Мнения

Россия голосующая

Александр Филиппов о результатах недавних выборов

  
1266

8 сентября, помимо эксперимента в Москве, голосования в изобилии проводились по всей Руси великой: работали около 40 тысяч избирательных участков (на общенациональных выборах их открывают примерно сто тысяч). За пределами МКАД граждане избирали 7 губернаторов и 8 мэров административных центров субъектов Федерации, депутатов 16 законодательных собраний и 12 представительных органов местного самоуправления региональных столиц. В общем и целом власть получила на этих электоральных мероприятиях то, что хотела. Значит ли это, что голосования не выявили никаких проблем? Разумеется, нет.

Содержательные комментарии к этим электоральным мероприятиям опубликовали Григорий Голосов, Александр Кынев, Аркадий Любарев и Андрей Максимов. Однако некоторые нюансы следует, на наш взгляд, уточнить и дополнить.

Губернаторские выборы прошли с подавляющим преимуществом действующих руководителей, набравших от 63,41% (Виктор Зимин в Хакасии) до 79,84% голосов (Роман Копин на Чукотке). Средний результат — 72,23%. Даже «варяги», появившиеся в подвластных регионах лишь в канун назначения выборов (москвичка Светлана Орлова во Владимирской области и житель Якутии Константин Ильковский в Забайкальском крае) получили 74,73% и 71,63% голосов соответственно. В отличие от прошлой осени, когда кандидат-коммунист Вадим Потомский наказал брянского губернатора за чрезмерное увлечение административным ресурсом, добившись в областном суде отмены его регистрации (Николаю Денину пришлось восстанавливаться через Верховный суд), ныне никаких неприятных для власти инцидентов не было. Губернаторы продемонстрировали тот же средний результат (было 72,1%) при формально возросшей конкуренции: среднее число кандидатов в 2013 составило 4,43 кандидата, в 2012 было 3,2.

Решающую роль в этой идиллии (а когда результаты голосования не зависят от настроений избирателей, разве это не идиллия, господа?) играет, разумеется, муниципальный фильтр. Как установили Александр Кынев, Аркадий Любарев и Андрей Максимов, проанализировавшие представленные в избиркомы подписи муниципальных депутатов, все зарегистрированные кандидаты, от какой бы партии они не выдвигались, предоставляли подписи, в том числе, от единороссов. Таким образом, с помощью муниципального фильтра губернаторы имеют счастливую возможность сами выбирать себе конкурентов — нежелательным соперникам подписей от единороссов не получить. Достоинством этой технологии является её непубличность: партиям можно деликатно советовать, каких кандидатов выдвигать, а каких не стоит, и лишь в крайних случаях приходится отказывать в регистрации самых упорным и непонятливым. На этих выборах такими упрямцами оказались, например, бывший заместитель прежнего губернатора Забайкалья Алексей Кошелев (выдвинут «Гражданской платформой»), депутат Верховного Совета Хакасии Олег Иванов (выдвинут РПР-ПАРНАС), владимирский «олигарх» Александр Филиппов (выдвинут «Гражданской платформой»), миллиардер Глеб Фетисов (в Подмосковье.

На выборах мэров власть выступила гораздо хуже. В двух случаях из восьми победу праздновали конкуренты: Евгений Ройзман в Екатеринбурге и Галина Ширшина в Петрозаводске. Победа живой достопримечательности столицы Урала была почти предрешена, все (довольно слабенькие) шансы кандидата ЕР Якова Силина были связаны с надеждами на то, что протестные голоса будут перехвачены у Ройзмана другими популярными политиками (прежде всего депутатом Госдумы от «Справедливой России» Александром Бурковым). Но успех доселе неизвестной директора издательского дома «Губерния» стал неожиданностью даже в самом Петрозаводске. Суть первого комментария председателя избиркома, прозвучавшего в ночь с 8 на 9 сентября, может быть изложена одним словом: «недосмотрели».

Недосмотр, бесспорно, был. Мэру Николаю Левину, конечно, следовало бы обратить внимание на то, что избирательный фонд беспартийной Ширшиной — третий по размеру среди участников кампании, да и задуматься: кто помогает скромному кандидату психологических наук? Ведь не на сбережения же с зарплаты заведующей кафедрой ныне закрытой педагогической академии она ведёт свою кампанию. Если уж планы на переизбрание пришлось строить на устранении конкурентов, то надо было не останавливаться на полпути и снимать не только депутата ЗС Карелии от «Яблока"директора школы Эмилию Слабунову. Но у недосмотра были и политические корни: конфликт с новым губернатором Александром Худилайненом превратил мэра, человека из команды Сергея Катанандова (правившего Карелией в 1998—2010 гг.), в уязвимую фигуру.

В среднем кандидаты власти (действующие мэры и единоросс Яков Силин) набрали 49,78% голосов (рекорд поставил Николай Булакин в Абакане — 81,79%). Сохранить свои посты действующим мэрам помогла система относительного большинства; при использовании же мажоритарной системы трём градоначальникам (Юрию Бобрышеву (38,56%) в Великом Новгороде, Александру Гусеву (43,62%) в Воронеже и Евгению Шулепову (48,28%) в Вологде) пришлось бы бороться с конкурентами во втором туре. Применялось и традиционное оружие власти — не допускать к выборам опасных соперников. Так, только в Великом Новгороде отказ в регистрации получили сразу два депутата областной думы: Леонид Дорошев и Дмитрий Игнатов (оба — самовыдвиженцы).

Заслуживают внимания кампании во Владивостоке и Вологде. В Приморье легендарный Виктор Черепков (депутат краевого совета в 1990—1993 гг., мэр краевой столицы в 1993—1994 и 1996−1998 гг., депутат Государственной Думы в 2000—2007 гг., почётный гражданин Владивостока) занял второе место с 18,9% голосов. Замечательный для другого политика результат вряд ли обрадовал семидесятиоднолетнего капитана первого ранга в отставке. Это, видимо, были последние для него выборы. А в Вологде состоялось неожиданное возвращение в политику Александра Лукичёва. Известный в прошлом демократ (депутат горсовета в 1990—1993 гг., депутат Совета самоуправления Вологды в 1996—2000, председатель городской думы в 2000—2007 гг.) в 2009 году был лишён мандата депутата ЗС области на основании решения суда, признавшего политика виновным в растрате целых 22 тысяч казённых рублей в 2004 году. Как оказалось, этот приговор вовсе не опозорил Лукичёва в глазах избирателей: 23,44% голосов и второе место. Лукичёв уже был членом шести партий; на эти выборы его выдвинула седьмая — «Гражданская платформа». Говорят, семёрка — счастливое число.

Осенью 2012 года выборы мэров проводились только в двух региональных столицах, причём одна из них — Кемерово, где градоначальник набрал 90,99% голосов (видимо, из скромности не доведя дело до 99,90%). Поэтому сопоставить нынешние и прошлогодние результаты у нас не получится.

Результаты голосования по пропорциональной системе на выборах депутатов региональных ЗС приведены в таблице 1.

Всего были выдвинуты 306 списков кандидатов, но в бюллетенях оказались только 268. Тем не менее поставлен рекорд многопартийности — в среднем 16,75 списка на регион (прошлой осенью было 13,17).

Проведенный избиркомами отсев составил 12,4%. Для сравнения — прошлой осенью отказы в заверении и регистрации получили только 2,4% выдвинутых списков (если бы таким стахановским темпом росли урожаи или удои…). Своеобразным «парламентским иммунитетом» пользовались списки партий, заседающих в Госдуме. Столь же неприкосновенными оказались списки партий, играющих роль спойлеров для оппозиции: Коммунистической партии за социальную справедливость (давняя мечта технологов — партия с аббревиатурой КПСС), «Коммунистов России» (развитие знаменитой Партии коммунистов Петербурга и Ленобласти, клеймящей позором социал-предателей из КПРФ), «Гражданской позиции». По отношению к ним порой проявлялись чудеса снисходительности.

Так, во Владимире «Коммунисты России» принесли список на заверение за два часа до окончания приёма документов на регистрацию. Разумеется, за эти два часа у партии никак не могло появиться комплекта документов, требуемых законом для регистрации, в частности, финансового отчета, который можно составить только после, во-первых, заверения списка, во-вторых, регистрации финансового уполномоченного и, в-третьих, открытия в Сбербанке счета избирательного фонда. Поэтому комиссия отказала «Коммунистам России» в регистрации. После жалобы партии в ЦИК РФ избирком отменил своё постановление и принял постановление об отказе в заверении списка, а затем и его отменил. «Коммунисты России» были зарегистрированы и в итоге отняли у КПРФ 0,74% голосов.

Но никакого снисхождения не приходилось ожидать партиям и кандидатам, которые могли стать реальными конкурентами. В той же самой Владимирской области кандидат в анкете указал, что образование имеет среднее специальное, а документ представил о среднем профессиональном. Не всякий филолог ощутит разницу — но избирательная комиссия сочла её достаточной для отказа в регистрации.

Подобные изыски понадобились потому, что закон освободил партии и выдвинутых партиями кандидатов от сбора подписей. Подписи комиссии браковали любые и без всякого труда (Мосгоризбирком в 2009 году признал недействительным даже автограф самого кандидата в подписном листе). Теперь же приходится проявлять изобретательность. Так, чтобы не допустить до выборов Ярославской областной думы список «Гражданской платформы» во главе с арестованным экс-мэром Ярославля Евгением Урлашовым, понадобилась настоящая оперативная комбинация. Избирательная комиссия затянула регистрацию уполномоченного представителя партии по финансовым вопросам, Натальи Семёновой, до последнего установленного законом дня — и в тот же самый день её вызвали в полицию на допрос. В итоге счёт в Сбербанке не был открыт (сделать это может только зарегистрированный уполномоченный), и партия получила отказ в регистрации за несоздание избирательного фонда.

«Единая Россия» победила во всех 16 регионах, набрав в среднем 54,15% голосов (прошлой осенью было 60,93%). При этом в Чеченской Республике и Кемеровской области ЕР получила около 86% голосов. Без учёта этих электоральных аномалий средний результат ЕР составит 47,6% - ощутимо ниже прошлогоднего.

КПРФ заняла второе место в 14 регионах (в парламенте Чечни и облсовете Кузбасса коммунистов вновь не будет — всего 0,19% и 2,58% соответственно), набрав в среднем 12,59% голосов (прошлой осенью было 12,64%).

ЛДПР преодолела заградительный барьер в 11 субъектах Федерации со средним результатом 7,73% голосов (в прошлом году было 5,3%).

СР получила фракции в 9 законодательных собраниях, показав средний результат 6,88% (год назад было 5,24%).

«Гражданская платформа», впервые принимавшая участие в выборах, преодолела барьер в Калмыкии (третье место и 9,37%) и Иркутской области (четвёртое место и 8,51%), средний результат — 3,52%.

«Патриоты России» получили также две фракции — в той же Калмыкии (5,77%) и в Чечне (5,07%), средний результат — 1,96% (прошлой осенью было 6,77%, но тогда список партии во главе с двукратным олимпийским чемпионом и депутатом Госдумы в 2000—2007 гг. Арсеном Фадзоевым был вторым на выборах парламента Северной Осетии, собрав 26,57%).

Четыре партии преодолели барьер каждая в одном регионе: РПР-ПАРНАС в Ярославской области (оказавшись своего рода преемником списка «Гражданской платформы), «Родина» в Архангельской области, Партия пенсионеров за справедливость в Смоленской области и «Коммунисты России» в Хакасии. Отметим, что лидер списка радикалов Денис Бразаускас одновременно баллотировался на пост главы республики — и в депутаты Красноярского горсовета (420 км от Абакана).

Всего, таким образом, по пропорциональной системе получили мандаты 10 общероссийских партий — отечественный рекорд многопартийности.

При сопоставлении итогов нынешних и прошлогодних голосований прежде всего бросается в глаза снижение результата ЕР. Электоральные мероприятия прошлой осени не имели никакой связи с настроениями избирателей. Они, можно сказать, демонстративно им противоречили. По данным опросов, рейтинг ЕР осенью 2012 года был повсеместно ниже уровня и декабря 2011 г., и 2007−2008 гг. (когда состоялись предыдущие выборы в тех же регионах). Но разве социологи смеют что-то указывать власти? И 14 октября 2012 г. ЕР получила результат сразу на 11% лучше, чем на федеральных выборах, и в большинстве регионов лучше, чем в 2007—2008 гг. Ныне же результат партии близок к итогам выборов-2011. Можно сказать, что настроения избирателей в нём всё же отражены — хотя качество зеркала оставляет желать многого.

Три парламентские партии выступили лучше, чем год назад, хотя и слабее, чем в 2011. Возросшее число списков в бюллетенях отразилось на их результатах сильнее, чем на ЕР: ведь на голоса партии власти новые участники и не претендуют. Порой участие непарламентских партий и откровенных спойлеров оказывалось для ЛДПР и СР фатальным. Так, в Калмыкии, где «Патриоты России» (во многом благодаря тому, что список возглавил бывший региональный лидер ЕР Баатр Ванькаев) получили 5,77%, ЛДПР набрала лишь 2,6%. В той же республике СР получила 4,53%, а Партия пенсионеров за справедливость и партия «За справедливость!» — 1,21% и 0,56% соответственно. В Ивановской области СР набрала 4,39% голосов, а Партия пенсионеров за справедливость и партия «За справедливость!» — 1,5% и 0,92%. Вместе с тем говорить о «кризисе системных партий» и «тектонических сдвигах», по крайней мере, преждевременно.

Наиболее заметно выросла доля голосов, отданных за партии, не преодолевшие барьер: с 14,86% в прошлом году до 18,01% (а если отбросить аномальные Чечню и Кузбасс, то даже до 22,73%). Григорий Голосов справедливо отмечает, что именно этот индикатор показывает сценарий Кремля на будущие федеральные выборы: распыление голосов позволяет ЕР выигрывать большинство мандатов по пропорциональной системе, получая лишь около 40%.

Отдельной строкой надо поздравить организаторов выборов в Кузбассе с замечательным достижением: Кемеровская область превзошла Чеченскую Республику по доле голосов, отданных за «Единую Россию» (86,21% и 85,94% соответственно). Мечты сбываются!

Итоги голосований по пропорциональной системе на выборах депутатов городских дум и советов региональных столиц представлены в таблице 2.

Были зарегистрированы в среднем 16,58 списка на город (прошлой осенью было ровно 9).

ЕР заняла первое место в голосовании по спискам во всех 12 городах, получив средний результат 43,75% (год назад было 49,48%). Максимум достигнут в Кызыле (73,09%), минимум — в Великом Новгороде (27,56%). Но в 800 км от Кызыла (по автодорогам), в Красноярске, партия не добилась большинства в горсовете: из 36 мандатов (18 по спискам, 18 по округам) у ЕР лишь 12, в то время как у «Патриотов России» — 14. Успех ПР обеспечен альянсом с авторитетным Анатолием Быковым, возглавившим КРО партии.

КПРФ преодолела барьер во всех 12 городах, заняв второе место в 8 из них; средний результат — 13,4% (прошлой осенью — 17,11%). ЛДПР получает фракции в 10 городах со средним результатом 8,15% (в 2012 — 6,85%), СР — в 9 со средним результатом 9,42% (в прошлом году — 11,45%).

Три партии преодолели пятипроцентный барьер каждая в двух городах: «Гражданская платформа» в Якутске и Екатеринбурге (средний результат 6,38%; партия получит мандат также в горсовете Белгорода), «Родина» в Майкопе и Архангельске (средний результат 2,48%), Партия пенсионеров за справедливость — в Белгороде и Екатеринбурге (средний результат 6,39%).

Три партии преодолели барьер каждая в одном городе: «Яблоко» в Великом Новгороде (средний результат 3,8%), «Патриоты России», как уже упоминалось, в Красноярске (средний результат 3,68%), Коммунистическая партия за социальную справедливость — в Волгограде (средний результат — 2,38%). Список КПСС не содержит ни одного волгоградца, так что даже интересно, кто из москвичей поедет теперь в город-герой заседать в гордуме.

Всего преодолели барьер 11 общероссийских партий (год назад — только 7). Если же учесть, что Белгороде выборы горсовета проводятся без заградительного барьера и места получают все партии, набравшие квоту (число действительных бюллетеней, деленное на число мандатов), то всего мандаты получают представители 13 партий — опять же рекорд многопартийности.

Как и на выборах ЗС, выросло число голосов, отданных за непрошедшие списки — 18,48% (прошлой осенью было 15,36%).

В целом можно отметить, что, как и результаты голосований по выборам ЗС, итоги городских выборов стали заметно ближе к настроениям избирателей, фиксируемым опросами.

На муниципальных выборах за пределами региональных столиц традиционно общественное внимание привлекают все случаи поражения власти и/или ЕР — прежде всего потому, что их мало. В Московской области мэром города Зарайска и главой Лотошинского района избраны коммунисты — главный инженер ООО «Зарайский хлебокомбинат» Виктор Павлов и главный специалист по культуре поселения Лотошино Елена Долгасова (отметим, хотя и невежливо говорить о возрасте дамы, что новой главе района всего 31 год). На выборах главы Турочакского района Республики Алтай и действующего главу, самовыдвиженца Николая Болтухина, и кандидата от ЕР депутата райсовета Елену Субботину победила самовыдвиженка нотариус Елена Унучакова (победительнице тоже 31 год). В Хабаровском крае поссорившийся с ЕР действующий глава города Амурска Борис Редькин, баллотируясь как самовыдвиженец, победил кандидата ЕР зампредседателя горсовета Наталью Рогову. На выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в голосовании по спискам первые места заняли: в городе Коряжма Архангельской области — партия «Родина», в Новодвинске той же области — ЛДПР, в Партизанске Приморского края — КПРФ, в Кош-Агачском районе Республики Алтай — «Справедливая Россия», в Углегорском районе Сахалинской области — «Партия дела» (список возглавлял поссорившийся с ЕР глава района Александр Фомин).

Два слова о модной теме — о противопоставлении отсталых электоральных технологий власти и прогрессивных методов оппозиции. Оно страдает сильным преувеличением — трудно не заметить, что информационная кампания против Алексея Навального велась прежде всего в социальных сетях, затем в блогах и лишь на закуску в оффлайновых СМИ. Но как бы ни было комментаторам приятно рассуждать об архаичной власти и постиндустриальной оппозиции, всё же не стоит забывать: технологии не самоцель, а средство достижения цели, и применять каждую из них следует вовремя и к месту. Методам политического использования Интернета и мобильной связи функционеры и активисты ЕР вполне могут поучить и самих комментаторов, и тех, кто учил комментаторов. Но зачем попу гармонь, когда у него колокола есть?

Дают ли итоги голосований 8 сентября основания утверждать, будто «стратегия власти потерпела крах», будто «проект Кремля полностью провалился», будто они «подтвердили прогнозы тех, кто говорил — они могут стать переломными в политической истории страны»? Думается, приведённые выше факты достаточно ясно свидетельствуют — нет. Напомним, что 8 сентября работали 40 тысяч избирательных участков. Неудачи в двух региональных столицах и 9 муниципальных образованиях меньшего ранга на такие громкие оценки никак не тянут. В общем и целом власть получила то, что хотела.

Значит ли это, что выборы не выявили никаких проблем? Разумеется, нет. У всех свои проблемы, у кого суп жидок, у кого жемчуг мелок. Серьёзную проблему заметил бывший глава Главного управления внутренней политики Администрации Президента РФ Константин Костин, отметивший, что выдвинутый год назад возглавляемым им Фондом развития гражданского общества прогноз о том, что «высшей лиге» (парламентским партиям) реальную конкуренцию составит некая «первая лига» сбывается очень медленно. Учитывая биографию г-на Костина и статус ФРГО, прогноз следовало бы назвать скорее планом. Действительно, сценарий выигрыша на федеральных выборах большинства мандатов по спискам при получении примерно 40% голосов требует, чтобы за непрошедшие списки голосовали примерно 20%. Причитающиеся этим голосам мандаты оборачиваются премией победителям. Но распыления 20% и более голосов нельзя с гарантией добиться простым предъявлением избирателю множества партий.

Напомним, что в 1993 году при 13 списках «в премию» ушли 12,94% голосов (из них 4,22% - «против всех»), в 1995-м при 43 списках — 49,5% (из них 2,77% - «против всех»), в 1999-м при 26 списках — 18,63% (из них 3,3% - «против всех»), в 2003-м при 23 списках — 29,35% (из них 4,7% - «против всех»). Партии, получающие доли процента, мало что значат, даже если их полтора десятка. Главным образом распыляют голоса партии, борющиеся за преодоление барьера, но безуспешно. Больше 3%, но меньше 5% голосов в 1995-м набрали 6 списков — и они отправили «в премию» 25,07% голосов, в то время как остальные 33 — менее 20%. В 1999-м таких списков не было, а в 2003-м было четыре, и при общем сокращении числа партий «премия» выросла сразу на 11%.

Поэтому для уверенности в успехе сценария с распылением голосов желательно иметь пул партий «первой лиги», совсем чуть-чуть не добирающих до 5% голосов. Но такие партии должны на региональных выборах преодолевать барьер примерно в трети регионов. А преодолевая барьер, они получают мандаты, которые, между прочим, нужны «Единой России». Долгосрочный, с прицелом на 2016 год, интерес объективно вступает в противоречие с интересом текущего момента. Чтобы их гармонично соединить, нужно высокое искусство. Есть над чем работать.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Антон Новодережкин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня