Мнения

Те, кто считает голоса

Денис Гуцко о нарушениях на выборах в ростовское Заксобрание

  
834

Моё дебютное членство в участковой избирательной комиссии прошло как по писанному. В буквальном смысле: всё по букве закона. Даже о готовящейся отправке бригады с выносными урнами для домашнего голосования комиссию и наблюдателей оповещали заранее и предлагали желающим наблюдателям поучаствовать (наблюдателей было примерно поровну: независимые и «посажённые», но последние ходить с урнами по домам не рвались). Подведение итогов начали, как полагается, с подсчёта незадействованных бюллетеней, а подсчитав, гасили — директор школы, застегнув пиджак и поправив галстук, пилил углы пачек садовой пилой. Считали на виду у наблюдателей. Все контрольные суммы сошлись, все подписи были проставлены. «Единая Россия» получила 51,7 процентов, КПРФ — 17,6.

Но так красиво и гладко, как на моём УИК 1725, было далеко не везде. Судя по тому, что успели задокументировать гражданские волонтёры до сегодняшнего дня, когда истёк срок для подачи жалоб — ростовские выборы прошли под знаком творческого беспредела. О нападении на участок и похищении списков избирателей после неудавшегося вброса бюллетеней я уже рассказывал. Эффектно, но уж слишком экзотично. Для понимания избирательной канители, раз за разом заканчивающейся триумфом единороссов, куда полезней ознакомиться с её рутиной.

Денис Дубров, УИК 1949:

— При подсчёте по списку избирателей результаты не оглашались. Увеличенная форма протокола, УФП, по мере установления итогов голосования не заполнялась. Заполнение происходило «задом наперёд», то есть, первыми итогами голосования, зафиксированными в УФП, были количество голосов за кандидатов/партии. Используя эти данные и данные о числе бюллетеней в переносных ящиках, были вычислены (а не подсчитаны по спискам избирателей и другими способами) остальные строки (за исключением строк, касающихся открепительных удостоверений). Имеются фотографии наполовину заполненных «не с того конца» УФП.

При подписании итогового протокола мной была сделана отметка о наличии у меня особого мнения. Увидев это, член комиссии с правом решающего голоса Пешкова Наталья Анатольевна вырвала у меня протокол, не позволив в нём расписаться. После этого протокол был полностью переписан.

Анастасия Вербоватая, УИК 2011:

— Увеличенная форма протокола при установлении итогов не велась, было заполнено лишь четыре строчки: число полученных комиссией бюллетеней, и три из строчек, касающихся открепительных удостоверений. Итоговый протокол составлялся не по мере установления результатов, а после завершения подсчёта бюллетеней, в отдельном помещении, председателем, заместителем председателя и секретарем комиссии в отсутствие других членов комиссии и наблюдателей. При изготовлении копий протоколов подписи членов УИК закрывались листом бумаги, несмотря на мои возражения, которые я высказывала дважды — председателю и секретарю комиссии. Мне отвечали, что «это конфиденциальная информация».

Сирануш Мошиян, УИК 1948:

— Подсчёт бюллетеней, выданных по списку избирателей, не вёлся. Соответственно, и результаты этого подсчёта не оглашались. Книги списка избирателей были унесены во время подсчёта неиспользованных бюллетеней. Увеличенная форма протокола не велась вовсе, единственное число, которое было в ней записано — число полученных комиссией бюллетеней. Она не была заполнена даже постфактум. Число бюллетеней в переносных ящиках для голосования подсчитывалось, однако вскрытию переносных ящиков не предшествовало объявление числа избирателей, проголосовавших с помощью этого ящика. Сравнение числа бюллетеней в переносных ящиках с числом заявлений, содержащих отметку о получении избирателем бюллетеня, также не проводилось.

Ясное дело, на многих участках результат «Единой России» перевалил за 75%. Кое-где — прямо при наблюдателях, а кого стесняться-то — пришлось даже переписывать итоговый протокол в сторону уменьшения ключевого показателя (количество отданных за Едро голосов как-то вдруг превысило количество проголосовавших бюллетеней).

В перечисленных выше типичных нарушениях особенно впечатляет их топорность. На общем фоне режиссёрской оригинальностью выделяется отключение света на участке сразу после вскрытия урн. И вывалившиеся в лужу по дороге в ТИК проголосовавшие бюллетени — лужа была большая, все бюллетени пришли в негодность. Незамысловатость исполнения, впрочем, легко объяснима. На рейтинг великой партии в Ростове трудились не стреляные бригады под руководством дорогостоящих виртуозов (было б из-за чего морочиться, выборы-то — в областное Заксобрание), а местные, возможно даже, бесплатные кадры. С увеличением числа независимых наблюдателей вылез на свет божий многолетний стиль работы УИКов. Они всегда ВОТ ТАК проводили выборы, по-другому они не умеют. А тут какие-то наблюдатели, да ещё в члены комиссии начальники допустили незнамо кого, вот прямо с улицы. И как прикажете работать? Самые громкие и нелепые провалы: откровенная подгонка результатов, нарушение порядка подсчёта, насильственное изъятие списков избирателей у независимых членов комиссии, препятствование подсчёту проголосовавших по этим спискам, — всё это симптомы не столько злого умысла, сколько полного неумения его осуществить. Впрочем, всё равно ведь прикроют, и всем всё сойдёт с рук. Так почему бы не порезвиться.

Моё первое впечатление от погружения в механику выборов — впечатление новичка с не пристрелянным, но и не замыленным глазом, такое.

Сама процедура проведения выборов настолько сложна и трудоёмка, что — уверен — в большинстве случаев не нужно даже давления и подкупа. Далеко не все, кто добровольно-принудительно оказывается в статусе председателя УИК, его заместителя и секретаря, способны вызубрить закон — тем более способны физически обеспечить его соблюдение, как правило, в течение суток, а то и дольше, если что-то пошло не так при подсчёте. Не всем дано справиться с этой хреновой тучей цифр, которые должны ещё каким-то там особым манером «сойтись» в контрольных суммах. Куда проще нарисовать нужные циферки, а всё остальное подогнать. Беспредел на участке не всегда признак продажности, но часто — невысокого IQ председателя комиссии.

С той же проблемой — дефицитом кадров — сталкиваются и те, кто следит за криворукими фальсификаторами со стороны гражданского общества. У гражданских волонтёров не хватает не только знатоков, способных консультировать и координировать, анализировать и документировать, не хватает квалифицированных полевых игроков — рядовых наблюдателей и членов комиссий, умеющих и нарушение засечь, и в мелочах не увязнуть. К примеру, на моём участке наблюдатели весь день скрупулёзно считали входящих и выходящих, но при подведении итогов никто из них не потребовал хотя бы выборочно продемонстрировать бюллетени из пачек лидировавших партий, чтобы удостовериться, что туда не подкинули чужих голосов. К тому же наиболее продвинутые гражданские кадры — полагаю, не без участия компетентных органов — на время выборов, от греха подальше, были из города удалены: координатора ростовского отделения движения «Гражданин наблюдатель» Алёну Рудько прямо накануне выборов работодатель неожиданно отправил в дальнюю командировку. Из-за нехватки людей обработка свидетельских показаний с избирательных участков неизбежно затягивается, что даёт время умельцам из ТИКов всё подчистить и замести следы. Да и тема для прессы стремительно протухает.

При этом вся эта нелёгкая работа, все эти бодания с вертикалью не могут закончиться обращением в суд ни при каком раскладе. Закон написан хитро: с требованием пересмотра результатов выборов обращаться в суд могут только кандидаты и партии. Притом основания для пересмотра результатов голосования суд признает только в том случае, если удастся задокументировать нарушения более чем на 25% участков. Коллективные обращения партий не предусмотрены. Всё, что могут беспартийные граждане — обратиться в прокуратуру с просьбой рассмотреть действия конкретных нарушителей закона «О выборах». Возможно, кого-то из них даже отстранят от руководства или членства в избирательных комиссиях. Самых неумелых. Хотя и это — вряд ли. Вдруг на место покладистых криворучек придут те, кто в силах проводить выборы без подтасовок и скандалов, как по писанному. Кому это нужно?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Салин

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Константин Блохин
Константин Блохин

Поздравляю авторитетное и уважаемое издание. Сотни тысяч читателей обращаются к «Свободной прессе» потому, что на ее страницах всегда можно найти ответы на злободневные вопросы жизни в России и мире. Глубокая аналитика, неангажированный взгляд на вещи — признак хорошего интеллектуального вкуса и стиля «Свободной прессы». 10 лет — итог и начало! Так держать, «Свободная пресса»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня