Мнения

Вводная лекция по истории августа

Сергей Митрофанов о «декабристах» 1991 года

  
2506
Вводная лекция по истории августа

-Ребята, давайте поговорим о трех днях в августе…

Ребята: - Чего-чего? Зачем нам это надо? Вы нас каждый год будете мучить этим вашим августом. Чего там вообще было? Ну, три чувака попали под колеса, и из этого крутится великое событие. Но что там великого? С тех пор мы выиграли, вообще-то, две войны — чеченскую и грузинскую, отвоевали назад Крым, встали с колен, показали Обаме зубы… (Класс шумно реагирует на этот образ, рычит, топает ногами и хохочет)

— Понимаю, дети. Надоело. Самому надоело. Тем более что ничего нового в этой истории действительно не прибавляется. Но исторические события тем и характерны, что вот они произошли, застыли в календаре, и от них уже не отвертеться. Куда бы мы ни двинулись по таймлайн снизу вверх, мы обязательно наткнемся на эти три дня. Без них нет нашего сегодня — это простая и ясная истина. И как бы не относиться к тому, что произошло в 1991 году, от этих событий берет начало наше государство.

Точно так же на самом деле получилось и с декабристами.

В моей юности о декабристах говорили не всегда. Были годы — о них не вспоминали вовсе, как будто их, декабристов, никогда и не было. А сначала ведь они нам казались настоящими коммунистами, потому как наша юность протекала, когда характеристика «несгибаемый революционер» была сродни характеристике «настоящий человек», коммунист. Притом «делать революцию» (мировую, в основном) тогда было хорошим тоном, политкорректным воспитанием и поведением.

Потом, в семидесятых, революция потускнела, и декабристы у нас стали каким-то другими. Более лиричными что ли. Как бы несчастными интеллигентами из фильма «Полеты во сне и наяву». Утописты, они постепенно сближались с диссидентами и мечтали о какой-то не очень понятной «звезде пленительного счастья». Естественно, через десять лет их рекрутировали перестройщики и горбачевцы. И декабристы явно повеселели! Затем, однако, бах! В нулевых нового века их с грохотом свергли с пьедестала как пиночетовцев и майдановцев. Обвинили в бузотерстве, разрушающем прекрасное регулярное царское государство. А они ведь оставались при этом все теми же аристократами. В меру героями. В меру предвидящими свое будущее.

Но, дети мои, важно другое.

Если избавиться от политической конъюнктуры, то с памятью о декабристах всегда приходила… одна и та же проблема. Как реформировать авторитарную власть, которая не хочет реформироваться? И что может произойти в результате такого реформирования… снизу? Или не снизу, а сбоку… Поскольку изначально декабристы были совсем не низом, а, в общем-то, представителями самых высших слоев.

И нельзя сказать, что этот вопрос окончательно решен. Каждый раз история выдает его нам в новой редакции. У кого-то такая реформа получается, и она кажется исторически оправданной, а где-то наступает хаос, кровь, террор, распад империи. И тогда люди начинают думать, что менять общество можно только постепенно, через образование…

Когда я учился в институте, некоторые мои товарищи так и говорили: «Вот вступим в партию, сделаем карьеру и будем менять ее изнутри». В культовой книге восьмидесятых — «Обитаемом острове», самым опасным противником системы был член властной корпорации Неизвестных Отцов — некто Странник. Это давало дополнительную мотивацию — вступить в партию, а то и наняться на работу в КГБ. Но зато другой герой — Максим (и с ним наши симпатии) — решается на радикальные перемены.

Единого рецепта на все случаи, таким образом, в жизни нет!

Ждать милостей от перестроившихся тиранов — занятие малоперспективное. Но и менять тиранов — не всегда приносит позитивные плоды. Во Франции, например, казнили короля, и начался невероятный хаос, культ бредового Верховного Существа. Но потом Франция стала передовой демократией, дала миру первую «Декларацию прав человека и гражданина», запустила демократический процесс по крайней мере на пяти континентах. Кроме Антарктиды.

Социалистическая выборная демократия в Чили, наоборот, развалила экономику и была сметена жестокой военной хунтой, которая… наладила экономику. Притом, что та и сама с годами выдохлась и преобразовалась в тривиальное высококонкурентоспособное буржуазное государство. То есть дала нам пример благодетельной хунты, которая, говорят, вдохновляла Егора Гайдара. Так, может быть, стоило подождать и особенно не заморачиваться «жертвами репрессий»?

«Три дня в августе 1991 года» — существенный этап этого большого нескончаемого исторического спора. Именно так к ним и надо относиться!

Тогда, в конце девяностых, «декабристы» в Политбюро — Александр Яковлев (Странник?) и в какой-то мере сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, сплотившись с «декабристами» из центральных СМИ, Егором Яковлевым, Виталием Коротичем и другими, пошли на штурм устаревшей системы власти, кое-как перевалившей седьмой десяток своей эволюции.

Какой у них был план в голове и был ли у них план в голове вообще — понять уже невозможно. Однако к ним присоединился первый народный майдан. (На самом деле, «первый майдан» был не на Украине, на Украине — второй майдан, а в Москве.) Кроме политических клубов, с большим энтузиазмом поддержавших перестройку, в Москву приехали шахтеры и стучали касками на Горбатом мосту. Палатки стояли на Васильевском спуске у гостиницы «Россия». У Моссовета, помнится, тоже возлежал безногий пролетарий — причем весь такой важный и гордый — к нему шли корреспонденты брать интервью, и он, не поднимаясь с грязного асфальта, вещал им хорошим журнальным языком. Уникальный по сути случай в истории России — человек спит на асфальте и учит (а его слышат!) реформе!

И вряд ли нужно удивляться, что образовалось вещество невероятной взрывчатой силы, которое напугало «силы порядка». Если честно, то эти «силы порядка» легко можно понять. Более осторожные, они, очевидно, предвидели распад СССР и воцарение США на пьедестале как единственного мирового гегемона. Именно поэтому 19 августа 1991 года они выступили с целью вернуть ситуацию хотя бы к 1985-ому году. Для чего ввели в Москву танковые колонны и самоназвались Государственным комитетом по чрезвычайному положению — ГКЧП.

Между тем, парадокс заключался в том, что они тоже были «майданцами» и «декабристами»! Но «майданцами» и «декабристами» толкавшими страну не вперед, а назад. Лобовое же столкновение двух «майдан-декабризмов» как инициативных представлений о том, как правильно действовать в условиях глубокого политического кризиса привело к тому, что победил майдан-декабризм № 1, который толкал вперед. Чем бы этот перед не обернулся потом.

Отдельный вопрос — почему проиграла сила, опирающаяся на армию и спецслужбы?

Ему можно посвятить специальную лекцию. Но в двух словах: по той же самой причине, почему не победила армия декабристов в 1825 году. Военной силе не хватило харизмы и легитимности в глазах народа.

И еще потому, что в 1991 году в СССР, еще помнящем о мировой войне, образовалось уникальное состояние умов, не приемлющих гражданскую войну. Так же, как и в 1825 году. Декабристы 1991 года попробовали опереться на армию, которая просто не готова была стрелять в «своих» и которая этого не понимала. Если насилие и могло произойти, то только истерично с глубокой потом общественной травмой и революционным легендированием. Как, собственно, и получилось, когда 12 декабря 1825 года под вечер все-таки ударили картечью, а в 21 августа 1991 году — когда три молодых человека (Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов) по чистой случайности и недоразумению погибли под колесами военных.

Революция поставила памятники и тем и другим. Но, к сожалению, мирное, практически бескровное развитие событий в 1991 году лишь отложило проблему политической модернизации России, которой, очевидно, еще суждено пройти через немалые испытания. И в которой де-факто снято табу на насилие. Впрочем, об этом мы поговорим в следующий раз. А может быть, и почувствуем в следующий раз…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Чумичев и Валерий Христофоров /Фотохроника ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Ярослав Кабаков
Ярослав Кабаков

Поздравляю редакцию портала «Свободная пресса» с десятилетием издания и желаю дальнейшего развития и процветания, сохранения того драйва, с которым вы делаете свою работу. Объективность, оперативность и внимание к деталям — вот как могу охарактеризовать ваш труд, который ежедневно помогает сотням тысяч людей получать актуальную информацию о событиях в России и мире, беспристрастную и профессиональную аналитику. Если и можно говорить о профессиональной журналистике, то только с оглядкой на вас!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня