Мнения

Сверхчеловек по имени Велес

Арслан Хасавов о встрече с одним из победителей «Битвы экстрасенсов»

  
1838

Говорят, что в особо депрессивные, критические моменты общество начинает массово обращаться за советами к разного рода психотерапевтам, целителям, экстрасенсам — одним словом, к людям, обладающим сверхъестественными или, если угодно, сверхчеловеческими способностями. Среди многочисленных способностей таких людей может быть всякое — исцеление тяжелобольных, выявление и последующее избавление от порчи, предсказание будущего — в общем, оперативная, в отличие от религиозных обрядов, помощь в строительстве судьбы.

Человек слаб сам по себе. Еще более слабым его делают заданные условия с рядом личных обязательств и вихрем событий.

«Пока ты человек, но тебе некуда бежать, — поют солисты рэп-группы „Лед 9“, — Животным может оказаться брат, жена, мать. /Слушая сердце день ото дня, /Не забывай, идет холодная война».

Среди мерзостей жизни и бесчестных ходов, часто являющихся ее составными частями, всегда хочется найти дающий надежду луч света, пусть даже и вот таким экстравагантным способом.

Казалось бы — в столь многоголосом, раздробленном обществе сверхчеловек вряд ли сможет собрать вокруг себя внушительную группу сторонников.

А если поставить задачей не просто поиск сторонников, а поклонников или даже адептов?

Рейтинговое телешоу «Битва Экстрасенсов», прошедшее на телеканале «ТНТ», собрало людей со сверхспособностями со всего постсоветсткого пространства и, пропустив их сквозь сито сложнейших испытаний, создало новых поп-звезд, дальнейшая духовная практика которых при этом отчего-то проходит где-то в стороне от вездесущих глаз медиа.

На встречу с победителем одного из сезонов данного шоу я собрался почти спонтанно. Движимый некими силами (не исключено, что ленью), я нашел его страницу в социальной сети «ВКонтакте» — более восьмидесяти тысяч подписчиков, более семи тысяч лайков к афише-приглашению на мероприятие.

— Узнай и про меня, — настоятельно просила меня сестра, узнав о моем намерении.

— А что именно спросить?

В продолжительный инструктаж уложилось внушительное напластование личных переживаний.

Позвонил заметно отдалившейся от меня в последнее время подруге:

— Давай съездим вместе, — предложил я.

Она верила в приметы и безоговорочно соблюдала их требования, но не поверила в способности человека, на встречу с которым я собирался.

— Они там все мошенники, — со знанием дела буркнула она в телефонную трубку, — а шоу это — чистой воды постановка.

Она, вообще говоря, хорошо это умела — говорить что-то со знанием дела. Эта интонация, в отсутствие фактических данных, все расширяла границы пропасти между нами.

Когда я уже стоял на пороге, мне позвонила сестра и взволнованным голосом спросила:

— Ты уже выехал? — и пояснила — Я бы хотела поехать с тобой.

Маршрутное такси, метро. Пять станций, пересадка, еще пять. Стоп, проехали. Станция назад. Дальше пешком. Мимо небольшой часовни и «монастырской» ярмарки выходного дня мы подошли к центру с претенциозным названием «Открытый мир», проводившему встречу.

Широкая, в три-четыре человека в ряду, очередь массивным хвостом питона лежала на улице и мелко подрагивала — день был морозным.

— Надеюсь, они все не туда?! — обреченно произнесла сестра, когда мы впились в конец этой очереди.

— Похоже, туда, — ответил я, озираясь.

Оглушенный толпой, я, не забывая вглядываться в лица, прошел с десяток шагов вперед — упитанное тело нашего питона заняло собой и весь громадный внутренний двор, а широкая голова его металась где-то под дальним козырьком.

— Господи, если на любой митинг придет столько человек, можно будет считать, что он удался, — мысля категориями времени, сказал я сам себе и вернулся к сестре.

Не обращая внимания на очередь, часть людей шла прямиком под козырек, там потолкавшись локтями, по-видимому, приближалась к столь желанному душевному равновесию.

— Вот они дают! — едва ли не хором сказали девушки позади нас.

— Если бы это была очередь за колбасой, — повернувшись к ним боком, размышлял я вслух, — то можно было бы поступить так же, но здесь же должно быть как-то неловко.

Неловкость исчезла, когда численность групп, уверенным шагом огибавших очередь, стала угрожающе нарастать. Казалось, что такими темпами, нам туда попросту не попасть.

Наконец и мы примкнулись к голове питона, и, потолкавшись там, вошли в узкую пластиковую дверь. За ней — просторный салон, по стенам которого устроены стеллажи, набитые литературой о разных духовных практиках. Сам этот зал-предбанник забит людьми не меньше вагона метро в самый, что ни на есть, час-пик.

Дальше — разломанные под давлением волн толпы рамки металлодетектора, битое зеркало, отражавшее в своих осколках толпу.

Кто-то, еще сильнее разламывая рамки металлодетекторов, рвался назад.

— Что там происходит? — хватая за рукава обладателей знания, спрашивали томящиеся ожиданием.

— Да ничего там не происходит, — разочарованно отвечали те, похоже, не дойдя до цели.

Наконец еще один зал, маленькая хитрость, как если бы мы, в самом деле, стояли за колбасой, и мы оказались в помещении с высокими потолками, одновременно похожим и на лекторий и на ангар для мелкомоторных самолетов. Сидячие места, естественно заняты, задолго до нашего появления, да и постоять можно, лишь в тесных людских сгустках.

Со сцены, одетый в белую толстовку и темного хлопка военные брюки, с карманами по бокам, выступает виновник торжества — Велес.

Вообще-то его зовут Дмитрием, но имя одного из центральных божеств славянской мифологии как нельзя лучше ему подходит.

Он периодически заглядывает в раскрытый на столе ноутбук и, выслушав вопрос из зала, с фирменной улыбкой на него отвечает.

Говорит он, в основном, банальности.

В плане личностного роста он, к примеру, рекомендует верить в себя и идти только вперед. «Остановка — это смерть», — говорит он, — «Ни шагу назад, только вперед». В вопросе воспитания детей советует давать лишь направление его развития, не контролируя его целиком, а лишь помогая, когда понадобится. В попытках разобраться в себе и обрести гармонию он рекомендовал прибегать к медитации, мол, и сам находит в ней необходимое умиротворение.

В этом вопросе, к слову, дошло и до смешного.

— Вообще говоря, я бы рекомендовал Цигун, — сказал Велес, обращаясь к задававшему вопрос мужчине чуть-чуть за сорок.

— Цигун? — переспросил он, мертвой хваткой ухватившись за микрофон, доселе свободно гулявший по залу.

— Цигун, погуглите.

— Это фамилия автора?

Модератора не было. Велес сам выбирал из леса поднятых рук ту, обладатель которой мог задать свой вопрос. Отсутствие охраны вокруг сцены тоже давало о себе знать — волны особо отчаянных поклонниц то и дело к ней прибивало.

— Я сегодня не даю автографы, — спокойно отвечал на их просьбы Велес, — Простите, вы мешаете мне работать.

Однако, если напор не спадал, то он был вынужден рисовать на вытянутых листках свои таинственные символы.

Складывалось ощущение, что люди, принесшие личную боль, попросту были не готовы к публичной лекции. Мировоззрение их кумира, его взгляды на разные вопросы мало их интересовали, и если не получалось получить консультацию, то они пытались унести с собой хоть какой-нибудь символ этой важной для них встречи.

Когда звучавший фоном веселый флирт за моей спиной стал перекрывать речь экстрасенса, я раздраженно обратился к его источнику:

— Ребята, надо же было простоять час, а то и полтора в очереди, чтобы прийти сюда и потрепаться между собой!

— Может тебе завидно? — отозвался один из парней, обладатель рыхловатого красного лица.

— Завидно?

— Ну да, что мы с ними общаемся, а не с тобой, — подхватила скромная с виду девушка, приложив тыльную сторону кисти к вздернутому носику.

— Может и так, — ответил я с улыбкой, — Если бы вы общались со мной, вряд ли бы я стал возмущаться.

Все происходившее напоминало собой голливудский фильм, в центре сюжета которого некий, скажем, психолог, написавший томик-бестселлер обо всем на свете и, пройдя сквозь расступающиеся ряды аплодирующих поклонников, с улыбкой в тридцать два зуба занимающий место за кафедрой.

Вернувшись домой, я просмотрел в социальных сетях отзывы на прошедшую встречу — друг от друга их отличал лишь градус восхищения — где-то умеренный, но чаще зашкаливавший.

Кто-то предположил, что на встрече было не менее 5000 человек. Пяти тысяч, уверен, не было, но половина от этой цифры выглядит не так уж фантастически.

И, что совсем симптоматично, — я бы с удовольствием пошел на встречу с Велесом снова. Желательно, по пути из храма.

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня