Мнения

Санкции на фоне декораций Великой депрессии

Алексей Панин: В условиях экономической войны наименее устойчивыми выглядят позиции Евросоюза

  
6165
Санкции на фоне декораций Великой депрессии

6 августа Владимир Путин подписал указ о запрете импорта отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, присоединившихся к санкциям против России. Это стало первым прямым ответом Москвы на агрессивные действия США, Европы и ряда других стран. Фактически впервые с момента крушения железного занавеса, а может быть и впервые в истории на таком уровне, началась полноценная «санкционная война».

Тем не менее, такая война — изобретение далеко не новое. Более уместно говорить о том, что в режиме реального времени происходит новый виток в истории глобальной конкуренции, усиленный (или даже спровоцированный) двумя обстоятельствами — международной политической конфронтацией и глобализацией. Между тем, пока процесс выглядит обратимым и во многом зависит от взаимной (и это принципиально) политической воли противоборствующих сторон.

Многое о худших перспективах санкционной войны можно понять из опыта Великой депрессии 30-х годов прошлого века. Несмотря на 85-летнюю разницу, между ситуацией в США в 1929 году и общей обстановкой в мире сейчас поразительно много параллелей. Из уже имеющихся декораций кризиса: несовершенство денежной политики — проблема, которую мир за долгие десятилетия так и не смог решить; биржевой пузырь (кратное превышение объемов «бумажной экономики» над стоимостью мирового реального сектора), перегрев экономики кредитными ресурсами. Начавшаяся санкционная война грозит добавить к этим декорациям финальный штрих — кризис перепроизводства на фоне снижающейся покупательной способности населения.

Дело в том, что затяжной режим противостояния неизбежно приведет к серьезному пересмотру экспортно-импортных потоков, прежде всего, между США, ЕС и Россией (азиатско-тихоокеанский регион на этом фоне пока выглядит бенефициаром процесса). Очевидно, что в новых реалиях найдут себя далеко не все, а значит, экономические показатели отдельных корпораций по обе стороны от российской границы неизбежно ухудшатся. В свою очередь, антикризисная политика частных компаний редко обходится без сокращений персонала. На фоне снижающейся экономической активности такие тенденции неизбежно ведут к повышению уровня безработицы: высвобождающемуся персоналу просто некуда устраиваться.

На этом этапе, так порочный круг замыкается: в рамках снизившейся покупательной способности населения производители вынуждены снижать цены, окончательно уничтожая собственные шансы на возвращение в зону прибыльности. На рынках, контролируемых несколькими крупными игроками, наоборот, возможен рост цен, что, как показывает история, не менее губительно. В итоге система начинает воспроизводить сама себя, повторяя такие «порочные круги» неограниченное количество раз.

Безусловно, в масштабах современной экономики для повторения худших сценариев Великой депрессии потребуются потрясения, несопоставимые даже с банкротствами международных банков 2008—2009 годов. Однако и в меньших объемах затяжная война санкций грозит обернуться печальными последствиями для отдельных ее участников.

Как ни парадоксально, наименее устойчивыми выглядят позиции Евросоюза. Разный уровень экономической стабильности в странах ЕС оставляет Брюсселю мало времени и пространства для маневра. В частности, неизвестно, хватит ли Германии и Франции политической воли для спасения «европейской идеи», если к кризисным странам зоны (так называемые PIGS — Португалия, Италия, Греция, Испания) добавятся, например, Польша и прибалтийские страны.

Наблюдатели все чаще обращают внимание и на то, что в условиях украинского кризиса Евросоюз продемонстрировал хроническую неспособность выработать общую внешнеполитическую позицию. Во многом это обусловлено тем, что изначально ЕС развивался по принципу «от экономики к политике», и внешнеполитическая позиция до сих пор вырабатывается, в основном, на уровне национальных правительств. Не обошлось и без США, которые дипломатически давят на отдельные страны (например, Польшу и Чехию) «через голову» Брюсселя. Истеблишмент отдельных стран, объективно неспособных способствовать разрешению украинской проблемы, и вовсе сосредоточился на локальных задачах. Например, вести настолько агрессивную риторику в отношении России, насколько это позволит повысить собственные рейтинги.

Интересам единой Европы в этой схеме места пока не находится. И это, очевидно, большая проблема для Евросоюза, отдельные политики которого (включая британского премьер-министра Дэвида Кэмерона) уже включают вопрос о выходе из ЕС в свою политическую программу.

Кумулятивный эффект международной экономической конфронтации может повлечь самые разрушительные последствия, но нельзя забывать, что декорации украинского кризиса явно имеют рукотворный характер. И факт того, что, наконец, и у России появилась «роль со словами», может внести существенные коррективы в сценарий развернувшейся международной драмы.

Автор — Заместитель директора Центра политической информации.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня