Мнения / Евромайдан

Брехуны везде одинаковы

Платон Беседин об особенностях информационной войны, журналистской ответственности и горе-патриотах

  
4533
Брехуны везде одинаковы

Недавно в «Свободной прессе» вышел замечательный материал «Майданные брехуны». Замечателен он даже не стилем и аргументированностью — впрочем, политкорректный заголовок говорит о многом — а, прежде всего, демонстрацией той степени глупости и безответственности, с коей ведётся информационная война.

Мысль автора текста сводится к следующему: «Большинство Евромайдана составили выходцы из украинских сёл и периферии. Вся эта никчёмная деревенщина, в принципе не способная к чему-либо конструктивному, посредством революции самоутверждалась, вопя о патриотизме, но теперь отнюдь не рвётся воевать в Донбасс. Позор им!». Идея, конечно, не нова, но почему бы не извлечь её из нафталиновых загашников?

Возможно, автор «брехунов» просто не был на Евромайдане. Ведь любой, кто присутствовал там, согласится, что подавляющее большинство революционных масс составила отнюдь не так называемая деревенщина, а горожане, студенты, рабочие, «креаклы», люди творческие. Неслучайно Евромайдан поддержала едва ли ни вся украинская интеллигенция: от Жадана и Ройтбурда до Бенюка и Вакарчука.

«Коренным горожанам есть чем заняться по вечерам — дети, фильмы, книги, а вот бессемейным приезжим делать было нечего и стали они после работы собираться на площадях и громко кричать, как любят Украину» — пишет автор. Но что делать с теми киевлянами — в том числе, и моими знакомыми, — которые после офисных будней, а подчас и вместо них, шли на Евромайдан, где, сменяя друг друга, отстаивали вечер и ночь? С теми, кто создавал многотысячную толпу в выходные? С теми, кто нёс на себе шины, лекарства, продукты во время попытки начать АТО, когда подступы к Майдану блокировались?

Я лично знаю единицы селян, активно поддерживающих Евромайдан, и сотни офисных сотрудников — работников телевидения, торговли, рекламы, дизайна, — медиков, инженеров, журналистов, редакторов, педагогов, людей других, вполне городских профессий, бредивших его идеалами.

Да, это не отрицает того факта, что ударную силу Евромайдана составили не они, а фашиствующие молодчики, но их первые группировки, пошедшие на Крещение в атаку, состояли преимущественно из горожан с окраин.

Представить Евромайдан этаким шабашем воинствующей деревенщины, безусловно, заманчиво и просто. Но глупо. Ибо это значит минимизировать проблему, превратив национальную эпидемию в локальную хворь.

Евромайдан не был, как пишет автор, «лузганьем семечек, питием дешёвого пива и политическими пересудами в коридорах общежитий». Это была куда более глобальная по масштабу и глубине проблема. Гигантский психологический эксперимент по превращению нормальных, миролюбивых людей, затравленных, задавленных жизнью, в лютующих, готовых убивать монстров, не приемлющих инакомыслие и альтернативную точку зрения как таковые — вот чем стал Евромайдан, начавшийся с благих намерений честных, порядочных людей. И у этого явления запах не деревенского навоза, но чадящих шин, зажигательной смеси и грязных денег.

Иначе не было бы сепарации Крыма и бойни в Донбассе. Всё бы ограничилось столь не любимой автором «балакучестью» и выборами «сельского головы». Но Евромайдан — не деревенский бунт с целью развлечься, а тщательно спланированная и подготовленная вооружённая революция.

Тем страннее представления автора о сельских жителях как об усевшихся у плетня говорунах, которым нечем, кроме как политическими разговорами, заняться. Разве не из деревень и сёл вышли лучшие умы Украины: Сковорода, Шевченко, Франко. Да и современные политики — тут, впрочем, использование дефиниции «лучшие» уже сомнительно — с периферии: Кучма, Ющенко, Тигипко.

Сельские жители, наоборот, всегда были трудолюбивее городских, а то, что у них не было условий для мало-мальски нормального образования, медицины, быта — это вопрос к правительству, уничтожившему наследие Советского Союза (я хорошо вижу это по деревням, где бываю на протяжении нескольких десятков лет). Именно эти преступления режима против своего народа и покрывает своим опусом автор, используя агрессивную, а подчас хамскую риторику, неприемлемую ни для одной из сторон конфликта.

Призванная заклеймить, разнести «майданных брехунов» она вызывает у их противников скорее неловкое чувство досады, точно с пьяным хамом в метро столкнулся, потому что одно из априорных правил войны — уважать соперника, не допуская его недооценки.

«Майданные же брехуны» от прочитанного озлобятся ещё сильнее. Не за правду, а за бездоказательность и хамство подачи, лишний раз убедившись в том, что сражаются они с мерзавцами и глупцами, а, значит, битва того стоит.

Именно эта злоба, отвращение, ненависть толкают их на убийство российских журналистов сегодня. Для чего щадить, если пишут такое? Если ненавидят вот так, без права обжалования?

Подобные материалы лишь удовлетворяют провокационные желания тех, кто жаждет представить российские СМИ инфернальной кузницей, где работают исключительно демоны, поставляющие в дивный украинский Эдем информационное зло, выпестованное в отвращении ко всему украинскому и объединяющее в себе все возможные банальности, штампы и ярлыки.

В информационной войне необходимо быть осторожным; нельзя раскидывать мины, на которых затем погибнут твои же товарищи. Да, развешивать ярлыки, безусловно, денежно и легко, но неизбежно попадаешь в ловушку, ими же созданную: сам превращаешься в набор предопределённых функций, ограничивающий и свободу выбора, и мышление, и волю.

Ситуация с Максимом Кантором, вдруг решившим высказать то, что от него не ждали — тому яркое подтверждение. Критика, мутировавшая в травлю, ни коем образом не портит его репутацию, но лишний раз доказывает, что в матрице распределённых ролей, где, в общем-то, одни и те же люди играют роль почвенников и либералов, русофобов и украинофобов, всё предрешено и расписано, а, значит, предсказуемо и проиграно.

Да, с позицией Кантора можно быть не согласным, но она вызывает уважение, как минимум, своей решимостью вырваться из общего формата. Тем ценнее мнение таких людей, меняющих фокусировку, оптику наблюдения. И тем вреднее — прежде всего, для лагеря, приютившего их — авторы предсказуемых канонад банальностей и штампов. Ибо независимо от политической ориентации — они бесполезны и для себя, и для противников, и для мнимых соратников.

Простой пример. Молодой журналист — условно обозначим его, отдавая дань классическим традициям, N. (впрочем, можно использовать любую нравящуюся вам букву алфавита) — считает себя русским патриотом, частью великой русской культуры, в кою он отчаянно стремится попасть честными и не слишком методами. При этом, ясное дело, обличает ужасы Евромайдана и нового украинского режима. Попутно N. успевает ваять романы, к примеру, о южном городе, где живет и куда, к слову, перебрался из бедного провинциального городка.

Как истинный патриот, он ненавидит «гомосексуалистов и бандеровцев», грозясь разогнать их марши. Беда только в том, что когда эти марши, собственно, проходят, N. отсиживается дома. Что, впрочем, не мешает ему сообщать о решимости защищать свой город от «бандеровской угрозы, калеча майдаунов». Но при первой же малейшей угрозе N. из южного города бежит.

Внимание — вопрос: так чем этот русский патриот отличается от «майданных брехунов», вопящих о патриотизме, но боящихся ехать в Донбасс? Разве что цветом ярлыков и маркерами в лозунгах.

Ибо брехуны везде одинаковы. И об этом тоже — пусть иногда, в перерывах информационной войны — стоит напоминать.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня