Мнения

Топорная работа с оппозицией

Аркадий Бабченко: вырубка Александровского сада как новый метод усмирения протестов

  
39

Впервые с начала массовых протестов власть высказала свое реальное отношение к происходящему. И — свое реальное отношение к протестующему народу. Все сказки Пескова про деньги Госдепа и иностранных агентов, которые выдавались в эфир до этого, к реальности, понятное дело, никакого отношения не имели. Это была лишь в панике состряпанная на скорую руку отмазка, рассчитанная разве что на бабулек в глухих регионах, десять лет вскармливаемых НТВ, и никакого другого выхода в информационное поле не имеющих. Больше никто в это не верил. Даже пьющие в подъездах «ягу» малолетки эти песни не то что не воспринимали всерьез — даже не слушали.

Последовавшее после Болотной ужесточение законов также было попыткой играть все же в некоем демократическом поле — или хотя бы делать вид, что собираешься играть в нем.

И вот первая, неприкрытая, реакция. Обозначение правил, по которым хотелось бы играть уже самому главному игроку России. Без оглядки на все эти слабовольные западные ценности.

Первая публичная оценка происходящего. И, что куда важнее — первая публичная оценка сложившейся ситуации.

И ситуацию, как мы можем теперь видеть, глава государства оценивает крайне серьезно.

Еще в мае было понятно, что ни к каким результатам махание шариками на Болотной не приведет. Да и не может привести. «Газпром» — это очень серьезно. «Гунвор» — это очень серьезно. Ярды баксов — это очень серьезно. Власть — это очень и очень серьезно. Никто и никогда не отдаст их только из-за того, что рассерженные горожане креативят смешные слоганы на плакатах. После декабрьских проигрышей и ухода с Площади Революции единственным вариантом мирного разрешения ситуации оставалось массовое стояние в центре города, по типу украинского Майдана. Других вариантов не было.

Я писал об этом уже тогда. И идеальной точкой для Майдана называл Александровский сад. Потому что это действительно идеальная точка. Там есть место, там есть возможность для установки палаток, это прямо под стенами Кремля, разогнать лагерь из-за неудобных подходов довольно сложно, это дает колоссальные возможности для выхода в мировое информационное пространство, и так далее. Писал и заклинал не ходить на Болотную. Потому что, дословно: «все выходы с Болотной элементарно перекрываются двумя полками ОМОНа».

Никто, конечно, не слушал. Все, находясь на ладони, почему-то в полной уверенности думали, что их даже не представляют.

Вышло ровно по писаному. Слово в слово. Вас представляли как облупленных. А я все пытался предупредить об этом.

В итоге, Болотную поиграли со всеми потрохами.

Теперь, еще не осознавая этого — понимание, я надеюсь, придет весной — проиграли и Александровский сад. Последнюю площадку, о которой можно было еще хоть как-то говорить. Проиграли, даже ни разу не выйдя на поле.

Местность зачищена, схемы в штабах выработаны, проходы проделаны, площадка подготовлена к столкновениям. Хотите продолжать играть с нами в игры под названием «демократия»? О’кей. Добро пожаловать на наше поле. Но играть теперь будем исключительно по нашим правилам.

Смеетесь и пишете на плакатах «Кремль боится»? Смейтесь и дальше.

А он готовится. Готовится крайне серьезно. И каждый раз опережает вас на два шага.

Понимание преимуществ, которые дала вырубка Александровского сада, также придет весной, надеюсь. Это, конечно, очень грамотный ход со стороны власти. Место это находится под контролем ФСО, необходимые секретные ведомственные директивы, полагаю, уже давно созданы и доведены до сведения личного состава, обзор великолепный и даже малейший чих в сторону Кремля там теперь будет пресечен моментально.

Чем Координационный Совет занят? Выясняет, с каким лозунгом надо идти на согласованный митинг — то ли «Долой диктатуру», то ли «Нет диктатуре»? Ну-ну…

Зачистка Александровского сада — это даже не намек, это раскрытие карт. Прямое указание, на что власть готова пойти ради удержания трона. Какими методами она готовится противостоять протесту своих граждан. И какие способы она выбирает — уже выбрала — для этого противостояния.

Очевидно, что ситуация в Кремле просчитывается. Просчитывается куда как дальше, чем на заседаниях КС. Просчитывается реально.

Очевидно, что она просчитана как «очень серьезная». И очевидно, что решение уже принято.

Подполковник запаса не умнее любого члена КС. Более того, он не умнее вообще любого среднестатистического участника митингов. Но каждый раз опережает оппозицию на два хода. Не на один даже — на два. Вы еще даже не поняли, почему так важен Александровский, а Александровский уже зачищен.

А знаете, почему? А просто потому, что он власть любит больше, чем мы свободу. Поэтому и относится к ней серьезно. И не делает тех элементарных ошибок, о которых предупреждали еще в прошлом декабре. И, напротив, делает те элементарные шаги, о которых говорили в мае.

Это не он выигрывает. Это мы проигрываем. Время работало не на нас. И оно не нас и сработало.

В итоге, наивные граждане с шариками заведены в ту подворотню, в которую их и требовалось завести.

Можно рисовать плакаты и дальше. Флажки расставлены.

PS: Пару слов о том, как я ходил на допрос. Вызывали меня, как и предполагалось, все потому же делу — за мой почти годичной давности пост «Пара мыслей о тактике в марте». Как вы помните, за этот пост член общественной палаты Борис Якеменко накатал на меня донос в прокуратуру. Вместе с ним донес и еще какой-то депутат-единоросс, я уж не помню фамилию, также написал в прокуратуру депутатский запрос с просьбой проверить на экстремизм.

Первое управления по расследованию особо важных дел СК Москвы, оказывается, находится на территории ярмарки, в офисном здании. С роду бы не подумал.

Это — то самое управление, «следователи которого не захотели принимать политически мотивированные решения по уголовным делам и готовы уйти вслед за старшим товарищем, уже уволенным за принципиальность», — как недавно писала «Новая».

В этот раз мои интересы представлял Марк Фейгин. Линия, на мой взгляд, Марком была выбрана правильная.

Дело мое составляет уже пару сотен страниц. Сантиметров восемь в толщину, примерно. Проведены две экспертизы, в том числе и автороведческая экспертиза ФСБ. Не хухры-мухры.

Следователь Любов — адекватный, воспитанный, умный человек. Допрашивали меня в качестве свидетеля. Все мои права мне были разъяснены. Как и ответственность за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания. Осуществлению моих прав препятствий не чинилось.

Пятьдесят первую статью я брать не стал. Показал, что да, Старшина Запаса — это мой журнал. Этот текст написан мной. Однако фразы вырваны из контекста. В целом же текст не то что не содержит никаких призывов, а ровно наоборот — преследует прямо противоположные цели: предотвратить столкновения. Что и есть в действительности.

Собственно, это все. Больше ни о чем разговора не было, за исключением стандартных вопросов. Всего допрос занял два с половиной часа.

Что дальше будет — посмотрим.

Спасибо всем за поддержку.

Общественная палата, Государственная дума, Прокуратура, Первое следственное управление по особо (!) важным делам, ФСБ, экспертиза МВД… И все это для того, чтобы посадить меня за пост в ЖЖ. По совершенно левому доносу. А вы говорите, куда наши налоги идут.

На меня вот и идут.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Гришин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня