Мнения

Без права на выборы

Елена Бадякина об особенностях национального голосования в Республике Северная Осетия-Алания

  
115

В прежние времена была в наших СМИ такая рубрика: «Проверено на себе», когда журналисты по заданию редакции вживались в ту или иную профессию, чтобы на своей, так сказать, шкуре, прочувствовать всю радость бытия. Представители пишущей братии становились продавцами, учителями, строителями, шоферами-дальнобойщиками и т. п. А одна известная демжурналистка под это дело даже забеременела и подробно описала весь процесс протекания беременности и родовспоможения. Не преминув заклеймить советскую систему здравоохранения. Видела б она, в каком жутком состоянии находится отечественная медицина сейчас! Сама бойкая дама давно живет на Западе.

Впрочем, речь не о ней, а о чуде перевоплощения. Итак, журналист, увидевший изнанку жизни, мог со знанием дела описать свои переживания и наблюдения. Получалось проникновенно и объективно. Теперь подобные изыскания не в почете. Да и кому нужны персонифицированные страдания акул пера, когда и без них ясно, что и промышленность, и сельское хозяйство, не говоря уж об образовании, здравоохранении и обороне находятся в упадке. Но все же рискну поделиться с уважаемыми читателями своими наблюдениями, полученными в ходе избирательной кампании, где я принимала непосредственное участие в качестве кандидата в депутаты Парламента Республики Северная Осетия-Алания.

Сразу оговорюсь, что являюсь убежденным противником всевозможных региональных парламентов, о которых еще в прошлом веке русский философ И. Ильин писал как об угрозе целостности России. К тому же это огромное бюрократическое и финансовое бремя для страны. И вообще, обладая атрибутами государственной власти, включая гимн, герб и парламент, любая республика формально может выйти из состава федерации, как это случилось с бывшими союзными республиками, где местные парламенты устроили в начале 90-х парад суверенитетов, окончившийся распадом великой страны. Не стоит забывать, что силы, разрушившие СССР, останавливаться на достигнутом не намерены и не скрывают, что теперь их цель — расчленение России. И местные парламенты могут сыграть в этом деструктивном процессе далеко не последнюю роль. Поэтому за места в региональных органах власти порой разворачивается нешуточная борьба, за которой пристально следят и наблюдатели из-за бугра. Не стала исключением и Северная Осетия, парламент которой формируется по смешанной схеме — половина депутатов, 35 человек, избирается по партийным спискам, а другая — в одномандатных округах. Я выбрала самый трудной, второй путь.

Итак, я зарегистрировалась кандидатом по восьмому Северо-Кавказскому округу. Почему-то вспомнился Пушкин, на ехидные вопросы «По какому департаменту числитесь?» отвечавший: «Я числюсь по России!». Конечно, до великого поэта мне далеко, но отныне и я могу с полным на то основанием ответствовать: «Числюсь по Северо-Кавказскому округу!»

Вышеозначенный округ охватывает большую часть моего родного Моздока, около восьми десятков улиц и переулков, одно лишь перечисление которых заняло бы целую страницу. Среди названий были и вполне поэтические: Цветочный тупик, улица Весенняя, Степная, Лесная и Подлесная, Подгорная и т. п. Ну и, разумеется, поименованные в честь великих деятелей культуры и исторических персонажей. Улицы Глинки, Чайковского, Салтыкова-Щедрина, Чехова, Тургенева, Богдана Хмельницкого, Фрунзе, Генерала Ступишина, Калинина и других. И во всем этом огромном округе с более чем 13 тысячами жителей — ни одного крупного работающего предприятия, всего две средние школы и лишь несколько пятиэтажек. Все остальное — частный сектор, одноэтажные дома, обитателями которых, как правило, являются люди преклонного возраста, поскольку молодежь, не видя для себя никаких жизненных перспектив, массово покидает район. И большинство избирателей, независимо от возраста и социального положения, вообще никому не верят и политической активности не проявляют.

Исключением, пожалуй, можно назвать лишь микрорайон ДОС (дома офицерского состава), недавно переименованный в «Моздок -1», где живут, в основном, семьи военнослужащих. Долгое время в Моздоке был дислоцирован один из самых крупных авиаполков страны, но после первой чеченской кампании он был спешно переведен в Поволжье, и Минобороны сбросило содержание жилого сектора на баланс города. В результате там возникло множество коммунальных проблем: протекают трубы, здания ветшают, разбитые дороги… В общем, у людей накопилось немало обид, и свое недовольство они нередко выражали кандидатам в депутаты. Мне тоже пришлось выслушать упреки за промахи чиновников и военачальников. Но разговоров этих не избегала и честно говорила с людьми на волнующие их темы. Забегая вперед, скажу, что именно на избирательном участке в ДОСе я набрала больше всего голосов, хотя здесь активно работали и мои оппоненты.

Кстати, о соперниках. Это были как представители думских партий — «Единой России», ЛДПР, «СР», так и выдвиженцы никому неизвестной «Экологической партии» и «Партии городов России».

И все они активно работали против меня, представителя компартии. И, несмотря на столь мощный прессинг, я получила огромную поддержку избирателей, прежде всего русских, интересы которых и собиралась отстаивать в республиканском парламенте.

Еще за несколько месяцев до выборов я обратилась с открытым письмом к президенту РСО-А Таймуразу Мамсурову, в котором изложила свое видение ситуации и выразила протест против готовящейся к принятию Программы развития национального языка, где ни много ни мало государственным языком РСО-А провозглашался осетинский язык. Это при том, что более 40% населения республики — русские. А в Моздокском районе, переподчиненном из состава Ставропольского края к Северо-Осетинской АССР в 1944 году волюнтаристским решением тогдашнего партийного руководства русские, вплоть до недавнего времени, составляли около 80% населения. И только в последние годы их число заметно уменьшилось из-за массового оттока людей, страдающих от бытового национализма и неприкрытой экспансии представителей соседних республик. В результате на глазах меняется этнический и конфессиональный состав района. И стоит лишь подивиться недальновидности властей, не только не предпринимающих усилий по сохранению русского населения, но и делающих все возможное для его дальнейшего оттока из республики.

Эта позиция нашла свое отражение и в вышеупомянутой программе, согласно которой число уроков осетинского языка в средних школах республики почти в два раза превысило количество времени, отводимого на изучение русского языка. Хотя подавляющее большинство выпускников школ Моздокского района едут на учебу в Москву, С.-Петербург, Ставрополь, Краснодар, и лишь единицы продолжают обучение во Владикавказе, и столь углубленное изучение осетинского языка им вовсе ни к чему.

Но, похоже, пример бывших союзных республик, где тоже все начиналось с «возрождения» языковых и культурных традиций, а закончилось крушением великой Империи, пьянит головы местным элитам. И эти тенденции, уже наметившиеся в Российской Федерации, не могут не вызывать беспокойства.

Дабы противостоять этим разрушительным процессам, боролась я за депутатский мандат, а не корысти ради. Кстати, работа депутата здешнего парламента вообще не оплачивается, о чем я честно говорила избирателем, абсолютно уверенным, что все прут во власть только за материальным достатком. В последние годы люди вконец разуверились в политиках и не представляют, что кто-то готов бескорыстно отстаивать их интересы.

Впрочем, вся избирательная кампания была построена так, чтобы отсечь от нее людей без солидного достатка. По меткому наблюдению президента РБ Александра Лукашенко, выборы в России — это не состязание идей, а борьба денежных мешков. И с ним нельзя не согласиться. К примеру, за небольшую, всего в 250 слов заметку о себе в районной газете мне пришлось заплатить около двух с половиной тысяч рублей. Дорого стоили и агитационные листовки, и оплата бензина (округ большой, приходилось ездить на встречи с людьми, компенсируя знакомым расходы на топливо).

Ну и финальным аккордом стал сам день голосования, куда мои оппоненты завлекали избирателей вовсе не пламенными лозунгами, а вполне осязаемыми и не столь уж большими в номинальном исчислении денежными купюрами. На некоторые участки таких желающих продать свой голос привозили целыми автобусами. Работала и успешно зарекомендовавшая на предыдущих выборах «карусель», когда один и те же избиратели по нескольку раз голосовали на разных участках. Было и переписывание протоколов, и вбросы, особенно на выездных урнах. К примеру, на одном из избирательных участков вместо 20 бюллетеней не выезд было выдано 80! А когда мои наблюдатели, которых зачастую просто не брали в машину с урной, ссылаясь на отсутствие мест, заявили свой протест, им объясняли, что это какие-то «дополнительные списки», предоставленные Собесом и поликлиникой. ТИК даже отказывался принять заявления об этих нарушениях. В общем, был задействован весь арсенал средств по продвижению «нужных» кандидатов. Поскольку я к таковым не относилась, да и не было у меня такого финансового и административного ресурса, исход битвы был предрешен.

Но, несмотря на сверхусилия властей, разрыв между мной и ближайшим соперником составил только два десятка голосов. И, по признанию моих же соперников и некоторых членов избирательных комиссий, будь итоги голосования подведены честно, я бы стала безоговорочным лидером. Но, в итоге, во второй тур вышли представитель «Единой России», по совместительству, директор самой большой в городе гостиницы и сын руководителя жилкомсервиса, а так же кандидат от партии «Патриоты России», которую в республике курирует влиятельный бизнесмен, бывший спортсмен-вольник. И хотя оба кандидата пытались заручиться моей поддержкой, я, перефразируя Шекспира, произнесла сакраментальное: «Чума на оба ваши чума!», и помощи своей никому из них не оказала.

Явка во втором туре была крайне низкой, на выборы пришло менее 10% избирателей, и все решили всего лишь несколько голосов тех самых «подвозных» избирателей. А моя совесть чиста. Я не использовала грязные методы во время этих выборов, не давала избирателям пустых обещаний. И еще раз убедилась, что честные выборы в нашей стране, по крайне мере в обозримой перспективе, невозможны. Проверено на себе.

Фото: Владимир Иванов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня