Мнения

Дивный новый мозг

Станислав Кувалдин: западные ученые хотят подвергнуть приверженцев радикальных идеологий психологической корректировке

  
1083

Есть род новостей, от которых одновременно хочется и отмахнуться, и прислушаться к ним как можно внимательней. Так бывает, если речь идет о чем-то кажущемся интимным — например, о мире мыслей и убеждений.

Однако именно об интимности этого процесса сейчас предлагается задуматься. Исследователь мозга из Оксфордского университета Кэтлин Тэйлор поделилась своими мыслями на тему того, что некоторые радикальные идеологии и неодобряемые обществом обычаи можно считать родом психических расстройств, которые вскоре можно будет корректировать и устранять. Изучение принципов функционирования мозга сейчас достигло столь серьезных успехов, что технически подобная корректировка может оказаться доступной уже в обозримом будущем.

Существует довольно распространенный пункт обвинения в адрес современной фармацевтической индустрии и медицины — как только открывается препарат, способный воздействовать на какое-то человеческое свойство, немедленно появляется новый «синдром» или «болезнь», которую требуется лечить именно при помощи этого препарата. Именно так, по мнению скептиков, появился такой диагноз как синдром пониженного внимания и ряд других «модных» недугов. Подобные подозрения могут говорить о жажде наживы китов фарминдустрии и странных особенностях сплава научного прогресса и стремления к прибыли. Но, в общем, это всегда было не более чем поводом для раздражения или общей критики капитализма. Однако сейчас, если верить Кэтлин Тэйлор, знание о мозге создает перспективу воздействия на те или иные формы убеждений. А значит, можно разделить убеждения на те, которые можно считать «здоровыми», и все остальные, которые могут быть объявлены патологией, требующей исправления.

Тэйлор при этом ставит вопрос ребром — она высказывает сомнение в том, что приверженность, например, радикальному исламу может считаться выбором, сделанным по доброй воле, а значит, это патологическое воздействие на человека, которое должно быть исправлено — исправлено, надо заметить, другими людьми, владеющими более совершенными инструментами воздействия. Впрочем, необязательно даже разбираться в том, насколько тот ли иной человек свободен в своем выборе.

Тэйлор приводит другой критерий — «Нет сомнений, что в нашем обществе распространены убеждения, которые приносят до черта ущерба, которые действительно наносят вред». Здесь, по ее мнению, можно не ограничивать внимание на радикальных культах, но например, посмотреть на то, что многие люди считают вполне нормальным бить своих детей. Поскольку физическое наказание детей сейчас многими осуждается, а определить, кому это наносит вред, не составляет труда (если наказывать детей считается недопустимым, значит, дети терпят при наказании ущерб), то в будущем отступившие от общепринятой нормы родители в каких-то случаях тоже могут быть отданы на попечение новой медицины.

Мы привыкли рассуждать об ужасах радикального ислама и той безрадостной для многих картине мира, которую он считает своим идеалом. В сущности, однако, речь идет о навязывании другим своих представлений о добре и зле, и убеждении в том, что ты обладаешь истиной и набором средств для того, чтобы изменить в соответствии с этой истиной мир. Средства эти известны — проповедь для внимающих и меч или плеть для непокорных. Однако и меч, и слова проповеди — это лишь грубый способ «достучаться» до человека, чтобы заставить его принять «благие» решения.

Освобождением от чего-то подобного всегда считалась сила разума. И сейчас разумное познание мира дошло до той степени, когда мы можем примерно определить, какая сфера мозга отвечает за неустраивающие нас убеждения, а, значит, можем и откорректировать их напрямую без помощи столь несовершенных инструментов, как древняя книга или орудия убийства.

Для этого, впрочем, надо обладать техническими знаниями, а также убеждениями в том, что точно представляешь, где в этом мире добро, а где зло. Для науки, в том числе науки о сознании, это будет ново. Несколько десятков лет назад в США, например, считалось вполне допустимым экспериментально проводить лоботомию гомосексуалистам. А главной угрозой миру тогда считался коммунизм, исповедующие такие убеждения люди также могли считаться в каком-то смысле больными. Сейчас появляется убеждение, что очень нехорошо пороть детей. А миру и нашему спокойствию угрожает радикальный ислам.

Нарисованная Тэйлор перспектива антиутопии впечатляет. Впрочем, на полях надо заметить. Пока неизвестны никакие детали описываемых ею техник. А место, где Тэйлор поделилась своими размышлениями — книжный фестиваль в британском городе Хэй-он-Вай. Тэйлор — не только ученый, но и успешный популяризатор нейронауки и представляла на фестивале свою книгу «Превосходство мозга» (Brain Supremacy). И, надо сказать, ее слова действительно влияют на убеждения и поступки. Книгу, по крайней мере, точно хочется купить и прочитать.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня