Проблемы «Русского Проекта»

Сергей Митрофанов о национальном самоопределении в свете кризиса на Украине

  
2223
Проблемы «Русского Проекта»

Многие читатели, да и писатели тоже, связали возможное «падение Новороссии» с крахом всего «Русского проекта». Сие, конечно, очень трагично! Хотя их можно было бы успокоить: «Ребята, вы сильно поторопились!» Во всяком случае, с толкованием смысла происходящего.

«Многотысячелетняя история России» (как ее охарактеризовал, несколько, правда, преувеличивая, один комментатор), ну, никак не может быть поставлена в зависимость от пусть даже плачевных, на ваш взгляд, результатов локальной гражданской войны. Тем более, в соседнем государстве. Россия и не такое переживала. Она пережила татаро-монгольское иго. Революцию 17 года, падение дома Романовых, простоявшего до того триста лет. Она пережила распад СССР в 91-ом. И все-таки устояла в качестве мировой силы, с которой приходиться считаться. Это факт. И хотя неизвестно, как у России сложится дальше, — с Китаем, с Западом, с Европой, — нас сейчас больше интересуют не трагическое мироощущение некоторых русских, для которого, впрочем, есть основания, (прежде всего, такие, что гинут люди в некогда абсолютно мирном, абсолютно пророссийском подбрюшье, чего раньше там не было никогда и быть не должно, если подумать), а их переживания, боль, связанные с утратой… некоего «Русского Проекта».

Не в том смысле, что «Русский проект» — это химера. В этом нам еще предстоит разобраться. А в том смысле, что если люди в него верят, то он существует ровно в той степени, в какой в него в него верят. А если находятся русские люди, которые испытывают искренние страдания по поводу того, что «Русский проект» может в силу определенных событий и обстоятельств претерпеть катастрофические разрушения, то от этого никак не отмахнуться, Особенно в той части, где речь идет о поражении истинно «русского». С другой стороны, понятие «русского» у них, признаться, опять же скорее интуитивное, чем антропологическое, а некоторые недосказанность и недосформулированность никак не компенсируют внутреннюю противоречивость подобного мировоззрения.

Так, очевидно, что «русский», по их собственным словам, это определенно не ген. И не определённая внешность. Блондин, нос картошкой, — не обязательно руский. Есть прямоносые русские красавцы. Русского невозможно определить ни по крови, ни по месту, ни по паспорту. В паспорте, в анкетах, графа национальность, как известно, у нас отменена. Русский — это самоназвание.

Русский может быть православным, а может и не быть православным, быть, например, атеистом. А если русский примет католичество, потому что ему понравится месса, то перестанет считаться русским? Никто не знает.

Через язык русского тоже не определишь. Русский может хорошо говорить по-русски, а может коверкать слова, как это делают русские, прожившие много лет в эмиграции. И дело даже не в том, что «русских», может быть, нет вообще в природе — в этот момент кто-то обязательно встанет из зала, чтобы непосредственно рукоприкладством опровергнуть эти слова, — а в том, что русский сегодня — это не племя, а скорее, ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ, не сильно преуспевшая в том, чтобы представить рядовым членам свою политическую доктрину. Если честно, то идеологические векторы рядовых членов этой партии явно направлены в разные стороны. Но русские есть исключительно потому, что находятся люди, которые утверждают, что они русские и каким-то образом отделяют себя от других. На том согласимся и пойдем себе дальше…

Нельзя сказать, что бы сами «русские» не понимали глубину этой проблемы.

Собственно, весь такой разговор «о русском» и пошел от бездомности и бесприютности русского этноса и желания снова обрести собственную страну, собственный маркер. «Русская весна» на юго-востоке Украины, по крайней мере, в плане пропаганды началась именно с того, что «партия русских» вдруг решила, что здесь они обретут свою землю обетованную, пусть маленькую, но из которой победным маршем они поведут наступление на Великую Русь, чтобы заново ее отвоевать для себя. «Выскажу личное мнение, — писал в последнее время весьма популярный патриотический публицист Павел Святенков, — кризис на Украине ускоряет строительство национального государства в России».

На самом деле, неизвестно, как обстоит с «ускорением строительства национального государства в России». Ведь построив такое государство, русские попросту развалят Империю, выдернув из нее самую главную скрепу. В силу чего вряд ли этот План может быть поддержан русскими государственникам. И их центром — Кремлем. Но первоначально в присоединении Крыма для многих было действительно нечто завораживающее. Вспомним хотя бы, что оно началось с супердемократической процедуры, про которую давно забыли в Метрополии, — с народного референдума. (Если, конечно, не считать за симметричный демократизм России… — планирование референдума по поводу переименования Волгограда в Сталинград.)

В какой-то альтернативной реальности Крым вообще мог бы стать нашим мятежным Кронштадтом, если бы он затем, после явочного продавливания «права нации на самоопределение», телеграфировал на весь мир демократические принципы своего самоуправления и приверженность принципам прав человека и демократических свобод.

Однако исторически, экономически и социально Крым к этому, конечно, не был готов. Плюс сыграла свою роль нашпигованность региона милитаризированными структурами. И все подытожилось известно чем — исключительно присоединением к Метрополии, которая, не секрет, сильно тормозит в бытовом демократизме.

Наоборот Россия тут же ввела в действие в Крыму все свое самое «строгое» антитеррористическое и антимайданное законодательство, и… разместила Прокуратуру. Меньшинства (татары, Мустафа Джамиль) и несогласные (с новой юрисдикцией) привычно подверглись репрессиям и шельмованию. Обещанного мифом духовного переворота, связанного с Крымом, не произошло. Потому что не Крым пришел в Россию, а Россия пришла в Крым.

Но то же и с «Республикой русских».

Ведь в головах существует несколько «республик русских».

Социалистическая Республика русских Лимонова, Удальцова и Развозжаева, республика болотных революционеров левого толка. Антирублевская честная Республика Мити Ольшанского с разоблачением олигархов. Имперская евразийская Республика Дугина и Кургиняна, да, наверное, и самого Путина. Антизападная, антинатовская, антиамериканская Республика русских, как видно по образам, транслируемым различными комментаторами. Но кто сказал, что не может быть Либеральной Республики русских? Демократической республики русских? Русского Гонконга? Республики, которая вступит в военно-политический союз с Западом? Ведь было время, что Россия дружила с Наполеоном, вступала в Священный Союз и Антанту.

Война, однако, съела все эти Республики. И те, которые нам нравятся, и те, которые нам не вкусу, и те, которые мы ждем. У защитников Новороссии просто не было времени договориться об образе защищаемого, поскольку надо было отстреливаться! Уличные бои в густо населенных мирными жителями городах и разрушения, к которым они привели, вкупе с законами военного времени, органично вытеснили социальный консенсус, сильно подорвав историческую перспективу и моральную состоятельность такого Проекта.

По сумме причин Проект закрывается, оставляя, однако, после себя много горя и послевкусие неясных сожалений. А для кого-то, возможно, надежд.

Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня