Мнения

Суд умер

Илья Константинов об искусствоведах в погонах и нарисованном ноже

  
52

Сейчас много пишут о катастрофическом состоянии, в котором находится российская судебная система.

Сегодня я понял, что «катастрофическое состояние» — это комплимент. Когда речь идет о катастрофе, можно еще кого-то спасать и выносить пожитки. В российском суде спасать уже некого и нечего. Суда уже нет. Он умер.

Вчера в Чертановском (не знаю, морге, колумбарии?) российского правосудия якобы рассматривался вопрос о том, можно ли проводить медико-криминалистическую экспертизу по рукописному рисунку ножа. И, соответственно: могло ли убийство быть совершено этим оружием (нарисованным). Напомню, что речь идет о жалобе адвокатов моего сына Даниила Константинова на решение следователя Алтынникова о проведении такой экспертизы.

Для того, чтобы понять значение этого вопроса, достаточно сказать, что обвинение в отношение Даниила строится на путаных показаниях одного свидетеля при полном отсутствии каких-либо вещественных доказательств и при наличии подтвержденного алиби. Не слабо?

Еще раз: карательные органы, которым дан заказ убрать неудобного человека, «делают» себе свидетеля. Тут вариант беспроигрышный — старый проверенный кадр, социально близкий судимый элемент через три месяца вспоминает то, чего он в первых показаниях не видел. Он «вспоминает» Данилу. Еще через 6 месяцев он «вспоминает» нож, которого он не видел (по всем предыдущим показаниям) — и его рисует.

Все полагали, что единственное, что здесь можно провести — это искусствоведческую экспертизу. Никто бы и не возражал, если бы этим делом занялись искусствоведы в погонах. Интересно же: что может изобразить человек, который не смог закончить даже школу, да еще изобразить то, чего не видел! Большой материал для исследования.

Понятно, что преступникам в погонах нужно создать хоть какую-то видимость расследования. Хотя бы липовую экспертизу провести. И экспертиза была проведена, несмотря на робкое замечание эксперта в том смысле, что неплохо было бы увидеть сам нож, а не его рисунок. Ладно, эксперт — человек подневольный: велел начальник, он и сделал.

Но судья-то в теории — третья власть!

Любопытная деталь: один из адвокатов обратил внимание суда, что реальный нож имеет три измерения, а нарисованный — только два. Судья только неопределенно пожала плечами.

Даниил поставил резонный вопрос о проведении судебно-психиатрической экспертизы следователя, пренебрегающего элементарным здравым смыслом. Та же реакция.

Все тот же помощник прокурора по фамилии Ильин вяло пробурчал что, дескать, закон прямо не запрещает проведение медико-криминалистической экспертизы по рисунку. А если прямо не запрещает, значит, можно проводить.

То, что это противоречит логике и здравому смыслу, совершенно не существенно.

И венец-апофеоз этой судебной пародии: зачитывается постановление суда, из которого можно понять только одно.

Следователь — самостоятельная процессуальная фигура, что хочет, то и творит.

А суд существует только для галочки.

Его больше нет.

Суд умер.

P. S. И огромное спасибо всем тем, кто пришел поддержать! Хотелось бы поименно выразить благодарность — но мне нужно ваше разрешение. Но без вашей помощи и поддержки было бы намного труднее.

Фото: Андрей Кузнецов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня