18+
четверг, 17 августа
Мнения

Росфинагентство: заменит ли палач врача?

Юрий Болдырев о президенте и Центробанке: если моя собачка гадит, то я не должен говорить, что собачка «госдеповская»

  
154

На минувшей неделе неожиданно (давненько не приглашали) пришлось мне участвовать в записи сразу двух телепередач, и обе на канале ТВЦентр.

В четверг — передачи «Русский вопрос»: ведущий К.Затулин. Согласился потому, что кроме меня, участник еще лишь один — О.Попцов. То есть совсем все вырезать невозможно. Посвящена Б. Ельцину, показ в среду 20 февраля в 22−20. Конечно, все мои слова о преемственности курса Ельцина и Путина они вырежут, но что-то вынуждены будут оставить…

В пятницу же записывалась передача «Право голоса», ведущий Р. Бабаян (показ по будням в 18−25), уже не на историческую, а на более актуальную тему — о «Росфинагентстве». Это о том, что на общепонятный русский должно переводиться как предприватизация (еще в госсобственности, но уже ОАО) всех наших прославленных (необоснованно выведенных из экономики) госрезервов. Противники этой очередной кормушки для приближенных к власти, то есть, просто нормальные люди, выступающие против циничного разграбления государства, говорят об этом как о беспрецедентном. Но нет, к сожалению, здесь налицо последовательная и неизбежная логика преемственности кредитно-залоговым аукционам весемнадцатилетней давности. Той самой абсолютной преемственности, всякое мое упоминание о которой, надо полагать, решительно вырежут из передачи «Русский вопрос…

Эту запись, понятно, тоже порежут. Но отказываться от участия в записи передачи по столь острому вопросу я не стал. Тем более, что, пользуясь возможностями интернета, могу хотя бы до какой-то части зрителей заранее донести, что на записи было и, в частности, свои аргументы.

Итак, ТВЦентр, «Право голоса», показ в какой-то из ближайших будних дней в 18−25.

Четверо сторонников передачи наших финансовых резервов некоему ОАО: глашатай «освобождения» России под руководством Путина от «оккупации» Е. Федоров и еще трое то ли финансистов, то ли «аналитиков», выражавших трогательную заботу о «профессиональном инвестировании».

Четверо противников этой очередной аферы: трое депутатов Думы от СР во главе с О. Дмитриевой (от КПРФ, голосовавшей, разумеется, против, по какой-то «случайности» никого не пригласили) и плюс я — не депутат и не член какой-либо партии.

Кстати, на прошедшей недавней моей Интернет-конференции мне задавался вопрос о дебатах с депутатом Е.Федоровым. И я ответил, что если этот депутат — не клоун, а страна и впрямь под оккупацией (не под предательской властью, вполне довольной своим положением, а именно под оккупацией, то есть, «власть хочет, но не может…»), и он об этом точно знает, так должен был, пользуясь депутатским статусом, пойти в суд над Квачковым в качестве свидетеля и подтвердить, что полковник делал святое дело — спасал страну от оккупантов. Но ничего подобного мы не увидели…

Тем не менее, дебаты состоялись, пусть и коллективные, но, к сожалению, не в прямом эфире. Что останется и дойдет до зрителя — посмотрим.

Итак, не пересказывая всю передачу, кратко скажу лишь о тех аргументах, которые, в контексте общей дискуссии, приводил я.

После первого высказывания позиций Дмитриевой и Федорова, ведущий обратился ко мне примерно с таким вопросом:

— А как же президент, он ведь руководствуется какими-то рациональными соображениями?

Что мне было на это ответить? Срочно фантазировать о том, что в подкорке у «нацлидера»? Ответил просто:

— Вы хотите, чтобы я защищал этого президента?

Следующий мой тезис, после вводного вопроса ведущего, был ответом на рассуждения Федорова о том, что сейчас эти деньги пропадают за границей (что, разумеется, правда), а мы, в рамках «освобождения от оккупации», именно таким образом возвращаем их домой, в свою экономику:

— Это все напоминает мне такую аналогию. Скорая помощь едет очень долго, приезжает поздно. Так вместо того, чтобы чаще по городу размещать станции скорой помощи, совершенствовать организацию движения и т. п., власть берется решить проблему таким образом: «Теперь будет приезжать быстро. Правда, не врач, а палач. Но зато быстро! И зарплата у него будет раз в сто больше — так он же не какой-то там врач, непонятно чему учившийся в своем медицинском, а профессионал!»…

И далее, в ответ на рассуждения Федорова о том, что мы «вырываем» наши деньги у Центробанка, который «не подконтролен государству», а филиал американской ФРС, мне пришлось обратить внимание на то, что ЦБ именно такой, какой нужен власти. И напомнить, что еще 18 лет назад мне пришлось готовить официальные замечания Совета Федерации (первого, выборного, настоящего) на закон о ЦБ, который принимался как спецоперация, с преодолением вето СФ дважды — в полупустом зале в обеденный перерыв и по окончании заседания — расставленные по залу люди срочно бегали и нажимали кнопки… (эта история, подробно, с документами, описана в моей книге «О бочках меда и ложках дегтя», вышедшей весной 2003 года). Это была спецоперация не ЦРУ, а нашей власти. Так же, как и нынешняя спецоперация с «Росфинагентством».

Спустя какое-то время, когда очередь вновь дошла до меня:

— По Конституции правительство исполняет бюджет и правительство управляет федеральной собственностью. Точка. Не передоверяет кому-то, а УПРАВЛЯЕТ. И оно же отвечает. Причем здесь ОАО?

И мой ответ на уточняющий вопрос ведущего:

— Так что же это такое — «ОАО с полным госучастием»?

— Это стремление сесть на все государственное, но ни за что не отвечать.

Далее, через какое-то время, ведущий переспросил:

— Действительно ли ОАО, даже и с полным госучастием, никому, в том числе, Счетной палате не подконтрольно?

Пришлось вновь припомнить свой опыт — ведь именно мне довелось своей рукой прописывать в законе о Счетной палате нормы о ее компетенции — распространяется и на ОАО, если там есть госсредства. Но! Далее:

— Специально создается усложненная многоступенчатая система, затрудняющая контроль. И главное: там, где вместе смешаны будут разные деньги из разных источников — и государственные, и частные — доказать потом применительно к госсредствам ПРЕСТУПНЫЙ УМЫСЕЛ будет значительно сложнее.

На спекулятивный тезис Федорова о том, что всем должны заниматься «профессионалы» и «если вы покупаете квартиру, вы же не сами этим занимаетесь, а идете в специальное агентство?», мне пришлось отвечать, к сожалению, не сразу, а лишь когда до меня дошла очередь:

— Это показательный пример подмены понятий. Но к агентству мы, может быть, обратимся лишь за консультацией, подбором вариантов, организацией процесса. Но свои деньги, будучи здравы и ответственны, мы ему точно не доверим — оплатим покупку сами. И государство обязано быть не менее здравым и ответственным.

В целом, надо сказать, все это очень напоминало какой-то театр абсурда — настолько несопоставимы были аргументы сторон. В какой-то момент мне пришлось даже сказать примерно следующее:

— Мне уже просто жаль Оксану Генриховну — как старательно она вновь и вновь вынуждена объяснять, что дважды два — четыре.

Обратите внимание на парадокс: эти, которые за нынешнюю власть и ее конкретное решение с ОАО «Росфинагентство», одновременно рассказывают нам, какая власть плохая, коррумпированная и некомпетентная. Мы же — против этой власти. И исходим из того, что власть обязана быть и компетентной, и некоррумпированной, и ответственной.

Позже, в связи с тем, что власть взяла за правило для разных групп населения прикрывать одни и те же свои аферы совершенно противоположным образом, что подтвердилось и на этой передаче представленной группой провластных пропагандистов, я обратил на это внимание так:

— Это у вас уже какой-то абсурдный плюрализм в одной властной голове. Одни из вас говорят, что все эти резервы нужны потому, что это ради борьбы с инфляцией. Другие тут же — потому, что оккупант так требует в интересах США. Так вы среди себя договоритесь…

И мой тезис, возвращаясь к федоровской теме «изъятия наших денег у проамериканского ЦБ»:

— В управлении тоже есть принципы — ответственности. Аналогия: если я гуляю со своей собачкой, и она неправильно себя ведет, например, какает не там, кусается, то я не должен говорить, что у меня слишком длинный поводок, и потому собачка уже не моя, а соседская или «госдеповская». Моя собачка — я и отвечаю.

Если наш ЦБ проводит проамериканский курс, то кто ему это позволяет? Президент вносит в Думу кандидатуру председателя ЦБ, а затем его партия ЕР голосует. Значит, если вы решаете, то вы за ЦБ и отвечаете.

Плюс у президента в руках все силовые структуры и суды — тоже не надо забывать. А «вольница» в ЦБ изначально сознательно создана такая, что, практически, любого из высшего руководства есть за что прихватить. Поэтому не надо сказок о том, что якобы у нас «ЦБ оккупирован», а Кремль — нет…

И несколько позднее, в ответ на рассуждения Федорова о том, что, мол, у президента якобы полномочий не хватает и плюс «он подписывает миллионы документов»:

— Так про ЦБ — это самое неважное из миллиона? Вообще, президент у вас — это тот, который с голым торсом? Или как Михаил Иванович Калинин — только подписывает все, но ничего не решает и ни за что не отвечает?

Удалось мне на записи передачи высказать еще один важный тезис, вроде, он был у меня не последний, но именно им я закончу этот свой отчет перед читателями о проделанной работе. Получился такой мой диалог с ведущим:

— Есть два подхода:

а) честный либеральный — не собирайте с предприятий и граждан денег больше, чем нужно — снизьте налоги, оставьте деньги людям, и они сами решат, как деньгами лучше распорядиться;

б) честный государственнический — концентрируем ресурсы по максимуму и направляем не на извлечение прибыли, а на решение общих задач.

Возможны компромиссы между этими двумя подходами. Но иной, третий подход только один — воровской.

— То есть, Вы намекаете?

— Я не намекаю, а утверждаю.

В заключение, уже в качестве просто анекдота: сторонники «рационального инвестирования» (непременно через ОАО) попытались зачислить в свои союзники даже … И.Сталина. Один из них заявил, что Сталин использовал где-то такую форму, как корпорация, и привел ее название на английском. Жаль, у меня не было возможности ответить, что, во-первых, это была корпорация для работы не внутри страны, а за ее рубежами; и, во-вторых, в руках у Сталина на такие случаи (для контроля за управляющими) был еще такой нетолерантный инструмент, как спецслужбы с ледорубом…

О.Дмитриева же поспешила заявить, что она, мол — категорический антисталинист. За это провластные манипуляторы-пропагандисты точно зацепятся, и пропагандистская схема готова: «запутинцы-сталинисты всеми силами, вопреки американскому госдепу, пытаются вернуть деньги из-за рубежа».

Самое смешное, что деньги в страну власть возвращать и не собирается — требования закона к размещению средств остаются прежними: только за рубежом («первоклассные ценные бумаги»). Под одновременно «патриотический» и «профессионально инвестиционный» треск меняется лишь схема управления. Не силами Центробанка (как сейчас — и это, строго говоря, антиконституционно), но и не напрямую госвластью, которая на то уполномочена и с которой, в принципе, можно спросить. Нет, в очередной раз включается способ заведомо воровской — силами по определению безответственного ОАО…

Фото: Владимир Астапкович/ РИА Новости

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня