Мнения

Украинские журналисты как образец вырождения общества

Всеволод Непогодин об антироссийских агитаторах на Украине

  
3530

Украинский журналист — это существо с менталитетом официанта и умственными способностями посудомойки. Именно эти глупые пешки информационной войны нынче больше всего вносят раздор и сумятицу в украино-российские отношения. Я уже долгое время наблюдаю за различными персоналиями украинского медийного пространства и прихожу к неутешительным выводам. Карманные шавки «незалежной» прессы даже гавкать толком не умеют, зато искренне уверовали в иллюзию собственной земной миссии «нести людям правду».

В украинскую журналистику идут, шли и будут идти от безысходности и бездарности. Нет возможности поступить на факультет прокуратуры? Нет способностей внято излагать чужие мысли (о своих мыслях я даже не заикаюсь!) в устной и письменной форме? Можешь смело идти в редакцию любого украинского издания, где набирают по принципу «тупой и еще тупее», чтобы не дай Бог корреспондент не оказался умнее редактора и не подсидел его с должности, где зарплата на целых пятьдесят долларов больше. Пять лет прослушивания бесполезных лекций на факультете журналистики, и дипломированный тупица готов к началу профессиональной деятельности. На украинских журфаках атмосфера прескверная. Преподают там всякие мужеподобные девицы с ярко выраженными сексуальными девиациями. Пару лет назад я пригласил на свидание одну более-менее симпатичную студентку выпускного курса журфака. Она долго и нудно рассказывала об актуальности творческого метода Бертольда Брехта, потом скатилась в пространные рассуждения о русской словесности, говорила о фонетике и орфоэпии. Тогда как раз вышла «Метель» Владимира Сорокина и я спросил её: «А как ты относишься к прозе Владимира Сорокина?». Ответ меня ошарашил: «Сорокин? А кто это?». И это была самая продвинутая девушка на одесском журфаке. Естественно, после столь вопиющей неосведомленности о состоянии дел в русской прозе наше общение вскоре прекратилось.

Молодых шелкоперов с началом работы каждый редактор начинает переучивать под себя. Естественно, почти каждый редактор недалек умом и не может научить ничему толковому. Так и происходит преемственность поколений в украинской журналистике. С каждым годом трудового стажа чувство собственной важности украинского журналиста метастазирует до невообразимых пределов. Сам собой возникает вопрос: «А с чего вдруг?». Разве вы занимаетесь интересным и увлекательным делом? Конечно, нет! Разве вы получаете достойные деньги за свою работу? Тем более нет! Зато есть редакционное удостоверение, позволяющее бесплатно пройти на какую-нибудь выставку кастрированных пекинесов и узнаваемость во дворе всеми выжившими из ума старушками, находящимися в последней стадии маразма. Эти мающиеся бездельем старушки и составляют костяк аудитории украинского телевидения.

Меня всегда поражала собачья преданность украинских журналистов своим хозяевам. За своих боссов медийные лайки тявкают с остервенением цепных псов, сторожащих дачку от визитов непрошеных гостей. Украинские журналисты пытаются преподнести себя честью и совестью нации, а сами обожают прилюдно унижаться за смехотворно малые деньги, которых хватит разве что на говяжью кость и пластиковую миску.

От когорты украинских журналистов я слышал в свой адрес только упреки в неправильном употреблении мягких знаков и запятых. По существу им мне нечего сказать. И вообще им нечего по жизни сказать миру, но они мучают клавиатуры и насилуют микрофоны своими имитациями мыслительных процессов. Тысячи феерических дураков сидят в украинских редакциях и слагают безликие тексты из десятка заученых штампов — «Донецкие „горняки“ потерпели фиаско», «труженики полей собрали рекордный урожай пшеницы с гектара плодородного полтавского чернозёма», «профсоюз винницкого скотобойного завода собрал подписи трудового коллектива за переименование навозохранилища имени Степана Бандеры в мемориал памяти героев „Небесной сотни“» и прочее, прочее.

Украинский журналист — это совок в самом худшем значении данного термина. У совка мерилом успеха является похвала начальника, похлопывание по плечу от владельца издания (или по ягодицам — в зависимости от сексуальной ориентации инвестора) и грамота от журналистского союза. У прогрессивного человека единственным мерилом успеха являются деньги. Почти все украинские журналисты не считают журналистом Дмитрия Киселева, получающего в месяц как несколько редакций «независимых» украинских СМИ. По моему мнению, Дмитрий Киселев — профи экстра-класса, потому что получает достойное вознаграждение за свой труд, а укрожурики — аматоры, дилетанты и неквалифицированные халтурщики. Зато украинские журналисты обожают пространные разговоры о «профессиональной этике» и «журналистском долге рассказывать людям правду». Что скрывается за этими размытыми формулировками, никто из них не может внятно объяснить.

А я не украинский и не журналист. Я никогда не был в штате никаких украинских СМИ, никогда даже не поступал на факультет журналистики и не подавал заявление на вступление в украинский журналистский союз. Я не знаю, что такое «синхрон»; я никогда не записывал стендапы и не брал интервью. Я русский писатель и публицист с одесской пропиской. Я считаю слово «журналист» оскорбительным. Слово «журналист» стало в Украине синонимом таких слов как «глупец», «блогер», «общественник», «гомосексуалист». Я хочу отгородиться от украинской журналистики километровым рвом, потому что с этими бестолочами я не имею ничего общего!

Страницы автора в социальных сетях: ВКонтакте и Фейсбук.

Фото: Коммерсантъ/Станислав Тихомиров

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня