Мнения

По следам одного опроса

Константин Крылов: кто такой «интеллектуал» в современной России?

  
1499

Где-то в декабре — точнее я не помню даты — мне сказали, что на сайте Colta.ru выбирают самого влиятельного интеллектуала России. На сайт я зашёл, такой опрос там действительно проводился. Но поскольку мне в тот момент было как-то не до того, отслеживать результаты я не стал.

А тут я случайно наткнулся на обсуждение итогов. Которые, оказывается, общественность не устраивают. Так как первое место в опросе занял Навальный, а второе, о ужас — Просвирнин. А всякие рукопожатые люди типа Познера, Акунина и Ходорковского оттеснены на низ (впрочем, и там затесался один нерукопожатый — то есть ваш покорный слуга: я тоже, оказывается, затесался в десятку). И вообще — что это за интеллектуалы такие и какими интеллектуальными достижениями они нас порадовали?

И я заинтересовался. Нет, не самим пузомерием. И не темой рукопожатости. А последним вопросом: а кого именно у нас считают «интеллектуалами» и почему? Есть ведь что-то, объединяющее Просвирнина, Навального, Ходорковского, Пусси Риот (они тоже туда попали), Пелевина и меня?

Безусловно, об «интеллектуальности» в смысле «умища» речь не идёт. Тогда наверху были бы одни академики — или хотя бы авторы самого интересного русского нон-фикшна. Не идёт речь и о «публичной известности» как таковой. Иначе в список попал бы, например, Перельман, например, который не только математический гений, но и вполне себе публично известен, причём с самой положительной стороны. Не работает в чистом виде критерий «интеллектуал — враг власти и Путина лично»: ни Пелевин, ни Познер таковыми, в общем-то, не являются, а вот Альбац или Латынина в десятку не вошли. Не прокатывает и чистый эпатаж ради эпатажа — иначе лидировали бы Паук-Троицкий, Охлобыстин и Джигурда. Про «раскрученность» и говорить не приходится — кто у нас самый раскрученный, мы знаем,

После некоторых размышлений я пришёл к такой формуле. «Интеллектуалом» в нашем обществе готовы считать человека, новым и интересным образом влияющего на общество, но при этом не обладающего собственным властным/денежным ресурсом (или не прибегающего к нему).

Если изложить то же самое проще. Человек делает что-то новое и интересное, привлекает внимание, заставляет говорить о себе — и при этом у него нет ни денег, ни должности. Заметным плюсом является не просто отсутствие этих двух бонусов, но и их минусовые значения — то есть гонения от властей. Правда, «медийную позицию» — то есть допуск к телевизору, газетным страницам или в издательства — иметь можно. Но с некими ограничениями: говорить и писать нужно либо не то, что все, либо не так, как все.

Вот таких людей у нас и числят «интеллектуалами».

Разумеется, из этого кое-что следует. Ну, например, известная оппозиционность или хотя бы критическая позиция по отношению к власти. Поскольку неиспользование Бабла и Корочек предполагает именно это. Или критерий новизны: не то чтобы человек должен всё время удивлять новыми трюками, нет, но его «идейное предложение» должно отличаться от мейнстрима. И ещё ряд моментов, достаточно очевидных.

Если смотреть с этой точки зрения, то лидерство Навального можно считать абсолютно оправданным. Это человек, умудрившийся поднять на уши всю страну, не будучи ни чиновником, ни богатым человеком, ни «вообще кем-то». При этом уровень новизны в его действиях крайне высок — и идеологическая позиция, и политические технологии Навального явились для многих откровением, в том числе и для тех, кто считал себя профессионалом в этих делах. Но и непрофессионалам это тоже заметно: достаточно было одной только мэрской компании, чтобы впечатлиться.

Примерно то же самое можно сказать о Толоконниковой и Алёхиной. Правда, в их случае государственная раскрутка темы слишком уж заметна и очевидна, что, как мне представляется, и повлияло на результаты голосования.

Или вот Просвирнин. Появление «Спутника и Погрома» для русскоязычного интернета десятых годов стал чем-то вроде появления «Плейбоя» для англоязычного читателя пятидесятых: оба издания работают в жанре «зрелищно, занятно и на хорошем литературном уровне о неприличном». Просто в современной России в категорию неприличного попадает не сексуальная, а национальная проблематика. Однако создавший подобное, конечно же, является — в указанном выше смысле — интеллектуалом. Не будь Навального — быть ему на первом месте.

Очень интересен случай Ходорковского. Если бы он был банальным олигархом с баблом и статусом, то вряд ли он вызвал больше интереса, чем «абрамович с дерипаскою». Простое пребывание в роли невинной (или не невинной — это неважно) жертвы режима тоже ему бы этого не дало. Но Ходорковский в последние годы заставил о себе говорить — и это повлияло.

Остальных я не буду рассматривать подробно. Пелевин, может, и занудил (ибо он всю жизнь пишет одно и то же), но ведь кроме Пелевина «про это» никто не пишет. Быков поднялся за счёт «Гражданина поэта» и «Господина хорошего», Акунин — за счёт обозначенного участия в протестном движении и книжке про русскую историю. Кураев не попал в десятку только потому, что начал свою антимужеложескую кампанию после завершения голосования. И т.п.

Конечно, сыграла определённую роль и мобилизация/немобилизация электората. Я, например, за себя голосовать никого не просил и о самом голосовании у себя ничего не писал (как, скажем, и Галковский, который мог легко набрать лишнюю тысячу голосов, но не стал трудиться). Просвирнин написал — хотя предложил голосовать за Кадырова, но было понятно, что проголосуют в итоге за него. Навальный в дополнительной мобилизации электората не нуждался, так же как и Быков с Акуниным.

В заключение. Интересно сравнить ситуацию в России с традиционным западным представлениям о публичных интеллектуалах.

Разумеется, там это дело поставлено на совершенно другую ногу. Рейтинги составляются не абы кем, а кем надо. Попадание в них почётно и ведёт к существенному повышению статуса и иным ништякам. Критерий отлучённости от власти и материальных ресурсов там незначим — в интеллектуалы может попасть и статусный политик, и миллионер, разбогатевший на каком-то новшестве. Насчёт новизны — тоже: например, часть мест в соответствующих списках зарезервировано за леваками, продолжающими героическую борьбу с «христианской моралью», «мужским шовинизмом», «расизмом», «фашизмом» и прочими стопятьсот лет как побеждёнными и закопанными в землю врагами. Однако в целом западные списки производят впечатление достаточно солидное: по ним можно ориентироваться.

В их списках даже учёные попадаются. Да.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня