Мнения

Аресты повышенного комфорта

Станислав Кувалдин: при «наведении порядка в коррупции» жулик должен сидеть в 13-ти комнатной квартире

  
47

Домашний арест Евгении Васильевой подробно и исправно освещался на всех федеральных каналах. Можно сказать, что от зрителей не скрывали ни одной подробности — точнее, было сделано многое для того, чтобы такое впечатление создалось. То есть допустимо узнать об уже известных хищениях на сотни миллионах рублей и предположить, что могут вскрыться новые случаи на новые сотни. Позволяется подробно обсуждать условия проживания бывшего главы имущественного департамента Министерства Обороны Евгении Васильевой в 13-ти комнатной квартире дома с чуть ли не самой дорогой недвижимостью в Москве — эти детали даже смакуются, так же, как и данные о многочисленных кофрах с драгоценностями и картинах Айвазовского, изъятых у Васильевой при обыске. Разрешается делать жирные намеки на характер отношений Васильевой с бывшим министром обороны. Допустимо все. Кроме каких-либо связных выводов из освещаемого сюжета.

Шаблонная шутка времен 1990-х (по поводу которой когда-то сурово возмущался исполнитель роли Варравы в фильме «Офицеры» Василий Лановой): «Есть такая профессия — родину расхищать» в случае с «Оборонсервисом» оказывается вполне удачной — снабжение армии, верховное руководство вооруженными силами — и скандал на сотни миллионов с отставками и посадками. История с воровством в верхах, тем более в сфере, непосредственно затрагиваемой пропагандой о мощи державы — это сюжет, который обычно предполагает какое-то нравоучение. Президент, правда, уже успел заметить в связи с отставкой Анатолия Сердюкова, что у нас не 1937 год. И это, конечно, хорошо по многим причинам. Но одна из черт 1937 года заключалась в том, что все истории с «громкими отставками» и «скандальными расследованиями» — из тех, про которые писалось в газетах — тогда необходимыми моралями сопровождались. Все могли прочитать или услышать по радио, почему надо расстрелять как бешеных собак тех, за кого недавно произносились здравицы. Хотя при чем здесь1937-й. В конце концов, не только при Сталине репрессировали номенклатуру. Понятную историю можно было услышать, например, в Перестройку про «Узбекское дело» — в этом смысле сейчас не только не 1937-й, но и не 1988-й. Между этими годами пролегли эпохи, в том числе — эпохи смысловые. Однако в любом случае, когда большие начальники попадали под меч правосудия (или под секиру палача), об этом можно было рассказать более-менее связную пропагандистскую историю, адекватную времени и царящим нравам: например, об очищении руководства от предателей или о преодолении допущенных злоупотреблений. Недомолвки не мозолили глаза.

Сейчас рассказывать не получается. Именно потому, что мало, кто придумал, в какую ценностную картину вписать расследуемое дело. По какой-то причине его решено сейчас проводить громко, однако власти, кажется, разучились связно кричать. Да и не только власти. Сейчас допустимо злорадствовать по поводу 13-ти комнатной квартиры, в которой бывшая глава департамента имущественных отношений будет отбывать домашний арест. Однако мы прекрасно знаем, что «вы один живете в семи комнатах» — это очень смешно, и от этого один шаг до «взять все и поделить» — в этом, кстати, власть готовы поддержать и многие члены Координационного совета оппозиции, например. Кстати, Евгения Васильева — отнюдь не единственная заметная фигура, к которой применена в России подобная санкция. Например, с 2011 года под домашним арестом находится бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка (он обвиняется в получении вместе с одним из своих подчиненных взятки в 40 миллионов рублей за предоставление выгодного земельного участка). И свой арест он отбывает в многоэтажном особняке, официально принадлежащем его отцу. Остальные фигуранты дела, кстати, арестованы. Но это дело проходит тихо. И тогда — если не проговаривать все в открытую, то даже почти не возникает вопросов, почему губернатор может подождать своего в особняке. Если бы все проходило втихую, то и с Евгенией Васильевой, может быть, не возникло никаких вопросов. Государственная власть, однако, предпочла пошуметь. Может быть потому, что наведение порядка в Министерстве обороны показалось слишком выгодной темой. Например, вице-премьер Дмитрий Рогозин в недавнем интервью Владимиру Познеру прямо заявил, что следует «навести порядок в вопросах мздоимства, казнокрадства, коррупции» — наверное, он имел в виду что-то другое, как и бедный Сергей Говорухин, возглавляя предвыборный штаб Владимира Путина, тоже не буквально говорил о «цивилизованной коррупции» как о достижении Путинской эпохи. Но «наведение порядка в коррупции» — это настолько верно пойманная деталь происходящего, что должна быть кем-то проговорена хотя бы случайно. И жулик при наведении такого порядка, если следовать старой мысли Говорухина, должен сидеть в 13-ти комнатной квартире на Остоженке.

Власть в этом смысле избрала самую странную, но, видимо, единственно доступную ей сейчас модель поведения: если допускать скандал, то импульсивный и истеричный. Когда можно возмущаться Евгенией Васильевой, но, скорее, как бабенкой с кучей золота и бриллиантов, ворочающей миллионами и помыкающей армией (которая, как известно, — дело мужское). Именно такие детали, которые позволяют нарисовать аляповатую карикатуру, сейчас особенно выделяются и распространяются. Хотя с другой стороны, а что вы хотите: добрую машину пропаганды?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Астапкович

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня