Мнения

Разговор с читателем

Виктор Милитарев о комментариях под своими колонками

  
959

По своему базовому самоощущению я человек скорее устный, чем письменный. Писать регулярно начал довольно поздно, лет в 40−45. До этого было всего несколько публикаций и несколько рукописей «в столе». Зато экспертно-политический клуб вел под разными названиями почти 20 лет, до 2008 года, когда надоело. И естественно, что с таким характером более-менее регулярно публиковаться я начал не в бумажной прессе, а в интернете. Даже мои полторы книжки, в сущности, представляют собой перепечатку избранных интернет-публикаций. Понятно, что через несколько лет после того, как я освоил профессию интернет-журналиста, я увлекся блогами и соцсетями. Тот же ЖЖ, к примеру, веду уже лет 10.

Так что я человек, привычный к диалогу. Поэтому я обычно внимательно читаю все комментарии к своим публикациям. И часто по ЖЖшно-фейсбучной привычке я на эти комментарии отвечал. Несколько раз я даже писал специальные статьи, являющиеся развернутым ответом на каменты к моим предыдущим текстам.

Так что и сейчас, когда я веду колонку на «Свободной прессе», у меня временами возникает желание ответить на каменты моих читателей. Правда, реализовать это желание оказалось для меня довольно трудным. Уж больно злобно-идиотские каменты приходят на мои тексты. Я даже ни разу не смог себя уговорить ответить на комментарии непосредственно под статьей.

Нет, время от времени, конечно, попадаются вполне вменяемые комментарии независимо от того, хвалят меня в них или ругают. Но похвала обычно сформулирована так, что кроме как «спасибо» и не ответишь. А негативные комментарии такие, что, либо сразу не ответишь, либо цензурно ответить довольно трудно.

Мне из них особо запомнились два. Один, в котором, в ответ на мой тезис о том, что Османская империя отменяла крепостное право на завоеванных территориях, привели пример того, как жителей одного города турки массой обратили в рабство. А в другом комментарии в ответ на мои традиционные «сетования коренного москвича» про то, как в последнее время стало неудобно жить в центре, какой-то новый москвич родом из Сургута написал, что «это же естественно, что в центре больших городов могут позволить себе жить только состоятельные люди». Так что, мол, если не нравится, так и можете сменить квартиру.

Так вот. На первый камент отвечать надо по-хорошему очень долго, а на второй почти невозможно ответить без мата. Но при этом оба этих камента представляют собой, на мой взгляд, примеры недосягаемой высоты мыслительного совершенства по сравнению с подавляющим большинством остальных полученных мною комментариев.

Особенно запали мне в душу комментарии на колонку про взаимоотношения русских царей с крестьянством и на колонку про кафедру теологии в МИФИ. Первые - несокрушимой уверенностью их авторов в том, что для того, чтобы хорошо разбираться в отечественной истории, достаточно прочесть 20- 30 лет назад учебник для средней школы. А вторые — тем, как уверенность в правоте своей точки зрения начисто отключает мозги даже вполне неглупым людям.

Я даже не говорю о том, что практически все комментаторы, поддерживающие мой основной тезис о том, что династия Романовых проводила антикрестьянскую, а, следовательно, антинародную политику, обязательно добавляют, что «правильно царя расстреляли» и прибавляют к этому, что «попов тоже правильно расстреливали». А те, кто не разделяет моего основного тезиса, аргументируют: «Кто тебе позволил, Милитарев, твоими грязными ручонками, которыми ты задницу подтираешь, касаться Священных Особ Русских Царей», а также утверждают, что смысл моей статьи — «кощунственное оправдание расстрела Государя и Царской Семьи, подло приуроченное к 400-летнему юбилею воцарения дома Романовых».

Но это ладно. Это дурацкие издержки современной российской партийности. Но вот то, что авторы этих комментариев практически статью не обсуждают, а исключительно злобно бьются по поводу личности Николая II, меня искренне огорчает.

Но и это бы ничего. Но вот самые «вкусные» каменты меня просто потрясли. Пять комментариев, судя по всему, трех разных авторов, обсуждают, какой я идиот, потому что я утверждаю, что закрепощение крестьян произошло при Екатерине. Тогда как всем известно, что оно произошло гораздо раньше. Дальше комментаторы расходятся. Один пишет, что в XVII, другой, что в XVI, а третий и прямо-таки в XV веке.

А как же! Ведь они точно помнят, что что-то такое в учебнике школьном читали. А то, что я пишу, что при царях династии Ивана Калиты крепостного права не было, а вместо него была поместная система, это им по фигу. Равно как и то, что при ранних Романовых крепостное право существовало де-юре, но в значительной мере отсутствовало де-факто. Я имею в виду не то, что мои комментаторы со мной категорически не согласны. Им именно по фигу. То есть они просто игнорируют мои утверждения, не вступая с ними в спор.

Ну и схожую точку зрения защищает единственный комментатор, в котором можно опознать профессионального историка. Он возражает мне, говоря, что при Екатерине помещикам было подарено не более миллиона крестьян, гораздо меньше, чем при Павле. И что, следовательно, мое утверждение о «самой масштабной приватизации» абсолютно несостоятельно. И что отцом развитого крепостного права является не Екатерина, а Петр I, который в законе о наследовании дворянских земель окончательно приравнял поместья и вотчины. Ну, хоть одно возражение, в котором виден профессионал. И, как и полагается историку-профессионалу, он и отвечает мне профессионально — то есть приписывает мне то, чего я не говорил, и торжественно опровергает этот не мой тезис. Да еще добавляет, что «мол, каждому школьнику, в отличие от уважаемого автора…».

Но я же говорю о масштабной приватизации не в том смысле, что Екатерина превратила государственных крестьян в частновладельческих. А в том, что она частновладельческих сделала рабами. Да и дворянские земли по-настоящему частными стали именно благодаря «Жалованной грамоте».

К этой группе комментаторов примыкает еще один. Он пишет о том, какой Милитарев болван, если имеет глупость сравнивать путинскую шайку с Екатериной Великой. А ведь вроде бы умный человек этот комментатор. Раз понял то, чего я не писал, но имел в виду. Что екатерининское порабощение крестьян очень похоже на ельцинские залоговые аукционы. И как екатерининская приватизация заложила бомбу замедленного действия под тогдашнюю российскую государственность, так и ельцинская приватизация заложила такую же бомбу под государственность нынешнюю.

Так вот. Мой оппонент достаточно тонок, чтобы понять эту мою невысказанную мысль, но возражает мне буквально следующим образом. Типа — как можно сравнивать великую, а, следовательно, хорошую Екатерину, с ничтожным, а, следовательно, плохим Путиным? Не говоря уже о том, что приватизацию провел не Путин, а Ельцин, я совершенно не способен понять, откуда мой оппонент узнал, что Екатерина была великой? А, следовательно, хорошей? Неужели и это — дурное влияние романовско-советских учебников для средней школы?

Большая группа комментаторов, независимо друг от друга, в ответ на мой тезис, что Петр совершенно зря «прорубал окно в Европу», то есть включал Россию в мировой рынок на правах полуколонии, упорно пытаются меня понять как противника заимствования из Европы науки и техники. Это, как говорится, доставляет.

Еще один комментатор пишет, что я очевидный идиот, поскольку только идиот способен вообразить, что Иван Грозный мог позаимствовать политические институты у «грязных вонючих турок». Которые, к тому же, известны своими бесчинствами и злодеяниями против славян. Тем более что Грозный был образованнейшим человеком своего времени.

Мало того, что мой оппонент в упор не видит прогрозненский характер моего текста. Ведь именно Ивана Грозного я и восхваляю и привожу как положительный пример пронародной прокрестьянской политики в противовес политике Романовых. Так главное, что мой обвинитель просто в упор не слышит моего тезиса о том, что ранняя Османская империя была развитым социальным государством, на которое оглядывались и которому завидовали и на Востоке, и на Западе. Я понимаю, если бы мой оппонент спорил с этим моим тезисом или спрашивал, откуда Милитарев мог вообразить такую чушь. Нет. Он просто игнорирует этот мой тезис и исходит из известной ему «истинной правды».

Ну и королем всех комментариев к этой колонке является тезис о том, что к «моменту русского завоевания Польша и Литва уже были свободными странами, отменившими крепостное право». А крепостное право к ним принесли на своих штыках русские оккупанты. Тут, как говорится, без комментариев. Промытые мОзги не комментируем.

Ну и, наконец, для справки. Все факты отечественной истории я брал из двухтомной «Истории России» Сергея Нефедова. На мой взгляд, сегодня Сергей Александрович лучший русский историк. Так что можете прочесть две тысячи страниц этой книги, и, возможно, тогда нам спорить будет гораздо легче.

Впрочем, на фоне антиклерикальных каментов под колонкой про кафедру теологии в МИФИ, комментаторы статьи про Романовых кажутся весьма доброжелательными и глубоко интеллектуальными людьми.

В своем тексте я написал, что готов допустить, что ректор МИФИ тиран и самодур, но при этом написал, что я не понимаю, каким образом пусть даже справедливые претензии к ректору могут являться основанием для негодования по поводу существования кафедры теологии и требования ее закрытия.

Не будучи, однако, уверенным в том, что обвинения в адрес ректора соответствуют действительности, я написал, что ситуацию в МИФИ знаю плохо. Таким образом, я попытался продемонстрировать логическую независимость вопроса о характере правления ректора и вопроса собственно о кафедре.

Так вот, четыре или пять комментаторов написали с торжеством — Милитарев сам признается, что плохо знает ситуацию в МИФИ. Так какого же хрена он о ней пишет?

Еще я сказал, что не считаю нужным метать бисер перед свиньями и вступать в философскую дискуссию о взаимоотношениях науки и религии.

Четыре или пять комментаторов торжествующе написали, что Милитарев трусит с ними дискутировать. Ну что я могу сказать…

Впрочем, для тех, кто забанен в Гугле, могу порекомендовать книжки Пиамы Павловны Гайденко и переведенные на русский язык книжки немецкого философа Петера Козловского. Там вопрос о неразрывной связи современной науки с ее христианскими корнями разбирается довольно подробно. И, кстати, те, кто в теме, знают, что за пределами христианского культурного круга, включая в него и Россию, большие физики и математики почти не родятся. По сей день.

Еще весьма порадовали комментарии о том, что у нас «религия отделена от государства», и никому не позволено внедрять в государственный ВУЗ религиозные предметы. Да еще и оплачивать их из госбюджета. Дальше обычно добавляется в этаком американском духе — «я не желаю, чтобы на мои налоги и т. д., и т. п.»

Во-первых, теология не является религиозной, а является светской дисциплиной, по которой давно утвержден государственный образовательный стандарт. И, кстати, преподается эта теология уже давно в десятках ВУЗов.

Теперь о государственном финансировании и «моих налогах». Да, МИФИ финансируется из госбюджета. То есть на средства налогоплательщиков. А что преподавать в МИФИ, решает ученый совет. Или мои оппоненты возражают не только против элементарной терпимости, но и против минимальной университетской автономии и самоуправления?

Другое дело, если действительно выяснится, что ректор — тиран и самодур, но тогда и вопрос будет о ректоре, а не о кафедре. И вполне возможно, что при новом ректоре ученый совет кафедру отменит. Или не отменит. Это вообще-то дело ученого совета. А не налогоплательщиков.

Ну и, наконец, королевский комментарий. Мой оппонент соглашается со мной, что кафедра теологии в МИФИ — это всего лишь безобидный факультатив культурологического толка. И завершает мысль. «Так на хрена же вы кафедру теологии создали? Создали бы кафедру культурологии. И пусть бы студенты ходили на нее слушать факультативы. А кафедре теологии в физическом университете нет места! Поскольку религия с наукой несовместимы!»

Кажется, именно это и называется «биться головой об стенку». В интернете даже специальное пожелание на эту тему есть — «аффтар, убейся ап стенку!». Боюсь, что ничего более хорошего пожелать моим оппонентам у меня не получится.

Впрочем, они не менее добры, чем я. Один вообще написал, раз Милитарев нас в статье нехорошими словами обзывает, так его счастье, что он живет в своей Москве, а я, автор комментария, совсем в другом городе. А то бы я ему точно за обзывания накостылял.

Вот такие они добрые, наши антиклерикалы. В заключение напомню еще одну интернет-мудрость — «аноним хуже …». А мои оппоненты не имеют обыкновения подписывать свои замечательные комментарии. Так что, уважаемые господа, вступая с вами в дискуссию, я оказываю вам большую честь.

Фото ИТАР-ТАСС/ Григорий Тамбулов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня