«Зачем здесь чёрный передел?»

Сергей Шаргунов из Мурманска, где люди боятся за своё будущее

  
4275
На фото: виды Мурманска
На фото: виды Мурманска (Фото: Лев Федосеев/ТАСС)

Это крупнейший в мире город за Северным полярным кругом. Мурманск — город двух часов. Вроде бы край земли, но через два часа вы можете оказаться на автомобиле в Финляндии или Норвегии, на самолёте в Москве или Петербурге, а можете на рыбалке в открытом море на катере или зимой на лунке.

Говорят, на этот город-герой в войну сбросили бомб больше, чем на Сталинград. Мурманск испепелили весь, но он не сдался и не позволил продвинуться врагу.

В советское время здесь жило около 450 000 человек, сейчас осталось около трёхсот.

Мурманск был и остаётся городом рыбаков. Их целые династии.

Последнее время рыбаки присылают немало коллективных и личных писем: сильно обеспокоены, что будет дальше. И я решил прилететь к ним, увидеть всё своими глазами, выслушать их и пересказать услышанное.

На волнах Баренцева моря качается краболов «Морской бриз». Здесь мы и договорились о встрече со всеми теми, кто ко мне обращался. Корабль вернулся из последнего в этом году рейса. Два месяца тяжелой работы в море, 700 тонн выловленного краба.

У людей достойная зарплата и стабильная работа, которую страшно потерять. А работа, кстати, тяжкая, боевая. Темнота, высоченные волны, мощный ветер, скользкая палуба, дикий шторм, работают во льдах.

— Нужна собранность, морские специальности все сложные, — подтверждает Владимир Шумаков, помощник капитана по электронике. — Будешь невнимателен, кончится трагедией. Но сейчас главная трагедия: как дальше жить будем. Обещают, что нашу отрасль ждёт передел, придут со стороны и начнут хозяйничать. Чёрный передел, как говорится. А он нам нужен? Работа каторжная, но мы ею дорожим.

— Да, да, — кивает капитан, — Все эти распределения ещё ни разу не заканчивались добром для простого моряка. Всегда это связано с какими-то потерями. В первую очередь, рабочих мест.

О чём речь? Люди опасаются, что рыбную отрасль вернут в лихую эпоху беспредела, каждый год заново выставляя квоты на аукционы.

Зуд реформаторства уже приводил в нашей стране к печальным последствиям.

Красивое слово «аукционы» стало символом разбойной приватизации 90-х, вот и теперь ждут захвата. А потом — погоня за прибылью, жестокая эксплуатация «водного ресурса», вся выручка — в пользу новых владельцев, моряки — по боку, регионы — по барабану…

Слухов много, а с людьми никто не разговаривает. С людьми, которые тут, на этой земле и на этой воде. Не только с рыбаками, но и с депутатами Мурманска и Приморья, которые понимают, к чему всё идёт. И даже то обстоятельство, что губернатор Марина Ковтун выражает «острейшую обеспокоенность возможным переходом к выделению квот через аукционы», не становится поводом для дискуссии. Передел готовится втихаря. Получается, мнение местных мало кому интересно.

— Если сейчас перекупят квоту у нас люди, у которых нет флотов, базы, опыта, а есть только деньги — это будет махинация, удар по нашему карману, удар по нашим семьям, — говорит старший механик судна Александр Котченко.

Ему вторит старпом Игорь Шишло:

— Придёт кто-то с деньгами на аукцион. А где взять корабли? Сначала надо же построить… Или заранее решили прибрать чужое к рукам?

Северо-Западный Рыбопромышленный Консорциум уже заложил в Выборге четыре траулера. В планах было еще 10 краболовных судов. Теперь обновление флота под большим вопросом. Из-за нынешней неопределённости пришлось отказаться и от строительства рыбоперерабатывающих фабрик. Легко предсказать: начнут передел с краба, перейдут к треске, и дальше, дальше, дальше…

— Скорее всего, нам придется свернуть строительство судов, поскольку компания вряд ли осилит и участие в аукционе, и строительство одновременно, — откровенничает заместитель директора ООО «СЗРК-Мурманск» Игорь Выговский. — Мурманские рыбаки вложили в модернизацию флота 40 миллиардов рублей. Наш вклад в бюджет области — 6,6 миллиардов рублей. А вложат ли хоть что-то пришлые? И зачем им это надо? Поэтому в тревоге не только моряки, но и все, кто здесь живёт.

Рыбаки снова вспоминают 90-е, когда заработанное приходилось выбивать из работодателя, когда вывеска «рыночных реформ» скрывала кошмар и жуть.

— Но ведь аукционы — это конкуренция? — задаю вопрос, который повисает в морском воздухе.

Люди горько усмехаются.

— Ну какая к чёрту конкуренция, — устало машет рукой немолодой мужик-краболов, — Мы ж не дети, всё понимаем…

— Мы тут все за честность и прозрачность, — говорит другой моряк, куря одну за другой, — Честность — это нас послушать, обсудить по-людски… А если всё решили заранее отнять, и расписали, в чью пользу, и даже не разговаривают, какая ж это честность?

Недавно по морям-океанам прокатилась акция «Гудок» — гудели суда, протестовали, не соглашаясь с планами подчинить то, что даётся таким трудом.

Как известно, у Чуковского «лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли».

Понятно, что у тех лисичек, которые причисляют себя к бизнес-элите, сокращается сфера «кормления» и возникает желание что-нибудь оттяпать и съесть.

Но надо ли поджигать море, надо ли баламутить страну?

Мурманчане, суровые и очень смелые, могут и не понять таких шуток.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня