Мнения

На внутреннем фронте

Даниил Константинов о борьбе с «инициативщиками»

  
1426
На внутреннем фронте

За дымовой завесой украинской гражданской войны мы перестали различать, что происходит рядом с нами.

Но на внутреннем фронте тоже идут свои битвы: продолжается война государства с собственным обществом, борьба, в которой граждане России вновь и вновь оказываются проигравшими.

В России не стихают политические репрессии. Осуждены на 4,5 года левые Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев, за «организацию массовых беспорядков», которые, если и имели место, то со стороны силовиков. Все об этом знают, но большинство предпочитает отмалчиваться. Политическая расправа осуществляется под аккомпанемент… тишины: никаких выступлений, никаких акций протеста.

Идет новый болотный «процесс четырех», как будто прошлых посадок мало. Но, видимо, и на этом судебная машина не остановится — приговор Удальцову и Развозжаеву оставляет широкий простор для все новых и новых репрессивных мер.

На допрос в ФСБ приглашен Сергей Шаргунов. Ему предъявляют претензии по поводу пересечения границы суверенной Украины. Это вполне может закончиться уголовным делом по факту незаконного пересечения государственной границы. И никого не смутит то, что во внешней политике Шаргунов поддерживает близкие Кремлю проекты, такие как «Русская весна».

Не удивляйтесь. То, что деятели лево-патриотической оппозиции, горячо поддержавшие присоединение Крыма, восстание в Донбассе и на Луганщине, подвергаются прессингу, это не сбой в работе системы, не ошибка, а закономерность. Правящий режим не терпит никакой самостоятельности и самодеятельности, пусть даже в правильно выверенных идеологических рамках. Подлинная граница между «своими» и «чужими» проходит не по линии идеологии, а по психологическим критериям.

Свой — это послушный, управляемый, покорный; чужой — независимый, свободный человек.

В свое время в недрах КГБ родилось такое понятие — «инициативщики». Так называли тех, кто имел склонность к самостоятельной политической и общественной деятельности «без спроса», вне зависимости от того, какие именно инициативы они выдвигали, близкие идеологии «родной» коммунистической партии, или нет.

Инициативщиков не любили, их предупреждали, а потом и наказывали, если они не внимали благоразумным предостережениям.

Карали всех: левых уклонистов, демократов-правозащитников, националистов разных наций. Приверженность к марксизму ничего не гарантировала, а иногда, напротив, служила отягчающим обстоятельством.

Нечто подобное происходит и сейчас. Правящая элита сохранила все те же позднесоветские архетипичные черты поведения.

Им не нужны ни митинги патриотов «за Донбасс», ни пикеты либералов «против». Им не нужна помощь Шаргунова и возвращающихся в Россию добровольцев. Все это «инициативщики», они должны быть предупреждены и наказаны.

Между тем, борьба с инакомыслием приобретает все больший масштаб. Силовики рапортуют о росте числа преступлений экстремистской направленности, ратуют за жесткие меры в борьбе с этим «злом», прежде всего в интернете. Естественно, если приравнять к преступлению любую публичную критику власти, всякий непредвзятый анализ социальных и национальных проблем, то количество «преступлений» будет только расти.

Под шумок борьбы за защиту прав русских за рубежом, народ России лишают последних политических прав. Отменяются прямые выборы мэров городов, практически ликвидирован институт референдума. Избирательное законодательство постоянно подстраивают под конъюнктурные интересы партии власти. Не брезгует «вертикаль» и жестким прессингом в отношении оппозиционных кандидатов (особенно, если они из команды Навального).

Русские националисты, часть которых поддерживает все последние внешнеполитические инициативы Кремля, вообще оказалась вне контекста реальной политики.

Им так и не дали зарегистрировать свои партии, не сумели они и выдвинуть своих кандидатов в Мосгордуму.

Что уж там говорить: даже лояльный последнее время властям Тесак (Марцинкевич), яростно критиковавший «болотную» оппозицию и эпатажно бросавшийся на Навального, неожиданно оказался в тюрьме за несколько комментариев к кинофильмам.

Вот так политические враги на воле, могут оказаться в соседних тюремных казематах.

Думаю, что и русских добровольцев Донбасса (по крайней мере, «инициативщиков») скоро встретят в России с «распростертыми объятиями» сотрудники различных спецслужб. Горький привкус предательства надолго останется у многих на языках.

Возможностей для публичного протеста остается все меньше. Введена уголовная ответственность за неоднократное нарушение правил проведения массовых мероприятий.

Тем самым под удар ставится самый широкий слой активистов, безотносительно к их идеологической и политической принадлежности.

Выступать в интернете тоже становится все опаснее. Очень легко можно оказаться в фокусе внимания Центра «Э».

Судебная власть в России становится все более ручной. Высший Арбитражный Суд — последний оплот хоть какой-то относительной самостоятельности — разгромлен. Никто из независимых, своевольных судей не прошел в новый состав Верховного Суда. Научное сообщество тоже осталось ни с чем: кандидаты в судьи Верховного Суда оказались чужими на этом «празднике правосудия».

Конституционный Суд после недавних изменений в законодательстве стал еще более управляем (хотя это и трудно себе представить).

А «простые смертные» федеральные судьи давно уже подбираются по человеку администрацией президента.

В таких условиях общество не может оставаться лояльным государству.

Я сознательно говорю об обществе, а не о народе, который в массе своей пассивен, легко управляем и охотно жует телевизионную жвачку, подбрасываемую ему кремлевскими пропагандистами.

Усиливающееся давление бюрократии обостряет вековой конфликт государства и общества в России. Внешнеполитические конфликты в такой ситуации приводят, с одной стороны, к патриотическому подъему в массах, а с другой — возрождают в коллективной памяти старый большевистский лозунг «поражения своего отечества».

Чем-то этот внутренний конфликт современной российской оппозиции по украинскому вопросу напоминает ситуацию русско-японской войны, когда патриотическому воодушевлению государственников, противостояло отчуждение радикальных революционеров, ликующих по поводу поражения Русского флота при Цусиме.

Это предельно взрывоопасная ситуация. В отечественной истории за войной не раз следовала революция.

За 1905 приходил 1917.

И ничего хорошего эти исторические параллели нам не сулят.

Но нужно понимать, что причины такого рокового разлома кроются вовсе не в злокозненной прозападности общества (интеллигенции, оппозиции), а в постоянном давлении государства, которое начинает восприниматься, как главный враг гражданина. И этому врагу начинают желать всего самого худшего, вплоть до удушения санкциями и поражения в войне.

Не понимать этого, значит не понимать вообще ничего в разворачивающемся на наших глазах новом круге вековой трагедии нашего народа.

Руководителям государства необходимо осознать, что этот раскол несет в себе гораздо больший разрушительный заряд, чем любые внешнеполитические коллизии.

Пора прекратить войну со своими гражданами, пока не стало слишком поздно.

Даниил Константинов

Следственный изолятор «Матросская тишина»

Передано с адвокатами 29.07.2014 г.

Фото: Геннадий Гуляев/Коммерсантъ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня