с мнением представителей Гослесагентства в том, что предлагавшийся закон о введении потолка рубок в 25 млн. кубометров в год — бессмысленный популизм. Украина не рубит сегодня и 20 млн кубометров, а деловой древесины заготовлено в 2017 г. всего 7,3 млн. тонн.

Законопроект предполагал также запрет экспорта топливной древесины на ближайшие восемь лет. Под запрет, таким образом, должны были попасть даже топливные гранулы, пеллеты, брикеты — что совсем уж абсурдно.

Читайте также

Довольно нелепо и предложение ввести уголовную ответственность за незаконный экспорт необработанных пиломатериалов. Как уже указывалось, в 2017 г. из-за моратория формально такие лесоматериалы и не экспортировались, а то, что вывозилось, соответствует принятым у нас стандартам топливной древесины. Кого собираются сажать за решетку, если формального нарушения нет?

И самое занятное, что почти никто не заметил: грозя строгими наказаниями исполнителям, законопроект позволяет уменьшить (!) ответственность за организацию незаконных рубок для должностных лиц.

Конечно, усиление ответственности за незаконные рубки необходимо — вот только механизмы его должны быть совсем иными.

И самое главное, о чем говорят уже два десятка лет — необходима национальная система электронного учета происхождения сырья и аукционы для реализации древесины. Все это можно сделать, лишь создав основополагающие, фундаментальные документы: новый Лесной кодекс, Национальную лесную стратегию и политику, закон о рынке древесины и пр.

Но здесь проблема та же, что и со всей украинской экономикой: если отрасль выстроить «по науке», ею уже нельзя будет управлять в ручном режиме, назначая «смотрящих» и «крышующих». Поэтому популистские танцы вокруг пней будут продолжаться еще как минимум до выборов — или до тех пор, пока ЕС шантажом и прямыми угрозами не вынудит Украину реформировать отрасль.

На это, по-видимому, и был рассчитан во многом провокационный доклад Earthsight, намеренно старавшийся побольнее (и не всегда оправданно) зацепить не столько украинских, сколько европейских политиков и европейский крупный бизнес. Возможно, это действительно единственный эффективный способ проводить реформы в стране.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня