Мнения

Сопротивление «материала»

Об истинных целях сил, развязавших войну на Юго-Востоке Украины

  
12773
Сопротивление «материала»

В начале сентября у пишущих на тему гражданской войны на Юго-Востоке Украины появилось чувство, близкое к эйфории. Причиной тому стали первые существенные успехи армии ополченцев в ходе боевых действий. Эти успехи не могут не радовать. Несмотря на численное большинство в живой силе и преимущество во всех видах вооружения, которое эшелонами гонит в Донбасс агрессор, народная армия не только выстояла, нанеся противнику серьёзный урон, но впервые за летнюю кампанию провела несколько успешных наступательных операций. За период от 25 августа до 5 сентября, по сводкам ополченцев, Киев потерял сотни единиц танков, БТР, установок залпового огня, артиллерийских орудий, миномётов, а счёт убитым и раненым идёт на тысячи. Дискурс переполнился кричащими победными реляциями о «военном переломе», а горячие головы заговорили уже о «походе на Киев», о чём донбасские остряки заметили, что язык, действительно, может довести до Киева, если думать не головой, а ногами.

Это в шутку, а если серьёзно, то с оптимистическими прогнозами мы несколько поспешили. Соглашение в Минске о прекращении огня оказалось не более чем ловким политическим ходом, необходимым для передислокации войск и подготовки новой фазы военной операции. Помимо того, терпящим поражение украинским войскам необходима была передышка, чтобы привести в порядок «моральный дух» бегущих с поля боя солдат, провести рокировки в группе кадровых офицеров, подтянуть тылы и многое другое. Война есть война. В ней все средства хороши — коварство, ложь и суконная дипломатия с дымовой завесой дежурных фраз, чтобы ввести противника в заблуждение, — словом, что угодно, лишь бы достигнуть конечной цели. И если для этого нужно обмануть не только Кремль, но и весь мир, то и это приемлемо для «резиновой» философии войны. Можно, конечно, посетовать на действия «самостийных» военных групп, воюющих на той и другой стороне конфликта. Они никому не подчиняются, действуют по своему уму-разумению, и сами решают, когда им начинать или прекращать огонь. Но тогда возникает вопрос, зачем нужны переговоры, условия которых всё равно не будут выполняться? Ведь об этом знали все, в том числе и Кремль, точнее, та его часть, которая в противовес «партии слива» ратует за гумпомощь и переговоры в качестве единственно возможного способа примирить стороны конфликта. Другого способа у нас (надеюсь, что пока) нет. И дело не в том, что об этом бесконечно говорят старушка Меркель и сотни других «телевизионных голов». Дело в том, что Россия попала под прицел мирового официоза, равно как и мировой закулисы, в полном одиночестве. Стоит только нашим танкам оказаться на территории Донбасса, Запад по первому свистку вашингтонских «ястребов» сформирует антирусскую коалицию и начнёт еще более жёсткое давление по всему спектру межгосударственных отношений. Это не будет войной — нет. Война с Россией, во всяком случае, на нынешнем этапе, никому не нужна. Но это не будет и мандариновыми корками так называемых экономических санкций. Создав коалицию и повесив на неё официальный ярлык, Вашингтон начнёт полномасштабную экономическую войну, ослабляя без того ослабленный потенциал страны, которая двадцать последних лет исполняла роль сырьевого придатка Запада и Штатов. То есть Вашингтон и «коалиция» будут делать всё, чтобы соотношения сил изменились так, чтобы ни о каком сопротивление не было и речи. Как в шахматах, когда партия сдаётся задолго до того, как королю объявляется мат.

С этой целью будет увеличено присутствие военных кораблей в Черном Море, наращиваться бюджет стран НАТО, в разы больше финансовых средств, оружия и бронетехники будут направляться для украинской армии. Что ещё они придумают, остаётся только гадать. Ясно одно — просто так, оставив без присмотра около 30 процентов мировых запасов минеральных и углеводородных ресурсов, они не уйдут. Упорный в достижении цели, Вашингтон готов потратить годы, обеспечить финансирование любой авантюры — лишь бы вернуть Россию в стойло. В приснопамятные девяностые годы она тем и была хороша, что по «советам» Белого Дома и по воле нашей компрадорской буржуазии катилась вниз, продавая за бесценок свои активы.

Одно отступление. Для идеологии постмодерна, который исповедует Запад, мы можем быть интересны только в таком виде — богатая ресурсами территория, заселённая «туземцами», живущими по их указке. В будущем эту страну, с точки зрения ортодоксальных идеологов постмодерна, можно будет переформатировать в подобие конфедерации под бдительным протекторатом, и эксплуатировать живущий здесь «недоброкачественный человеческий материал» по канонам классического неоколониализма.

«При этом цена этого «материала», — писал в книге «Правда железного занавеса» Александр Панарин, — оценивается несравненно ниже цены сырьевых и энергетических ресурсов планеты, которые более развитые страны использовали бы значительно более рачительно и эффективно, если бы им не мешал такой архаичный принцип, как национальный суверенитет и ценности национального развития («Алгоритм», М., 2006, стр. 182).

Похоже, здесь и вышла заминка. Оказывается, Россия, по-прежнему, отличается жизнестойкостью, питающейся национальной идеей, «национальным суверенитетом и ценностями национального развития», несмотря на антинациональную, оголтелую русофобию, почти четверть века насаждавшуюся в наши головы средствами массовой информации. Вопреки лживой пропаганде извне, а больше изнутри, русский человек всё-таки сохранил свой идентификационный код с идеалами справедливости, христианской морали и духа общины. Да и вряд ли за какие-то два десятка лет можно разрушить то, что формировалось больше тысячелетия.

По сигналу русского национального кода неожиданно для гуттаперчевого Евросоюза начался тот самый «русский бунт» против однополярного мира — бунт «не бессмысленный», нет, но не до конца обдуманный и неподготовленный, чтобы оперативно, а, главное, адекватно ответить на новые вызовы изменившейся в связи с этим кривой истории. Но что было делать, если обстоятельства требовали действий, и действия эти совершались в условиях конфронтации с Соединенными Штатами — крупнейшей империей лжи со времён Ромула и Рема? Для них ложь — это установившийся образ жизни, их религия и политика. За многие века ложь именно на этой части суши сформировала свою антицивилизацию. В Соединенных Штатах впитывают ее с молоком матери и гордо шествуют по жизни, неся во все страны мира разруху, смерть и всё ту же ложь, которой они служат, как языческому божеству. Мы другие. И богу мы молимся другому. Для нас ложь — это грех, а правда и прозрачность в партнерских отношениях не пустые звуки.

Вот пример. Только сейчас становится ясно, что Крым был наживкой, которую мы с лёгкостью заглотнули, не сознавая, что последует дальше. Только сейчас стало ясно, что всё это время мы играли не белыми, а чёрными. Если говорить на том же языке шахмат, обретя фигуру, мы потеряли темп, который Вашингтон использовал для идентификации факта с последующим воплощением новых жёстких завязок. О Крыме на удивление быстро забыли, и на фоне общенациональной истерии, связанной с «собиранием Русского Мира», Запад сделал еще два предложения в качестве свежих наживок — Донбасс и Луганск. Если кто-то должен начать войну, решили в Белом Доме, то это должны быть русские — только так мы можем настроить против них мир. В Кремле просекли провокацию, и не бросились с головой в омут. Решили ограничиться гуманитарной помощью, дипломатическими и околодипломатическими переговорами, которые всё-таки принесли ополченцам ЛНР и ДНР первые ощутимые успехи.

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня