Мнения

«Человеческое, слишком человеческое»

Константин Крылов о производственных отношениях

  
66

Одно из неоцененных до сих пор благ, которые нам принесла промышленная революция и эра технологий — это «производственные отношения» между людьми. Которые во многих отношениях выше и лучше — хочется сказать, гуманнее, хотя это слово тут выглядит смешным — «чисто человеческих» отношений.

Собственно, «чисто человеческие отношения» — это страх, зависть и ненависть. Других чувств друг к другу мы испытывать, в общем-то, не можем, да и повода нет. Есть, конечно, такие замечательные вещи, как похоть и родительский инстинкт, каковые, пройдя через ряд фильтров и обработанные т.н. «разумом», в некоторых случаях позволяют нам чувствовать к другому человеку что-то иное, но это в основе своей всё-таки «биология», «животное», то есть тоже — нечеловеческое. А чисто человеческие, коммунальные отношения исчерпываются этими тремя: мы друг друга или боимся, или завидуем, или ненавидим, и во всех случаях — стремимся унасекомить. Других людей мы терпим и даже симпатизируем им лишь потому, что они могут помочь нам уничтожить, ограбить или хотя бы унизить каких-нибудь третьих… Исключением является разве что процесс обучения, вполне человеческий и при этом довольно бескорыстный — но чему мы друг друга учим? «Человеческому, слишком человеческому», то есть — тому, о чем мы говорили выше.

И сравните на этом фоне — отношения производственные. Скажем, два человека, обрабатывающие одну и ту же деталь, могут не испытывать друг к другу всех этих милых чувств. Наоборот — каждый другому нужен, и они это понимают. «Уже хорошо». Вот рабочие рядком на конвейере — один вставляет болт, второй гайку закручивает. Они могут друг с другом общаться, но делить-то им, в общем, нечего… Или, скажем, производственное совещание. Вроде и искры летят, и ругань страшная стоит, но, тем не менее, взведенные самолюбия охлаждаются пониманием того, что «проблема есть и ее надо решить», причем проблема состоит не в том, что кто-то слишком много о себе возомнил или что еды на всех не хватит — а в том, что надо дать на-гора двести тонн угля, а техника позволяет только сто двадцать, и надо как-то вывернуться. И выворачиваются. «Какая чистота, какое благородство» на фоне обычного человеческого.

Однако сейчас «производственная эра» как раз заканчивается, конвейеры заменяются автоматическими линиями, скоро и производственные совещания целиком и полностью превратятся в обыкновенные схватки за первенство и ресурсы.

И будут еще наши потомки вспоминать девятнадцатый и двадцатый века как золотые-серебряные, когда у людей «было что-то помимо человеческой природы». «Вместе что-то строили», «проектировали», «гайки крутили», наконец.

Фото: Александр Кондратюк/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня