Мнения

Не доброта, а страх перед хаосом

Дмитрий Ольшанский об особенностях нашей внешней политики

  
2698

«Вряд ли стоит поддерживать людей, которые не только убивают своих врагов, но вскрывают их тела и съедают их внутренности на глазах у публики и под камеры».

В.В.Путин.

Если заглянуть в «Дневник писателя» Федор Михалыча — ровно то же самое будет и там.

Да, это одна из самых удивительных вещей для русской культуры — умение и любовь западного человека к тому, чтобы сотрудничать с химически чистыми зверями, тонко управляя ими и играя на противоречиях их дикарских интересов.

Русские не могут этого понять. Не могут понять, как можно использовать зверство и хаос в свою пользу.

У русских никогда не было внешнего колониализма и дипломатического макиавеллизма.

Символ русской политики в этом смысле — 1848 год, искреннее желание Николая помогать австрийскому императору и спасать его от революции.

Идея, что австрийский император — конкурент, а революция в чужом доме выгодна, — не умещается в голове что Николая, что Брежнева (никакой радости не испытывавшего по поводу 1968 года), что Путина.

Ну а уж натравливать на конкурента людей с чулками на головах, как в Афганистане в 1979-м или в Сирии сейчас…

В общем, много есть того, по поводу чего я ненавижу собственное правительство, но в этом вопросе я — чугунный патриот.

Вот, пришли либералы и закричали: как! А разве СССР не поддерживал тех, тех и этих?

Поддерживал. Среди друзей СССР было много диктаторов, и в том числе страшных (один Менгисту Хайле Мариам чего стоит, не нужно даже Бокассы или Чаушеску).

Но.

Во-первых, это всегда были именно централизованные диктатуры, то есть «стабильность», а вовсе не летучий бандитский хаос. Речь идет именно о неумении и нежелании русских иметь дело с «творческим хаосом» в политике, а не о какой-то их зашкаливающей доброте (впрочем, русская политика всегда была добрее и гуманнее английской в той степени, в какой слон или медведь добрее или гуманнее пираньи).

Кроме того, обязательным условием советской внешней политики была прогрессивная — хотя бы теоретически, на уровне публичного намерения, — миссия любой союзной власти. Любой американский президент с удовольствием имел и имеет дело с саудитами, представления которых о мире, несомненно, включали в себя изничтожение у себя дома всего, сколько-нибудь похожего на американские порядки. Напротив, друзья СССР должны были воспроизводить или хотя бы делать вид, что воспроизводят у себя дома советскую картину мира — частью которой, если кто-то забыл, было не только насилие, но и право женщины на работу и на развод, всеобщее образование, хотя бы самое базовое медицинское обеспечение и отделение государства от норм общинной или религиозной морали.

Ну и наконец. Обязательным условием зависимости от больших западных держав всегда был неэквивалентный обмен и экономическая эксплуатация. Рабочий или обыватель в Англии или Америке по определению жил лучше и имел больше прав, чем его коллега в Индии или латинской банановой республике. Напротив, зависимость любой страны от Российской Империи, Советского Союза или Российской Федерации — это всегда бесконечный поток денег, технологий, специалистов, невозвратных долгов и политических прав, направляемых из Москвы — туда, а вовсе не наоборот. Поляк в Российской Империи, грузин в СССР или чеченец в Российской Федерации жил и живет лучше, и имеет больше прав и возможностей, нежели житель Рязанской или Владимирской области.

Как-то так, милые либералы.

Фейсбук Дмитрия Ольшанского

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня