Мнения

Зимы не будет

Уроженец Донецка Виталий Лейбин отвечает Морицу Гатманну на его рассказ российским друзьям о войне в Донбассе

  
14270
Зимы не будет

Мориц, спасибо за текст и удивительное понимание в наши дни. Ты, по крайней мере, видишь, что города в Донбассе бомбят, в основном, «силы АТО», что люди в Доме профсоюзов в Одессе не сами себя подожгли и даже то, что украинская и русская культура и социальная ткань очень сильно связаны. Спасибо тебе и за смелую и честную работу в Донбассе. С этой базы можно разговаривать, тем более что твое знание и понимание в твоем тексте, мне кажется, никак не повлияли на выводы и рассуждения — шаблонные и не противоречащие базовым тезисам европейского «общественного мнения», они даже совпадают с ключевой позицией украинской пропаганды. Буду возражать.

Логика возражения:

1. Если говорить с нейтральной позиции миротворца (как журналист и как европеец), то наивно полагать, что гражданский мир может быть результатом сдачи, капитуляции одной из сторон конфликта. И что виновата одна сторона. В мирном урегулировании обычно на компромисс идут обе стороны, а если ты требуешь безусловной капитуляции кого-то одного, то ты не за мир, а за войну до победного конца.

2. Эта ошибка в ключевом тезисе, думаю, является не только следствием симпатий и антипатий, но и того, что ты недооцениваешь «фашизм» нового украинского режима. Тебе, как и нашим киевским друзьям, его легко не заметить, потому что удобно поддаться искушению социального и культурного нацизма самим (недолюди, ватники и москали неспособны к свободе, и их нужно принудить, в лучшем случае — «вылечить», как говорит олигарх Тарута). Сознательно или бессознательно тебе удобно думать, что есть группы людей первого сорта, чей протест и воля к свободе «настоящая» (майдан), другие же люди, с точки зрения политической свободы, — второго сорта, тихо бы сидели дома, если бы не российские диверсанты и пропаганда (Юго-Восток страны). А ведь Бог создал людей равными, и никто не больше других достоин смерти или рабства — в этом же ключевое основание европейской политической культуры.

Разверну, обращаясь к твоему тексту.

«СМИ стравливают»

Ты большую часть текста посвящаешь российским СМИ как тем самым главным агентам ненависти, которые виновны в войне, или, по крайне мере, в твоем непонимании с российскими друзьями. Я всегда критиковал пропагандистские материалы некоторых наших коллег, и уж я точно не являюсь жертвой их агитации, мы сами делаем СМИ, причем свободное, много я знаю сам. Поэтому должен сказать, что ты потерял предмет. Отражение, виртуальная реальность не может быть главной в обсуждении. Если бы ты сам считал «гуманитарные аспекты», то есть то, что украинская армия бьет «Градами» по городам, убивая в том числе и мирных граждан, главной, настоящей реальностью, твой текст был бы лучше. А так получается, что важнее то, что показывает ТВ в Москве, а не то, что гибнут дети в Луганске, как будто «Лайф-ньюз» выдумали эти жертвы. Увы, не выдумали.

Но если уж про СМИ

Да на войне врут все, и наши, и ваши, и тем более украинские. Но давай посмотрим на ключевой элемент редакционной политики, на то, что является первой темой в разных СМИ, то вина именно российской пропаганды выглядит не самой вопиющей. Для российских первая тема — действительно главная — гибель людей в Донбассе, причем коллеги рискуют жизнью, добывая эти кадры, часто в ситуации, где никаких других коллег нет на месте события. А для европейских каналов главное все, что угодно, только не это: какая-то политика, бюрократические изыски прекрасной единой Европы, злой Путин, Палестина, Ирак, европейские жертвы «Боинга». А вот то, что десятки людей в европейской стране гибнут каждый день, это как-то не тема. Не имея доказательств, все (такого единства позиции в российских СМИ нет, у нас некоторые вообще на стороне Киева) западные издания уже назвали виновника крушения самолета, а вот совершенно очевидные, ежедневные убийства в Луганске и Донецке не так интересны. Вообще-то это тоже попахивает нацизмом — одни жизни для вас дорогие, а другие — дешевые. Если бы не «вредные» российские пропагандистские каналы, иронизируя, можно сказать, что конечно, был бы мир, потому что никто бы не узнал, что идет война. Впрочем, европейцы и большинство украинцев и так не знают, они думают, что есть диверсанты Путина, которые что-то там мутят, а про то, что украинская армия воюет с частью своего народа, стреляя по своим городам — не знают.

«Возвращаясь к началу»

Ты про «хороший» майдан. Не заметив, ты повторяешь заигранную пластинку наших киевских друзей — «30 ноября побили детей и т. д. и т. п. …». Какой Янукович? Да, он во многом виноват — и в тупости, и в алчности, и в предательстве. Но тогда власти всего лишь не смогли разогнать демонстрацию, причем в конце — вооруженную, а теперь власти не стесняются бить «Градами» по городам. «Начало», «кто первый начал» никогда не помогают найти выход, зато это помогает разным сторонам всю вину переложить на противника. История майдана может показать, как именно происходит эскалация насилия в условиях распада государственности.

Как распадалась страна

Нам, имеющим опыт распада СССР после демократической революции и видящим повторяющиеся элементы в каждой новой революции в мире, все яснее. Попытаюсь тебе объяснить на примере майдана, почему поддержанные западом «демократические революции» почти всегда приводят к распаду государства и к насилию.

Воспользовавшимся почти фиктивным поводом, всего лишь приостановкой подписания договора об ассоциации, США и ЕС поддержали насильственное свержение избранных властей на Украине, ни разу не осудив насилие одной из сторон противостояния, то есть стимулируя майдан к применению все более опасных средств борьбы с Януковичем.

В результате (1) пришедшие к власти в результате революции группы не получили сильной власти — они уже были врагами своих же офицеров, милиции, то есть неизбежно в непримиримой оппозиции оказались и оружие, и бывшие силовики. (2) Новые власти стали врагами большой части своей же государственной системы, контроль над улицей в городах стал важнее бюрократии и милиции, вакуум власти сделал войну за улицу ключевым ресурсом доминирования. Трагедия в Одессе — жестокий пример захвата власти в важном регионе с помощью создания вооруженного преимущества в уличном жестоком противостоянии. (3) Обнаружив свою слабость, революционное правительство фактически отдало большую часть власти тем, у кого есть ресурсы — денежный, силовой, уличный (Коломойский, и пр…), то есть вместо одного центра силы появилось несколько. (4) Борьба за улицу как борьба за власть и стала механизмом раскручивания насилия (захват зданий и стрелковое оружие уже были «легализованы» майданом, что было немедленно скопировано антимайданом, и дальше новая кровь и новые средства борьбы уже шли по спирали насилия). Монополия на насилие перестала существовать не тогда, когда «пришел Стрелков», а когда пришел ПС, пришла Самооборона, пришел Коломойский и Ляшко-Левочкин, пришли почему-то вооруженные фанаты-ультрасы и пр. (5) Новый режим пришел с идеологией украинского национализма, унитаризма и с антироссийской риторикой, а это в сложной стране, где Россию не считала врагом половина народа, равнозначно сознательной инициации гражданского противостояния. (6) В отличие от 2004−2005 годов не осталось политических средств внутриукраинского политического процесса (тогда конституционная реформа и надежда на реванш на парламентских выборах остановили развитие сепаратизма), половина страны лишилась политического представительства после предательства, распада и разгрома ПР, подавления КПУ, преследования лидеров мнения востока. Если уничтожить политические механизмы решения конфликтов, остаются только силовые. Выборы президента не решили проблему, потому что противники майдана и националистической программы вообще не имели возможности всерьез играть. Собственно, никто не имел шансов, кроме кандидата, одобренного майданом, Западом и олигархами.

Если наши западные партнеры не знали, что делали, то мне придется признать тупость их политики. Но я думаю, что знали — слишком много уже было в мире «демократических революций», закончившихся кровью и распадом. Знали, что раскалывают и повергают в хаос огромную страну, зная, что это будет проблемой прежде всего не для ЕС и США, а для России, которая, как ты знаешь, связана с Украиной так, что не вмешаться не могла. Сотни тысяч беженцев (а в случае дальнейшего распада будут миллионы) не в Германии, а в России. Гражданский конфликт на Украине не может не быть проблемой России, не из-за мифических «имперских комплексов», а просто из-за того, что изолировать Украину от России невозможно, даже если захотеть. То есть можно, если довести этническую чистку до логического завершения, то есть если власти Украины реализуют свою нацистскую программу, создав монолитное националистическое государство, ненавидящее Россию и всякое разнообразие и свободомыслие. А это недопустимо не только для Кремля, но и, скажем, для меня, московского «донецкого», для масс людей, любящих и Украину, и Россию.

«Объясняли им на русском языке, что они не фашисты»

Ну, Мориц, ты кого считаешь тупыми? Порошенко говорил, что не будет убивать мирных граждан, когда возобновлял «АТО». И что, ты ему веришь? Политика проверяется делами. А дела, факты таковы:

— К власти пришли люди с помощью насилия и под националистическими лозунгами, для них враги — не только политические силы (пророссийские, левые), а целый народ и культурные группы — москали, ватники, колорады и пр. И они почувствовали эффективность насилия — получили власть благодаря этому.

— В их знамени и символике украинский национализм эпохи сотрудничества с немецким нацизмом (и потом — с западными антисоветскими группами и общинами). Тебе это может нравиться (извини, подкалываю), но большей части Украины — нет. Попытка победить «сепаратизм» в Мариуполе пришлась на 9 мая, причем стреляли и в праздничных демонстрантов. Либо они хотели вызвать гнев тех, для кого память о Войне — не пустой звук, либо они глухи к этим символам. От правительства никаких извинений и признаний преступления не последовало, они воспользовались этим для получения контроля над Мариуполем в будущем. 9 мая этого года во всей Украине — как раз попытка власти намеренно отказаться от почитания святой для многих памяти.

— Они ради власти массово убивают. Причем, смерть «ватников» не вызывает горя и раскаяния ни тогда, ни сейчас. За Одессу правящие силы не извинились, не отказались от плодов победы (власти на месте, полученной Коломойским в результате бойни), не осуществили объективного расследования, не наказали виновных, зато наказали «сепаратистов», то есть пострадавших. Как, впрочем, арестовали сотни активистов в Харькове после того, как двоих застрелили люди из «Патриотов», которые потом пошли воевать в «Азов». Где еще в Европе столько политических заключенных, как сейчас на Украине?

Все это до всякого Стрелкова: насилие в Донбассе, первые смерти в результате войны произошли, когда на Пасху неизвестные (предположительно майдановские диверсионные группы) расстреляли блокпост в Славянске, мирных людей у Андреевки, а потом отделение милиции в Мариуполе 9 мая («Азов» и другие), двоих безоружных в Красноармейске 11 мая (у Коломойского опровергали, что они, но власть в городе опять же не отдали)…

Ты полагаешь, что все это слабый повод для гнева, что люди зря гневались и не имели повода выйти на референдум 11 мая, против которого, кстати, официальный Кремль официально возражал?

Как описать политику ненависти и культурной и физической «переделки» массы людей, использующую прямое насилие как метод утверждения власти одной нации? Может быть, нацизм?

«Закон о статусе русского языка…»

Ты считаешь, что повода для ненависти к новой власти у юго-востока не было. Типа — мелочь, казус. Ты опять ведешься на казуистику и не видишь содержания проблемы. Для того чтобы попытаться сохранить страну, революционной власти требовалось хотя бы на время отказаться от упоения властью и деклараций националистической программы. Закон о региональных языках был вялой попыткой режима Януковича выполнить обещания перед большей частью страны. Чуть ли не единственной попыткой. И вот это-то и было отменено демонстративно. Поняв ошибку (в том числе западные советники разумно советуют хоть как-то маскировать националистические демарши и марши), Турчинов попытался вяло (на бумаге, без политических гарантий, тихонько, чтобы нациков не расстроить) откатить, не подписать.

Но для доказательства своего не-национализма от революционной власти требовалось в этой ситуации большее, потому что любой сигнал после майдана подтверждал опасения миллионов людей — гарантированные (а не обещанные) права регионов, русского языка, включение в правительство кого-то из представителей востока, невраждебность к России (хотя бы на словах), гарантии безопасности иным политическим силам и пр.

Народ не тупой, и он знает, как выглядит политика украинизации по опыту 23 лет независимости и особенно по годам Ющенко. Дело не в букве закона, а в политическом жесте. Почти все плохое уже произошло — школьники на востоке страны в большинстве своем благодаря культурной политике уже не умеют грамотно писать по-русски и еще не умеют правильно говорить по-украински, они вообще без языка и культуры. И это катастрофа, только семейная память позволяет сохранять какое-то человеческое достоинство.

Тупые нацики от несколько более умных украинизаторов отличаются лишь сроками реализации программы. Оголтелые считают, что все русское нужно уничтожить прямо сейчас, а те, кто поумнее, готовы ждать пока вымрут последние «совки», а уже их дети будут говорить по-украински и думать по-бандеровски.

Миллионы в странах бывшего СССР считают его распад бедой и мирились с этим только пока сохранялись прозрачные границы, культурное единство, права людей на свой уклад и культуру, право быть собой. Именно это революционная власть (и их западные патроны, добивающие остатки СССР в логике продолжения холодной войны) и не хочет гарантировать. Мирное разделение СССР (там, где оно было мирным) было возможно, пока существовали механизмы смягчения распада (СНГ, прозрачные границы, надежда на какие-то формы интеграции). Но украинские и западные политики посчитали, что после 23 лет агитации за украинскую нацию это уже не актуально. Ошибка анализа? Или уже решили окончательно добить остатки СССР, невзирая на любую кровь? С моей точки зрения — второе. Проект европейской Украины теоретически не противоречит прозрачным границам с Россией, а вот проект националистической, антироссийской Украины — противоречит не только границам, но и существованию Украины. Ставка была сделана на второе. А это — ставка на насилие, этнические чистки, кровь.

Это сложно выглядит в аналитическом языке, но в народном политическом языке на Украине это обсуждено с 2004 года, и население на Востоке безошибочно интерпретирует происходящее. Или, если ты считаешь, что это ошибочная интерпретация, то все равно, если ты не хочешь крови, не надо злить народ.

«Эту войну начали группы вооруженных людей под руководством гражданина России Стрелкова»

Неправда, смотри выше. Одесса, Мариуполь, танковый поход на Славянск 2−5 июня — это не Стрелков, а «хунта». Захваты административных зданий первого этапа протеста не принесли жертв, милиция и население тогда в большинстве были не против «захватчиков», вооруженная улица и захваты зданий — это правила игры и уровень насилия, заданный уже майданом. Россия виновата лишь в том, что присоединением Крыма продемонстрировала Донбассу путь, цели протеста, если бы население знало, что придется умирать под бомбежками, то не поддержало бы так энергично «пророссийские силы».

Сейчас уже достаточно понятно, что мирное начало протеста в Донецке было поддержано «семейными» олигархами, потом уже присоединились несистемные силы, потом возникли вооруженные группы в Славянске и Луганске, потом, видимо, уже пошла и российская помощь. Но смотри выше — нельзя поддержать то, что не имеет социальной почвы и политической причины, а в этом случае социальная почва протеста была богатой.

Мы же с тобой в Славянске как раз выясняли происхождение тамошней группы, Стрелков бы ничего не смог, если бы местные православные товарищи и менты, вернувшиеся с майдана и рассказавшие про фашистов с «коктейлями Молотова» и стрелковым оружием, не решили бы воевать с оружием в руках. Помнишь, как все искали российских ГРУшников? То Бабая записали в кадровые военные, потом покойного Ромашку, который любил хвастаться, что российский офицер, теперь все на Стрелкова, валят, который тоже, видимо, относительно самостоятельный чувак и уж точно не кадровый военный. Ты же видел энтузиазм и местную фактуру протеста, почему же ты думаешь, что без России бы ничего не было?

А что до гражданства протестующих, то и с той стороны, в том числе в «Азове» есть и российские граждане, неонацисты, не только шведы. Я не говорю, что Россия не причем, очень даже причем, я полагаю, есть и советники, и вооружение. Как, впрочем, и на той стороне есть вооружение из стран Восточной Европы и советники. Это гражданская война, которая спровоцирована и поддерживается внешними силами. Поэтому и мирный исход возможен при прекращении внешнего противостояния — внешние силы должны договориться и принудить к миру своих агентов на месте, Запад своих, Россия — своих.

«Ситуация очень отличается от того же сектора Газа»

Это вообще уже цинично, по-моему. В Газе при последних обстрелах погибли сотни людей. Ужас. Но в Донбассе уже по самым консервативным (официальным) оценкам — тысячи. Там было перемирие и переговоры чуть не каждый день при посредничестве всех сил. Здесь запад подталкивает армию и дальше убивать своих граждан, поддерживая одну сторону конфликта.

И твой тезис о том, что российские каналы преувеличивают разрушения в Славянске (кстати, не маленькие, особенно если иметь в виду разрушенную Семеновку, рухнувшие пятиэтажки в Николаевке и пр.) — какая-то ерунда. Уже бомбят и большие города, Луганск — это катастрофа, Донецк уже близок к тому, падали бомбы уже и на бульваре Пушкина, помнишь, мы там пиво пили? Ты как будто хочешь сказать, что ну ничего, пусть побомбят, убивают по десятку мирных жителей в день, мол, не обращайте внимания, зато будет мир. Очень странная логика. И это в стране, где после распада СССР и до этой евро-зимы вообще не было гражданского конфликта с жертвами.

Про разные картины мира и про то, как их учитывать

1. Запад. У вас считают, что все дело в том, что Россия предприняла агрессию в отношении Украины в Крыму прямо и в Донбассе более-менее опосредованно. И что разрешение конфликта в том, чтобы принудить Кремль к прекращению помощи ополчению. В этом есть какая-то логика: Крым и вправду присоединен, помощь ополчению и вправду есть. Но есть и минусы этого представления: (1) в этой картине мира можно игнорировать самое главное — массовые убийства граждан «силами АТО»; (2) в этой картине мира не существует сложности Украины, ее граждан, которые имеют право на разные представления о мире и свободе; (3) это представление мешает заметить, что капитуляция Кремля будет означать разрушение действующего режима в России, а возможно и самой страны, то есть является неприемлемой ни в каких условиях и ни при каких санкциях.

2. Россия. У нас считают, что США при участии ЕС сознательно разрушили режим на Украине, спровоцировали гражданский конфликт, привели к власти откровенно антироссийский, марионеточный (прямо подчиненный Вашингтону) и крайне националистический режим. Цель — провокации с флотом в Крыму, против русского и пророссийского населения, что вынудило Россию вмешаться, потратить материальные ресурсы и уже стоит многих жизней русского и пророссйиского населения. И сейчас происходит подпитка войны в Донбассе советниками, оружием. И что прекращение перемирия было прямо продиктовано Порошенко из США. И что конечная цель всего это — дестабилизация России, выведение ее из большой игры на мировой арене, окончательное завершение холодной войны путем добивания России и Украины (Украина Западу нужна как место сражения с Россией, и что ее надолго погружают в хаос, масштабной помощи и тем более вступления в ЕС не будет). Минусы можешь дописать сам.

В чем выход?

Если исходить из интересов Европы, то необходимо отстранение от «мании войны» США и мании преследования России, сосредоточиться на судьбе Украины как таковой, на принуждении сторон к перемирию, переход к политическому к урегулированию на основе компромиссов сил внутри Украины и дальнейшем восстановлении Украины. Причем, если ЕС не готов предложить для Украины что-то вроде масштабного «плана Маршала», как мечтают в Киеве, надо честно об этом сказать, то есть признать, что без партнерства и хороших отношений с Россией украинская экономика и политика невозможны. То есть отказаться от проекта закрытой на Восток националистической Украины.

Логически есть только такие сценарии единой Украины:

1. Единая Европа от Лиссабона до Владивостока (как проект для начала), что снимает противоречия между разными людьми и силами на Украине, поскольку сохраняется дружба и с Россией, и с Европой

2. Дальнейшая политика отложенных решений, «многовекторность» (уже не состоялась, закончилась майданом), но можно попытаться еще немного ее имитировать. Оба варианта всегда лоббировала Россия

3. Этническая чистка (вытеснение или убийство) всех русских или пророссийских, и вообще не «бандеровцев», нацистский сценарий.

Если наши западные партнеры и друзья выбирают его, то хотелось бы, чтобы они понимали, что выбирают. Тогда это продолжение не Холодной войны, а Второй Мировой.

В остальных случаях надо иметь в виду сценарии (хотелось бы максимально мирного и постепенного) развода.

Виталий Лейбин

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня