Мнения

Не доброта, а страх перед хаосом

Дмитрий Ольшанский об особенностях нашей внешней политики

  
2698

«Вряд ли стоит поддерживать людей, которые не только убивают своих врагов, но вскрывают их тела и съедают их внутренности на глазах у публики и под камеры».

В.В.Путин.

Если заглянуть в «Дневник писателя» Федор Михалыча — ровно то же самое будет и там.

Да, это одна из самых удивительных вещей для русской культуры — умение и любовь западного человека к тому, чтобы сотрудничать с химически чистыми зверями, тонко управляя ими и играя на противоречиях их дикарских интересов.

Русские не могут этого понять. Не могут понять, как можно использовать зверство и хаос в свою пользу.

У русских никогда не было внешнего колониализма и дипломатического макиавеллизма.

Символ русской политики в этом смысле — 1848 год, искреннее желание Николая помогать австрийскому императору и спасать его от революции.

Идея, что австрийский император — конкурент, а революция в чужом доме выгодна, — не умещается в голове что Николая, что Брежнева (никакой радости не испытывавшего по поводу 1968 года), что Путина.

Ну а уж натравливать на конкурента людей с чулками на головах, как в Афганистане в 1979-м или в Сирии сейчас…

В общем, много есть того, по поводу чего я ненавижу собственное правительство, но в этом вопросе я — чугунный патриот.

Вот, пришли либералы и закричали: как! А разве СССР не поддерживал тех, тех и этих?

Поддерживал. Среди друзей СССР было много диктаторов, и в том числе страшных (один Менгисту Хайле Мариам чего стоит, не нужно даже Бокассы или Чаушеску).

Но.

Во-первых, это всегда были именно централизованные диктатуры, то есть «стабильность», а вовсе не летучий бандитский хаос. Речь идет именно о неумении и нежелании русских иметь дело с «творческим хаосом» в политике, а не о какой-то их зашкаливающей доброте (впрочем, русская политика всегда была добрее и гуманнее английской в той степени, в какой слон или медведь добрее или гуманнее пираньи).

Кроме того, обязательным условием советской внешней политики была прогрессивная — хотя бы теоретически, на уровне публичного намерения, — миссия любой союзной власти. Любой американский президент с удовольствием имел и имеет дело с саудитами, представления которых о мире, несомненно, включали в себя изничтожение у себя дома всего, сколько-нибудь похожего на американские порядки. Напротив, друзья СССР должны были воспроизводить или хотя бы делать вид, что воспроизводят у себя дома советскую картину мира — частью которой, если кто-то забыл, было не только насилие, но и право женщины на работу и на развод, всеобщее образование, хотя бы самое базовое медицинское обеспечение и отделение государства от норм общинной или религиозной морали.

Ну и наконец. Обязательным условием зависимости от больших западных держав всегда был неэквивалентный обмен и экономическая эксплуатация. Рабочий или обыватель в Англии или Америке по определению жил лучше и имел больше прав, чем его коллега в Индии или латинской банановой республике. Напротив, зависимость любой страны от Российской Империи, Советского Союза или Российской Федерации — это всегда бесконечный поток денег, технологий, специалистов, невозвратных долгов и политических прав, направляемых из Москвы — туда, а вовсе не наоборот. Поляк в Российской Империи, грузин в СССР или чеченец в Российской Федерации жил и живет лучше, и имеет больше прав и возможностей, нежели житель Рязанской или Владимирской области.

Как-то так, милые либералы.

Фейсбук Дмитрия Ольшанского

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня