Мнения

Трансформация ФМС

Вячеслав Поставнин о новых задачах Федеральной миграционной службы

  
146

За годы, прошедшие после распада СССР, мы стали свидетелями огромных перемен в самоидентификации народов, населяющих постсоветское пространство.

В этой новой реальности наиболее ожесточенные, масштабные и опасные столкновения произошли не столько между бедными и богатыми, сколько между представителями различных национальностей и этнических групп. Это мы увидели в Таджикистане и Кыргызстане. Да и у нас в России если и начнутся «охлореволюции» (о возможности которых рассказал в Российской газете заместитель председателя Госдумы О.В. Морозов), то запалом для них наверняка послужит конфликт между русским населением и приезжими какой-нибудь другой национальности. Причем это могут быть как граждане России, так и мигранты из Закавказья или Центральной Азии. События на Манежной площади это ярко продемонстрировали.

Что делать, и в чем виноват старший брат — великоросс, что его младшие братья, будь то чеченцы, татары, или другие мусульманские народы, вдруг стали так чувствительны насчет своей веры и национальности? В свое время покровительства России искали многие народы, так как только в ней видели спасение от истощения собственных сил во взаимных раздорах с соседями. Как быть? Когда-то Русская земля принадлежала раньше только русским и одним русским. А сейчас выясняется, что вовсе нет. И миллионы русских ушли с земель, где их предки проживали столетиями, и продолжают уходить. И вот парадокс: в центральную Россию одновременно хлынули потоки выходцев из Северного Кавказа и Центральной и Юго-Восточной Азии. И мы их принимали. И, что самое главное, их будет все больше и больше. Это связано, прежде всего, с дисбалансом демографической ситуации и потребностью экономики. Проще говоря: русских рождается все меньше, а работников экономика требует все больше.

Теперь русские вдруг заговорили о православии, о единстве славян как о священном деле. Лозунг «Россия для русских» как никогда трогает души некоторых наших соотечественников. Страшное обвинение русских в фашизме постоянно муссируется в СМИ.

Действительно: блогосфера просто кипит от негодования по адресу мигрантов и выходцев с Северного Кавказа. Градус ксенофобии просто зашкаливает. Прорезаются голоса и противной стороны, явно не способствующие примирению. Да и просто хулиганство, дезорганизация, беспорядки зачастую присущи нашему народу по причине бесшабашного пьянства. Нетрудно предположить характер высказываний в адрес русского народа.

При этом отсылки к великой русской культуре, как объединяющей населяющие Россию народы идее, перед которой должны преклоняться и тут же приобщаться иностранцы, по меньшей мере, странны. Разве приезжих на вокзалах и в аэропортах встречают хороводы в русских национальных костюмах с песнями и плясками? Вовсе нет. Первым, кто с ними заговорит, скорее всего, будет милиционер, и разговор будет идти не о достопримечательностях и истории нашей Родины.

Что же делать? И кого винить? Опять эти два извечных вопроса встали перед страной, перед всем нашим обществом.

С учетом складывающейся реальности движение в пользу русских, имеющее в основе своей народные корни, надо признать достаточно искренним. Это в своем роде защитная реакция организма, пораженного недугом. А то, что русский народ вымирает — это уже, как говорят, медицинский факт.

Но неужели народ теперь, в настоящую минуту, не поймет каким-то шестым чувством, инстинктом самосохранения, что дальнейшее развитие этого движения «Россия для русских» может нам грозить страшной опасностью, может даже просто зажечь войну? Нет, я думаю, у наших людей духовных сил еще достаточно и он окончательно не развращён духом безоглядного потребительства.

Однако вся риторика официальных лиц, не говоря уже о СМИ, по-прежнему пытается играть на этом весьма чувствительном аспекте народной души, а может, вообще единственном нетронутом гнилью безверия и бездуховности.

Не мудрено, что в результате таких глобальных изменений, коснувшихся всех областей жизни простого человека: веры, убеждений, семьи и вообще самой идентичности русского народа, — люди просто теряются. Большинство не способно связать воедино все, что было до него и что будет после него. Как сказал Гамлет: «Порвалась связь времен». В результате люди чувствуют себя заблудившимися.

Но, как известно, народ у нас подчиняется известным силам, стоящим у руля государства. Сам он особенно не утруждается, а многие просто не могут размышлять о таких важных философских проблемах. Тем не менее, в каждом народе имеется какое-то число думающих, образованных людей, которые думают за него и руководят им. Итак, меньшинство — мыслит, остальная часть — чувствует, то есть живет не столько умом, сколько эмоциями. Особенно это характерно для русских людей.

И вот это мыслящее меньшинство, неважно, националистически оно настроено или либерально, верующее или атеисты, если они честны и имеют одну и ту же цель помочь своему народу, а ещё лучше — всему человечеству.

По определению Достоевского: «стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите».

То есть, в русском человеке изначально присутствует толерантность. Может быть, это и есть та миссия русского народа, о которой говорят уже несколько столетий. Создать новое великое общество, общей гармонии, истинного братского согласия всех народов, населяющих нашу территорию, а также идущих к нам. А ведь у нас нет альтернативы, кроме гибели. Толерантность, терпимость должны стать нашим образом жизни, идеологией, правилами поведения.

Итак, объективные предпосылки для поиска решения проблем межнациональных и межконфессиональных уже заложены в нашем народе. Теперь задача — ясно, тонко, и в то же время настойчиво претворять это в жизнь.

Для этого у нас есть полный набор сил и средств. Это и Конституция, где записано, что «Мы, многонациональный народ Российской Федерации…». И президент, являющийся гарантом Конституции. И законодательная и исполнительная власть, включая федеральные органы исполнительной власти, непосредственно отвечающие за миграционную и национальную политику. Это и МВД РФ, ФМС России, Минздравсоцразвития, Минрегион, МИД, Министерство культуры, ФСБ РФ.

Несмотря на то, что на уровне высшего руководства значимость миграции для будущего России в основном осознана, когда дело доходит до принятия практических решений (особенно сейчас, в период кризиса), снова возникают сомнения: нужны или не нужны стране мигранты? Нынешние миграционные механизмы пробуксовывают, на мой взгляд, главным образом, потому, что нет понимания глубинной сущности происходящих процессов. А эти процессы в наш век глобализации системно усложняются, все больше обретают цивилизационный характер, и рассчитывать, что ход цивилизации можно остановить взмахом милицейского жезла, было бы просто наивно.

Известно, что в природе преобладают циклические процессы. Вот и в области миграционной и национальной политики мы завершили полный цикл.

В 1992 году под руководством Регент Т.М. была образована ФМС. Деятельность той службы заслуживает глубочайшего уважения. Снимаю шляпу перед её мудрым руководством. Она и её коллеги совершили невероятное. Они на пустом месте создали полноценный, работоспособный федеральный орган исполнительной власти. Разработали всю необходимую правовую базу, в соответствии с которой осуществляют свою деятельность и поныне министерства и ведомства в миграционной сфере.

И вот, по прошествии почти 20 лет, происходит демилитаризация ведомства, снимают погоны пока, по крайней мере, с части сотрудников ФМС. С директора, говорят, уже сняли.

На наш взгляд недостатком реформирования миграционной и национальной политики является то, что после упразднения первой миграционной службы в 1998 году произошёл искусственный раздел миграционной и национальной политик и передача их в МВД и Минрегион соответственно.

Основным негативным последствием было игнорирование глубины теоретических положений, наработанных западными странами и нашими учеными демографами, историками, статистами и специалистами в области ранка труда, на базе которых и выстраивалась работа первого состава ФМС. По сути, новая миграционная модель (о национальной политике вообще перестали говорить, это такая была новая национальная политика) отодвинула на периферию все предыдущие наработки, скрыв тем самым от анализа многие проблемы.

Сначала управление было максимально формализовано. В ФМС МВД РФ вообще было проведено «укрепление кадрового состава миграционной службы» кадровыми сотрудниками милиции. В результате к настоящему времени Федеральная миграционная служба по сути превратилась в Федеральную паспортно-визовую службу. 90% её сотрудников — это кадровые сотрудники милиции. Все специалисты в области демографии, рынка труда, социологии и экономики, составлявшие саму суть миграционной деятельности службы, были из службы выдавлены. В итоге её деятельность приняла исключительно полицейский, рестрикционный, фискальный характер, несмотря на декларируемый ее руководством либеральный лозунг социально — экономической направленности. И даже революционный прорыв в миграционном законодательстве в 2006 году, совершенно невероятный для этой системы, был впоследствии нивелирован в кратчайшие сроки подзаконными актами, а затем и поправками в федеральное законодательство. Такой эксцесс можно объяснить лишь волей тогдашнего президента. Но, что интересно, сила структуры МВД смогла преодолеть даже сопротивление президента. Не могу не выразить восхищения и уважения такой организованной и интеллектуальной мощи, которая присуща МВД.

Но, тем не менее, законы природы и общественного развития берут своё. Экономика требует трудовых ресурсов, демографическая ситуация угрожает не только экономике, но и обороноспособности, да и вообще целостности страны. Наконец, Манежная площадь, народный бунт и революция в Северной Африке и на Ближнем Востоке окончательно отрезвили наших руководителей. Решения были приняты быстро. За Миграционную политику ответственным назначен аж первый вице-премьер, экономист И. Шувалов, а за национальную политику — эффективнейший управленец-администратор Д. Козак. Автор имел честь и удовольствие работать под его руководством в бытность его Полпредом президента по ЮФО.

Но назначения авторитетных и эффективных руководителей — это половина дела. Сама система управления этими процессами, её конструкция ни в коей мере не отвечают нынешним реалиям. Все механизмы: регистрация, миграционный учет, паспортный режим, — это все продукт 30−50х годов прошлого века. Мы уже живем в совершенно другой стране, при другом строе. Научно-технический прогресс поражает невероятными достижениями. Мы же движемся по какой-то кривой, не приводящей к цели, каждый раз начиная заново и не учитывая опыт предыдущих лет и людей, работавших тогда. К счастью, эти знания не пропадают, а аккумулируются, по крайней мере, среди ученых, экспертов и специалистов. Однако, разрыв между федеральными органами власти и реальной жизнью растёт, и он уже стал критическим. Чиновники уже работают исключительно на себя. Большинство нормативных актов разрабатывается уже с коррупционной составляющей.

И эту систему уже не подправить и не подлатать, она требует серьезной перестройки. Необходимо, прежде всего, менять нравственную природу чиновника. Это должен быть действительно слуга народа. Дело даже не в учености, хотя и это важно, а в мыслях. Это мысли о долге, справедливости, праве и порядке. А эти мысли должны происходить от общества, где главенствуют гуманитарные принципы и демократические стандарты. Это не привьешь народу через телевизор.

Нужна кропотливая работа по вовлечению народа в процесс управления страной. Только так можно воспитать у него гордость за страну и ответственность за неё. Для этого необходимо создавать новые институты и механизмы, которые служили бы каналами прямой и обратной связи между министерствами, ведомствами, бизнесом и народом, а также служили бы средствами внешнего контроля. Чтобы исключалась ситуация, когда чиновник средней руки, пронырливый и хитроватый, в обстановке полной бесконтрольности разрабатывает законодательный порядок, который позволит ему обогатиться, но наносит огромный ущерб государственным интересам.

Видимо, главный вызов для нашей страны находится не в экономической плоскости, и главная угроза исходит не извне, и не от оппозиции. Главная угроза в отсутствии, я бы даже сказал, в уничтожении нашей идентичности.

Альтернативы русской культурной идентичности сейчас просто не существует.

Но и считать, что в России 80% русских, и все решится само собой, просто уже опасно.

И решить эту проблему келейно или залить деньгами, как это пытаются делать на Кавказе, не удастся.

И сейчас, как во все трудные исторические моменты в жизни нашего отечества, все должны объединиться перед лицом страшной угрозы.

В России ничего невозможно сделать без административного ресурса — так уж мы устроены. Видимо, сказывается трехсотлетняя история бюрократической деспотии. А в последнее время в нашей стране все чаще путают понятие Родина с начальством, а ум с должностью. Поэтому первым шагом должно быть создание Министерства миграции и межнациональных отношений.

Собственно, у нас все государство держится на бюрократическом фундаменте. Все, что делается у нас плохого и хорошего, все это заслуга бюрократического аппарата. И это тоже результат трехсотлетней истории российского чиновничества. Заметьте, что в 90−92 гг. все службы в стране работали, и мы, во многом благодаря бюрократии, пережили период безвластия достаточно спокойно. И в нашей ситуации функциональное министерство вряд ли решит межнациональные проблемы, но зато позволит избежать вопиющих ошибок, о которых мы говорили здесь.

Об этом свидетельствует опыт многих зарубежных государств, где созданы специальные госстуктуры, занимающиеся вопросами адаптации и интеграции мигрантов.

Например, главным ведомством Австралии, реализующим миграционную политику государства, является Департамент иммиграции и межэтнических отношений (Department of Immigration and Multicultural Affairs — DIMA) .

В США есть Служба гражданства и иммиграции Министерства внутренней безопасности США, имеющая свои региональные структуры

В Канаде - Министерство гражданства и иммиграции

В Германии — Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев.

Во Франции на интеграцию иммигрантов и членов их семей во французское общество, а также на борьбу с дискриминацией. Направлена деятельность Фонда содействия и поддержки, интеграции иммигрантов и борьбы с дискриминацией (FASILD), находящегося под эгидой Министерство по социальным делам, труду и солидарности.

Вячеслав Поставнин — президент Фонда «Миграция ХХI век», в недавнем прошлом заместитель директора Федеральной миграционной службы.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Сергей Куликов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
ЧМ по Футболу 2018
Группа A
Страна Очки
РоссияРоссия 3
УругвайУругвай 3
ЕгипетЕгипет -
Саудовская АравияСауд. Аравия -
Группа B
Страна Очки
ИранИран 3
ПортугалияПортугалия 1
ИспанияИспания 1
МароккоМарокко -
Группа C
Страна Очки
ФранцияФранция 3
ДанияДания 3
АвстралияАвстралия -
ПеруПеру -
Группа D
Страна Очки
ХорватияХорватия 3
АргентинаАргентина 1
ИсландияИсландия 1
НигерияНигерия -
Группа E
Страна Очки
СербияСербия 3
БразилияБразилия 1
ШвейцарияШвейцария 1
Коста-РикаКоста-Рика -
Группа F
Страна Очки
МексикаМексика 3
ШвецияШвеция 3
ГерманияГермания -
Южная КореяЮжная Корея -
Группа G
Страна Очки
БельгияБельгия 3
АнглияАнглия 3
ТунисТунис -
ПанамаПанама -
Группа H
Страна Очки
ПольшаПольша -
СенегалСенегал -
КолумбияКолумбия -
ЯпонияЯпония -
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня