Мнения

Немного о карательной психиатрии

Олег Козырев о судьбе узника Болотной Михаила Косенко

  
1507

Силовики с помощью суда хотят упечь политзаключенного Косенко на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу. Сделать это невозможно без врачей, которые захотят поставить такой диагноз.

Так сложилось, что никто из советских коллег таких психиатров не был в свое время наказан за то, что абсолютно здоровых людей они отправляли за решетку.

В России, к сожалению, долгая история злоупотреблений врачами клятвой Гиппократа.

Еще в царские времена прибегали к использованию психушки для борьбы с инакомыслием. Выдающийся российский писатель, философ Петр Чаадаев был в свое время признан царской охранкой невменяемым. А дабы было совсем неповадно, невменяемой объявили и знакомую Чаадаева — Панову, которая помогала в распространении его публицистики.

В советское время такие злоупотребления были поставлены на поток.

Недобрую славу получила Казанская психиатрическая больница, в которую потоком направляли осужденных по 58 УК РСФСР и ст. 54 УК УССР — политзаключенных. За тридцать лет с 1940 по 1970 годы в ее палатах умерло 1802 пациента, из них как минимум 470 были политзаключенными.

Формальное обоснование для госпитализации дала «Инструкция по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность», появившаяся в 1961 году.

Объявление инакомыслящих невменяемыми позволяло отправлять их за решетку без суда и следствия. Надо осознавать, что заключенных в психбольницах не просто держали за решеткой. Применялись пытки, заключенных обкалывали лекарствами, в том числе и теми, что вызывали жуткую боль. Делались инъекции сульфозина — он вызывал сильнейшую боль в мышцах, заключенных накачивали нейролептиками. Кроме того, санитары часто могли просто избить пациента больницы, не говоря уж о том, чтобы связать, держать в голоде и холоде. Очень рекомендую почитать воспоминания Валерии Новодворской — она подробно описывает все, что делали с ней в психиатрической лечебнице.

Ну и надо ли говорить, что сама угроза помещения в психлечебницу являлась серьезным фактором давления на человека, который, может, еще и мог бы как-то допустить для себя тюрьму, но то, что его будут считать невменяемым — могло стать средством, после которого можно и сломаться.

Многие выдающиеся диссиденты советского периода прошли через такие жернова. Среди самых известных жертв карательной психиатрии - Иосиф Бродский, Владимир Буковский, Ольга Иофе, Егор Летов, Наталья Горбаневская, Валерия Новодворская и многие другие.

Многие помнят знаменитую демонстрацию в момент ввода советских войск в Чехословакию — демонстрацию на Красной площади «За вашу и нашу свободу». Но мало кто знает, что одного из участников этой демонстрации так сильно избили, что выбили почти все зубы. Это был Файнберг. Из-за политрезонанса его не могли в таком виде показать на суде всему миру. Решение было найдено быстро — Ленинградская спецпсихбольница. Наталье Горбаневской, участвовавшей в той демонстрации, был состряпан диагноз «вялотекущая шизофрения». Надо сказать, что именно этот диагноз — изобретение советских психиатров и использовался чаще всего против инакомыслящих.

Важнейшее дело сделала Московская хельсинская группа, которая начала систематизировать подобные факты и составлять отчеты о них. Была создана рабочая группа по исследованию использования психиатрии в политических целях.

Врач-психиатр Анатолий Корягин проводил обследования тех, кто был объявлен психически ненормальным и давал независимые заключения по ним. Комиссией была проведена огромная работа по проверке условий содержания заключенных, по сбору имен и фактов. Опубликованная комиссией информация вызвала большой резонанс в зарубежном медицинском сообществе и вынудила советскую машину подавления снизить обороты репрессий руками психиатров. Одним из руководителей этой группы был Александр Подрабинек — автор книги, которую обязаны знать все — «Карательная медицина».

Все члены рабочей группы были репрессированы.

Генеральная Ассамблея Всемирной психиатрической ассоциации приняла резолюцию о присвоении Корягину статуса персонального почётного члена Всемирной психиатрической ассоциации за «проявление в борьбе с извращённым использованием психиатрии в немедицинских целях профессиональной сознательности, мужества и преданности долгу».

История не ограничивалась только политическим использованием психиатрии. Были случаи насильственного помещения в психушку жен, родных высокопоставленных чиновников, или просто людей с деньгами, по каким-то причинам хотевших избавиться от родственника.

Довольно активно психиатрию применяют для борьбы с религиозными меньшинствами в России.

Медицинское освидетельствование и экспертиза на предмет вменяемости, как правило, проводились в научно-исследовательских институтах: в Центральном НИИ судебной психиатрии им. В.П. Сербского в Москве, Научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева в Ленинграде, психоневрологических институтах Минздрава УССР в Харькове и Одессе и пр.

Главными «экспертами» карательной психиатрии являлись доктор медицинских наук, профессор Д.Р. Лунц, А.В. Снежневский, Г. В. Морозов и другие.

Если вы думаете, что хоть кто-нибудь из них, либо их наследие было как либо осуждено — ошибаетесь. Вот один факт. В начале девяностых директор Центра Сербского Татьяна Дмитриева принесла было извинения за злоупотребления в советский период. Однако уже в 2001 году в своей книге «Альянс права и милосердия» уже писала, что злоупотреблений в СССР было не больше, чем на Западе.

По книгам и медпособиям многих из этих «героев» до сих пор учатся российские психиатры.

Как бы мне хотелось завершить все советским периодом, но, увы.

В 2005 году чебоксарский правозащитник Альберт Имендаев — оппонент по избирательной кампании президента Чувашии Федорова — был помещен в психбольницу ровно на срок, когда можно было выдвинуться и зарегистрироваться кандидатом, после чего был отпущен. Там же в Чебоксарах отправили насильно в психушку одного из депутатов, часто писавших о коррупции — Игоря Молякова.

Артема Басырова упекли за решетку психбольницы накануне Марша несогласных (2007 год).

В принципе без открытия всех архивов и тотального увольнения из медицины всех тех, кто использует белые халаты для подавления инакомыслия — история будет повторяться вновь и вновь. Врачи закрытых медучреждений быстро могу вспомнить, чем они занимались в советские годы, если на то будет запрос в путинское время.

Посмотрим, какое решение суд примет по делу Косенко.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня