Мнения

Бич нашего времени

Вадим Левенталь об умении подменять главное второстепенным

  
3516

В продолжающемся уже два года споре с Мизулиной — с коллективной Мизулиной прежде всего, но и с конкретной тоже, разумеется, — есть еще и такой логический ход: ну хорошо, допустим, вы правы. Допустим, что действительно существует пропаганда гомосексуализма. Допустим, что существуют жертвы этой пропаганды — люди, которые под ее влиянием стали гомосексуалистами, а без нее были бы счастливыми натуралами. Допустим даже, что гомосексуализм грех, и хотя бы только поэтому с ним нужно бороться.

Но правда ли, что это первоочередная задача общества, его самая насущная проблема — не в масштабе даже вообще всей общественной жизни, включающей экономику, безопасность, внутреннюю и внешнюю политику, etc, а вот хотя бы только в отношении политики семьи и детства? Мизулина ведь возглавляет в Государственной Думе профильный комитет — по вопросам семьи, женщин и детей.

Сколько человек пострадало от пропаганды гомосексуализма? Подозреваю, что такой статистики нет, но можно ведь предположить. Говорят, гомосексуалистов около 2−3% всех людей. Ну хорошо, накинем вдвое, чтобы не дай бог не ошибиться. Допустим, в России их 6%. Допустим, далее, что каждый второй из них не природный гомосексуалист, а жертва пропаганды, это значит, что 3% населения пострадали. Если все это так, то это, конечно, ужасно.

Однако вот другая цифра: 78% детей в российских семьях подвергаются психологическому и физическому насилию. (Есть еще и другая цифра: примерно каждую вторую женщину бьет ее собственный муж — но сосредоточимся в рамках данного рассуждения на первой цифре, чтобы не растекаться по древу.)

Я заранее прошу прощения за дурную аналогию, но считайте это риторическим преувеличением: в больнице лежат сто человек, семьдесят восемь из них умирают от туберкулеза и трое — от квирмиелита, и при этом персонал больницы всю свою энергию направляет на то, чтобы спасти этих троих, кричит на всех углах о том, что квирмиелит — это бич нашего времени, а про туберкулез молчит, как в рот набрав воды. (Что квирмиелита, возможно, вовсе не существует, а этих троих, очень может быть, записали в больные по ошибке, — это мы, напомню, в рамках настоящего рассуждения договорились считать несущественным.)

Впрочем, возможно, я зря извиняюсь за преувеличение. На самом деле проблема насилия над детьми (далеко не только сексуального насилия, и даже, может статься, не в первую очередь его — опять же, в силу сравнительной распространенности явлений) — имеет прямое отношение к вопросу жизни и смерти. Та же статистика говорит, что дети ― жертвы насилия в семье в семь раз чаще употребляют алкоголь и наркотики, у них в десять раз больше суицидальных попыток, и семь из десяти таких детей хоть раз убегали из дома. Не говоря уже о проблемах психологического характера — очевидно, что ночные кошмары, недовольство собой, депрессии и т. д. — все это никак не может работать на увеличение продолжительности жизни.

Ярким светлым днем на улице мама орет на расплакавшегося ребенка, лепит ему подзатыльник, трясет за плечи: заткнись!

По телевизору в прайм-тайм молодой папаша веско говорит, что детей, да, надо иногда бить, чтобы их правильно воспитать.

Учительница в школе советует родителям наказывать ребенка, чтобы он лучше учился.

Все это, согласитесь, не гей-парад и не фестиваль тематического кино, — это реальность, которая нас окружает ежедневно. У нас это нормально.

В то время как наука психология давно уже строго доказала, что бить ребенка, наказывать ребенка, демонстрировать ребенку свое презрение — это лучшие способы вырастить фрустрированного, невротичного, психологически нездорового человека. Но как раз к психологии у нас принято относиться с иронией. Рассуждают по-другому: дед бил моего отца, отец бил меня, и нормально жили, так что буду-ка я тоже своего сына бить. Это традиция.

Чудовищная, вредная, губительная традиция, от которой, добавлю от себя, необходимо избавляться, как избавились же мы когда-то от человеческих жертвоприношений, рабства или, например, от традиции выдавать маленьких девочек замуж.

Нет, я не сторонник ювенальной юстиции — хотя бы потому, что любой психолог вам скажет, что с родными родителями ребенку в любом случае лучше, чем в детском доме. Закон предусматривает возможность изъятия ребенка из семьи в случае прямой угрозы его жизни и здоровью — и этого закона вполне достаточно.

К добру нужно привлекать добром, — написано в «Докторе Живаго». Единственный, на мой взгляд, способ бороться с этим злом — это депутату Мизулиной исполнять свои прямые обязанности. Как? Просвещением.

Например, можно было бы настоять на создании на Первом канале телепередачи, в которой грамотные психологи объясняли бы, как нужно и как не нужно воспитывать детей. Вся страна открыв рот смотрит, как лечит людей в прямом эфире Елена Малышева, так почему бы подобной милой женщине не рассказывать людям, почему именно ребенка нельзя бить, почему именно на ребенка нельзя кричать, почему вообще строгость в общении с детьми недопустима. Рассказывать, как можно и нужно с ребенком договариваться, убеждать его лаской и честностью. Есть даже кандидатура на роль такой ведущей — это Екатерина Мурашова, автор нескольких блистательных книг по детской психологии.

Депутат Мизулина могла бы лично ездить по стране и, пользуясь своим авторитетом, убеждать родителей отказываться от насилия. Собирать людей в ДК, сельсоветах, на площадях, не знаю — и рассказывать, рассказывать, рассказывать.

Ничего этого нет. В огромном большинстве случаев психологических проблем у детей наши медицинские учреждения предпочитают диагностировать соматическую инвалидность. Ребенка бьют, унижают, наказывают — ребенок к трем годам демонстрирует все признаки расстройства психики — ребенку «ставят» инвалидность и отправляют в школу для умственно отсталых. Это критический, хотя и не редкий случай. Но если ребенку повезло, и ему удалось несмотря ни на что социализироваться, — все же человек на всю жизнь остается с целым букетом неврозов.

Но, разумеется, куда проще и комфортнее сидеть в Москве и штамповать законы против гомосексуалистов, выступать по каждому утюгу с критикой гомосексуалистов, быть в должности «зав по нравственности». Абстрактной, вообще, ни к чему не обязывающей нравственности. Это так просто. Это не требует много времени и сил. И не скажешь же, что ничего не делаем: вот, пожалуйста, с гомосексуализмом боремся. Гомосексуализм — бич нашего времени.

На снимке: депутат фракции «Справедливая Россия», председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина на пленарном заседании Государственной Думы РФ.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня