18+
суббота, 23 сентября
Мнения

Запрос на самопознание

Анна Очкина о классовых интересах и кодексе социолога

  
160

Мне импонирует «кодекс социолога» от академика Горшкова. И стыдно, что пропустила 14 ноября, День социолога. Вот собрала и резюмировала свои думы про социологию. Какая наука, по-вашему, достойна называться наукой будущего? Физика? Астрономия? Медицина? Большинство людей искало бы подходящую кандидатуру в сфере естественных или технических наук. Действительно, прогресс человечества в этих областях очевиден: освоен космос, люди научились лечить болезни, которые еще менее века, даже полувека назад считались смертельными. Компьютеры прочно вошли в нашу жизнь, возможности коммуникаций даже по сравнению с недавно ушедшим двадцатым столетием расширились чрезвычайно. И все же, все же, все же…

Примерно седьмая часть населения нашей планеты — миллиард человек — страдает от недоедания, в то время как технологии производства продуктов питания неуклонно прогрессируют. Даже в развитых странах мира миллионы людей не могу получить качественную медицинскую помощь, потому что не могут ее оплатить. Вооруженные конфликты, экологические катастрофы, террористические акты, социальное неравенство, голод и нищета, преступность — это такие же неотъемлемые черты нашего времени, как компьютеры, мобильные телефоны, пересадка сердца или полеты в космос. Социальный прогресс плачевно отстает от технического. Более того, технический прогресс частенько, решая одни социальные проблемы, добавляет обществу новые.

Именно поэтому не ищите науку будущего среди технических и естественных. Они поставляют человечеству средства для жизни, то, с помощью чего можно удовлетворять различные потребности индивидов и общества. А вот о том, как лучше это делать, как распределять ресурсы и продукты труда, можно узнать занимаясь социальными науками, ведущую роль среди которых играет социология.

Недаром Огюст Конт поставил социологию на вершину своей иерархической классификации наук. Именно наука об обществе может дать человечеству рецепты использования и распределения тех богатств, которые оно накопило за свою историю.

Почему же не дала до сих пор, спросите вы? Социология — относительно молодая наука, и она постоянно развивается. Развивается и социологическое образование, которое в России имеет уже более чем вековую историю. Но социология — процесс познания обществом самого себя, а самопознание всегда сложнее познания отделенного от исследователя объекта. Кроме того, в обществе действуют люди, наделенные свободной волей, и это тоже затрудняет процессы социального познания и прогнозирования.

Представьте себе акулу, которую мутит от запаха крови, тигра, почувствовавшего внезапно жалость к косулям и прочим ланям и начавшим агитацию за вегетарианство среди тигров. Вообразите лемминга, попытавшегося остановить своих собратьев у края обрыва, или волка, создающего партию, защищающую интересы овец. Смешно? А прикиньте на человеческую историю: не так уж и невероятно. И восставали, и создавали, и призывали вопреки обстоятельствам и очевидным (читай: сугубо эгоистическим и сиюминутным) интересам. И, в конечном счете, делали историю. Владимир Высоцкий хорошо подытожил это ощущение художника о возможностях влияния индивидуального решения на историю. «Никто поделать ничего не мог… Нет, смог один — который не стрелял».

Но даже те несомненные достижение социологии, которые уже имеются, не могут быть использованы автоматически из-за социальных противоречий в обществе. Всегда существуют социальные группы, не желающие перемен, в любом обществе есть антагонизм интересов. Для осуществления социальных изменений нужна политическая воля, социальная активность.

Но если человечество хочет реального решения своих проблем, в том числе и тех, которые сейчас угрожают его существованию, ему нужны знания о том, как живет и развивается человеческое общество. А это означает, что наукой будущего является все-таки социология, а не информатика или астрономия.

Система методов, способы и стиль анализа в социологии отличаются от таковых в естественных науках. Чарльз Райт Милз писал о социологическом воображении, Макс Вебер — о понимающей социологии, тексты Маркса пронизаны страстью, например, прекрасное рассуждение о социальном смысле денег в «Экономическо-философских рукописях 1844 года». Даниэль Берто и вовсе помещал социологию как особую область знаний в пространство между естественными науками и художественной литературой. Социолог обязан быть социально активной личностью, не только понимающей, но и чувствующей проблемы общества, стремящейся не только к анализу, но и к созданию конструктивной программы «лечения» социальных «болезней». Мне очень импонирует термин public sociologist — общественный социолог, человек, сочетающий исследовательскую и общественную деятельность. Наиболее яркими примерами до сих пор остаются Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Вот и получается, что социология — это и наука, и искусство, и служение. И проблему подготовки социологов не решить только «развитием двухуровневой системы», как предлагает уважаемый академик. Со многими его оценками труда социолога я согласна, но это решение представляется мне неадекватным задачам социологии сегодня. По большому счету для развития добросовестной и глубокой социологии сегодня нужно одно — общество, реально нуждающееся в знании о себе самом для позитивных изменений. Не мечтающее об этих знаниях, а делом доказывающее их необходимость. Говоря словами социологов — такая потребность должна стать содержанием классовых интересов.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня