Непонятый урок истории

Игорь Шнуренко: третья мировая может случится через сто лет после первой

  
4900
Непонятый урок истории

Сто лет назад боснийские сепаратисты убили австрийского наследника престола. Это привело в действие цепь событий, которые отменили тогдашнюю глобализацию и заменили ее всеобщей мобилизацией. И сразу — войной.

«Альтернативные историки» говорят, что кабы не беспокойные боснийцы, никакой войны бы не было. Кабы не сербы, помогавшие им из Белграда, кабы эргерцог Фердинанд поехал другим маршрутом, кабы не солнечная погода, кабы не заминка на мосту, в результате чего мишени предстали перед Гаврилой Принципом как на ладони. И уж конечно, кабы не Россия, пришедшая защитившая сербов в их малоинтересных балканских разборках.

Все эти рассуждения хороши для продаж поп-исторической беллетристики, но мировые войны имеют более глубокие причины, чем погода на Балканах летом 1914 года.

Первая мировая велась за передел мира и не случайно была названа «империалистической». Набравшая силы Германия требовала своего куска колоний, откуда можно выкачивать ресурсы, и рынков сбыта, в то время как старые державы не собирались ничего этого уступать.

Примерно как сейчас, когда на мировую арену вышел мощный Китай, которого в этом качестве никто не ждал, а союзником Китая может стать униженная Россия. Россия, казалось бы, разгромленная без боя в ходе катастрофических реформ, уже списанная со счетов, но не смирившаяся с полуколониальным положением.

А еще есть усиливающийся Иран, в последние десятилетия поставленный в положение страны-изгоя, есть балансирующий на грани модернистской революции и средневековой теократии Ближний и Средний Восток… Есть Латинская Америка, которая в последние годы очень сильно качнулась влево.

Собираются ли уступать, освобождать рынки, договариваться нынешние хозяева Вселенной? Мне кажется, вопрос риторический, в том числе и потому, что хозяева верят в то, что обладают военной, экономической, политической мощью, способной подавить кого угодно. Послушайте последние речи Обамы в Вест-Пойнте и в Нормандии, где он превозносит американскую исключительность и американскую мощь.

Некоторым сдерживающим фактором по инерции служит российское ядерное оружие, но Запад, во-первых, активно развивает систему ПРО, а во-вторых, не верит в то, что Россия применит это оружие.

Европейская история имеет свойство повторяться. Про Первую мировую войну говорили, что «это война, чтобы закончить все войны», после Второй мировой говорили «никогда больше», и вот мы незаметно подошли к порогу Третьей.

Все войны непохожи друг на друга, но интересно, что Третья, в определенном смысле ближе к Первой, чем к Второй.

Художник Николай Рерих точно изображал войну против нацизма как сражение добра со злом, происходящее в горних высях.

А вот Третья, как и Первая — это прежде всего война за передел рынков и ресурсов. И первым фронтом в этой войне, похоже, становится украинский фронт.

В последнее время часто высказывается точка зрения, что Россия не должна себя спровоцировать, что не нужно ввязываться, что это не наш конфликт, и так далее.

С этим нельзя согласиться. Неужели Соединенные Штаты не вмешались бы, начнись у них под боком масштабная гражданская война в Мексике — особенно, если бы, допустим чисто гипотетически, правительства России и Китая оказывали бы помощь, в том числе оружием, новому мексиканскому правительству, которое пришло бы к власти под лозунгом полного разрыва с США?

Я не говорю о посылке армии в степи Украины — есть разные эффективные способы вмешательства, такие, например, как объявление бесполетной зоны над регионами конфликта.

Если Россия не вмешается в украинскую войну, украинская война непременно вмешается в Россию.

Если не отворачиваться от фактов, это уже происходит. Пока это обстрелы российской территории, расстрелы российских журналистов, погромы российского посольства, отделений российских банков и так далее. Можно не сомневаться, что это только начало.

В российских властных структурах, похоже, преобладает точка зрения, что с киевским руководством можно договориться, как это делалось раньше, что можно будет продолжать «бизнес как обычно». Можно откупиться: продолжать скрытые субсидии Украине в сделках по газу, не спешить с введением экономических ограничений после подписания Киевом соглашения с ЕС.

Тогда Запад не объявит санкции, не тронет российские банки, не объявит новые запретные списки.

Но это самообман. Угроза санкций более эффективна, чем сами санкции, потому что вынуждает все время идти на уступки, так что эта угроза теперь с нами надолго.

Подготовка к главному конфликту нашего времени идет полным ходом, а перед этим западный блок сегодня явно хочет максимально ослабить противника.

Ослабить экономическими уступками, сковать трудновыполнимыми и односторонними политическими и военными обязательствами, вынудить предать потенциальных союзников, и так далее.

После начала войны в июне 1941-го нацисты не причинили вреда советским дипломатам, никаких погромов посольства не было. А вот Киев июня 2014-го напоминает что-то средневековое, наподобие Тегерана времен убийства Грибоедова.

Одно это говорит о том, насколько тотальной и жестокой может стать будущая война.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня